Больничная история (инфантилизм).

Страница: 11 из 27

по-любому обнаружат, что у меня грязные трусы — даже если я схожу на горшок. Кому-то из них ведь придется вытирать мне после горшка попу. «И почему я терпел до последнего?» — в отчаянии подумал я. Разумеется теперь было все равно — сходить на горшок или сделать все под себя. Я густо покраснел и, окончательно сдавшись, громко наложил в трусы приличную кучу.

 — Ты что обкакался? — обернулась на меня Оксана.

 — Ага, очень подозрительно пахнет, — улыбнулась Катя, — И штаны сзади отвисли.

Быстро подойдя ко мне, Оксана заглянула мне за спину и пощупала попу.

 — Ничего себе наложил кучу! — сообщила она уставившимся на меня мамам.

Я растерянно стоял перед медсестрой с пунцовым от стыда лицом.

 — Ты почему обкакался? — набросилась на меня Оксана, — Что молчишь? Почему ты не сходил на горшок, когда тебя об этом просили? Терпел до последнего, пока не наложил кучу в штанишки!

Ко мне быстро подошла Маша.

 — Смотри, Машка, как обкакался, — показала на мою попу Оксана.

 — Ай-яй-яй, — неодобрительно покачала головой Маша, — Малышам еще простительно, но от такого большого я этого никак не ожидала.

 — От него всего можно ожидать, — язвительным тоном заявила Оксана, — Ты, Дима, и дома так какаешь в штанишки? Ох, не завидую я твоей маме.

Оксана отчитывала меня еще пару минут. Слушая ее обидные слова, я еле сдерживался, чтобы не зареветь.

 — Нам без тебя с малышами забот хватает, — заявила медсестра напоследок, — Их, кстати, мамы после грязных штанишек подмывают, а твою попу сейчас мне мыть придется.

Оксана сходила к пеленальному столу и вернулась оттуда с тонкой резиновой перчаткой. Я с опаской наблюдал, как она натягивает ее на правую руку, гадая, что затеяла медсестра.

 — Что неприятно стоять с кучей в штанишках? — усмехнулась Оксана, скользнув рукой мне между ног, — Давай ее немножко помесим.

Медсестра принялась месить кучу у меня в трусах. Я поежился, чувствуя, как теплая масса противно перемещается у меня между ног. Ощущение было таким неприятным, что я не выдержал и громко заревел.

 — Ты у меня эти грязные штаны надолго запомнишь, — улыбнулась Оксана, продолжая месить мою кучу.

Я зашелся плачем и, повинуясь второму нестерпимому позыву, пустил в трусы сильную струю.

 — Смотри, Оксан, он еще и описался, — с улыбкой сказала Маша.

 — Думаешь, мне отсюда не видно? — усмехнулась Оксана.

 — Точно, вовсю мочит штаны, — улыбнулась Марина, — Ай-яй-яй, как не стыдно!

 — Как будто обкакаться было мало, — проворчала Оксана, — Маш, можешь принести мне клеенку? А то уже начало капать на пол.

Маша сбегала за клеенкой, которой Оксана тут же быстро обернула меня между ног.

 — А как покраснел, — усмехнулась Катя.

 — Правильно, — сказала Оксана, — Еще как должно быть стыдно! Только посмотри на себя, Дима. Обкакался, как годовалый. Не говоря уже, какой спереди мокрый. Теперь я понимаю, почему тебя к нам перевели.

Я продолжал тихонько всхлипывать, не зная, куда деться от стыда.

 — Ну что, залезай вон на тот пеленальный стол, — показала мне Оксана, — Сейчас буду тебя подмывать. Давай так, Машка. Сейчас я им займусь, а в следующий раз ты. Подобные обязанности надо чередовать.

 — Хорошо, — кивнула Маша, — Только надеюсь, что «следующего раза» у Димы не будет.

Оксана приставила к среднему пеленальному столу стул и я неуклюже залез наверх — двигаться с кучей в трусах было очень неудобно.

 — Давай снимем штанишки, — сказала Оксана, потянув за мои трико.

Вслед за трико медсестра осторожно сняла с меня обкаканные трусы.

 — Какой грязный, — покачала головой стоящая у соседнего пеленального стола Оля.

 — Просто ужас, — сказала Марина, поближе подойдя к моему столу, — Даже у моего шестимесячного никогда такой грязной попы не было.

 — У моего Миши и грязнее бывает, — усмехнулась Аня, пристально рассматривая меня между ног, — Помните, что он позавчера устроил?

Стоя без трусов и слушая, как мамы сравнивают меня со своими малышами, я не знал, куда деться от смущения.

 — Быстро убрал оттуда руки! — прикрикнула на меня Оксана и, не дожидаясь моей реакции, сама насильно развела мне ладони, которыми я прикрылся между ног, — В штаны в семь лет какать мы не стесняемся, а постоять с голой попой не можем.

 — Дима такой стеснительный, — улыбнулась Вика, — Постоянно от всех прикрывается.

 — Решила раздеть догола? — поинтересовалась Маша у Оксаны, когда та сняла с меня через голову майку.

 — Так он эту майку тоже умудрился замочить, — недовольно поморщилась Оксана, — Смотри, какая внизу мокрая.

 — Ничего себе, — усмехнулась Маша, — Как же ты, Дима, так описался? Давно уже ничего подобного не видела. Даже у малышей.

 — У этого, уверена, такое каждый день повторяется. И не по разу, — проворчала Оксана и ушла в ванную.

Вернувшись к столу, медсестра принесла миску с водой, в которой плавали три небольших тряпочки. Оксана осторожно поставила миску на стол и вынула из ящика кафельное полотенце, белую пластмассовую мыльницу и голубой тюбик. «Детский крем» — догадался я и густо покраснел от мысли, что меня сейчас будут подмывать, как малыша.

 — Это ж надо было так обкакаться, — вздохнула Оксана, принявшись вытирать мне попу холодным мокрым полотенцем.

Я недоумевал, почему Оксана подмывает меня холодной водой. Дневные медсестры всегда вытирали мне попу теплой тряпочкой.

 — Ложись на спинку, — приказала мне Оксана, — Вот сюда, на пеленку.

Осторожно уложив меня ровно посередине стола, медсестра вынула из воды тряпочку и полминуты тщательно ее намыливала.

 — А теперь поднимаем ножки вверх! — сказала Оксана и до отказа задрала мне ноги.

Последовавшее за этим прикосновение холодной тряпочки заставило меня поежиться.

 — Не знаю, как вы, — обратилась Оксана к обступившим стол мамам, — Но я описавшихся и обкакавшихся малышей всегда подмываю холодной водой.

 — Так вот как медсестры в этой больнице наказывают за грязные штанишки, — улыбнулась Оля, — Холодным подмыванием.

 — Ну что? — с насмешливой улыбкой посмотрела на меня Оксана, скользя намыленной тряпочкой между моих половинок, — Не стыдно, что тебя в семь лет подмывают, как малыша?

Я испуганно вздрогнул, почувствовав, как тряпочка углубилась в мою чувствительную дырочку. Лежа перед медсестрой с задранными ногами, я чувствовал себя полностью беззащитным.

 — Хорошенечко везде помоем, — сказала Оксана, принявшись намыливать мне мошонку.

Я поежился от неприятной щекотки, отметив, как еле заметно улыбнулась медсестра — моя реакция на прикосновения холодной намыленной тряпочки ее явно забавляла.

 — Как у тебя тут грязно, — сказала Оксана и еще раз провела мне тряпочкой по яичкам.

Было так щекотно, что я начал покрываться гусиной кожей.

 — У моего тоже обычно в этом месте так грязно после того, как ходит по-большому, — заметила Марина.

 — За яичками? — уточнила Оля, — У всех мальчишек там самое грязное место.

Я недовольно посмотрел на мам — разумеется все с интересом наблюдали, как медсестра меня подмывает.

 — Кажется везде намылила, — сказала ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх