Больничная история (инфантилизм).

Страница: 16 из 27

— Уговорами собираешься с Диминым упрямством бороться?

 — Уговорами уже пыталась, — усмехнулась Света, — А сейчас попробуем более эффективный способ. Если ребенок вот так напрягается, его достаточно просто пощекотать, чтоб расслабился.

Света принялась щекотать мои пятки, заставив меня извиваться на столе.

 — И что, прямо тут, на столе начнет писать? — спросила Таня, — Вот так лёжа на спинке?

 — Ага, — кивнула Светы, — Зачем я, по-твоему, взяла горшок и подложила ему под попу марлю? Сейчас быстренько пустит струйку.

 — Ну-ну, — скептически пожала плечами Таня.

 — Ох как мы сейчас пописаем, — ласково обратилась ко мне Света, — Только давай сначала поднимем ножки, чтобы ты их не забрызгал.

Света резким рывком до отказа задрала мне голые ноги.

 — Можешь его так подержать, чтоб у меня обе руки были свободны? — попросила она Таню, — Хочу кое-что еще тебе показать.

Дождавшись, когда Таня возьмет мои ноги, Света с хитрой ухмылкой окунула указательный палец в стоящую на столе баночку с вазелином и бесцеремонно сунула его мне в попу.

 — Даже испугаться не успел, — улыбнулась она, ворочая пальцем у меня в попе, словно что-то там нащупывая.

Неожиданно позыв писать стал таким острым, что я чуть не пустил струйку. Судя по хитрой Светиной улыбке, она прекрасно знала, что со мной происходит.

 — Продолжаем массировать животик, — пояснила Света, снова принявшись давить мне на низ живота.

 — А зачем палец в попу вставила? — поинтересовалась Таня.

 — Стимулирую сфинктер мочевого пузыря, — объяснила Света.

 — Как? — удивилась Таня.

 — Через простату, — пояснила Света, — Этот сфинктер как раз за ней находится. Мы мужскую анатомию всего месяц назад проходили. Неужели все забыла?

 — Ну ты, Светка, даешь, — покачала головой Таня, в голосе которой слышалось неодобрение, — Делать семилетнему мальчишке массаж простаты. Смотри, у него уже писюн начал вставать.

 — Чего ты так за Димин писюнчик испугалась? — засмеялась Света, — У маленьких мальчиков это означает только одно — что ребенок вот-вот пописает. А не то, что ты подумала.

Все дружно засмеялись.

 — Теперь, когда зашевелился писюнчик, совсем чуть-чуть осталось, — сказала Света, отсмеявшись, — Продолжаем массировать живот и стимулировать указательным пальцем сфинктер мочевого пузыря. А поскольку остальные пальцы у меня свободны, можно легонечко пощекотать мошонку — вот так.

Света принялась нестерпимо щекотно перебирать пальцами у меня за яичками.

 — Щекотка мешает ему нарпягаться и терпеть позыв, — пояснила она, — Ну что, Дима, пустишь для нас струйку? Пись-пись-пись...

Холодные чужие пальцы снова прошлись по моей мошонке, заставив меня задрыгать ногами от мучительно острой щекотки. С обидой осознав, что медсестра все равно добьется своего, я сдался и начал писать.

 — Вот видите, как все просто, — усмехнулась Света, быстро вынув палец у меня из попы, — Только давай направим струйку вот сюда, на марлечку.

Продолжая вовсю писать, я почувствовал, как медсестра приподняла мне письку. Хотелось провалиться под землю от стыда.

 — А теперь подставим под струйку горшок, — сказала Света, придвинув к моей попе детский горшок.

 — Ничего себе пустил фонтан, — улыбнулась Вика.

 — Мой в полтора года еще выше писает, — заметила Аня.

 — Может устроить между ними соревнование? — со смехом предложила Марина, — Кто выше пустит струйку.

Взрослые снова расхохотались.

 — Что, Дима, нравится пускать фонтанчик, лёжа на пеленальном столе? — насмешливым тоном обратилась ко мне Вика, — Правда интереснее, чем в горшок?

Я обиженно поджал губы и, собрав все силы, остановил струйку.

 — Чего остановился? — недовольно посмотрела на меня Света, — Давай писай!

Света легонько потрогала мне яички — этого было достатчоно, чтобы я, задрыгав от нестерпимой щекотки ногами, снова пустил струю.

 — Ловко ты с ним, — улыбнулась Таня.

 — Мой тоже иногда так делает, когда писает в горшок, — сказала Вика, — Остановится на пару секунд и снова пускает струйку.

Вынужденный слушать, как все со смехом обсуждают мою струйку, я не знал куда деться от стыда.

 — Какой хороший прием, — сказала Вика.

 — Ага, — согласилась Марина, — Надо будет взять на вооружение.

 — А можно обойтись без сования пальца в попу? — брезгливо поморщилась Аня.

 — В принципе можно, — ответила Света, — Обычно бывает достаточно массажа и щекотки. А если видно, что сильно хочет по-маленькому, но терпит, даже массаж делать не надо. Просто легонько пощекотать, чтобы расслабился и пустил струйку.

 — А как лучше щекотать? — спросила Марина, — Как ты, между ножек?

 — Не знаете, где у мальчиков самое щекотное место? — засмеялась Света и вслед за ней остальные взрослые.

Несколько раз встряхнув мою письку, Света вытянула из-под меня мокрую марлю.

 — Можешь опускать ему ноги, — сказала она Тане, отодвинув детский горшок в сторону.

Я с нетерпением ждал, когда мне дадут трико с трусами. Или одна из медсестер оденет их мне, как малышу, раз им так нравится постоянно меня раздевать и одевать. Но Света, сняв меня со стола, тут же забрала всю мою одежду — включая ту, что лежала в тумбочке.

 — Походишь до обеда с голой попой, — улыбнулась медсестра, — В наказание за упрямство. Отдам штанишки только после того, как сходишь в следующий раз на горшок.

Услышав сдержанное хихиканье молодых мам, я густо покраснел.

 — Правильно, — поддержала Свету Таня, — Не одевай штанов, пока не сходит в нашем присутствии на горшок.

 — Ага, пусть походит с голой попой, — улыбнулась Вика, — Может это отучит его стесняться. А то так от всех прикрывается.

 — Конечно надо отучать стесняться, — согласилась Марина, — Раз в палате для малышей, пусть привыкает все делать, как они. Ясельные дети не стесняются взрослых. И вообще что это такое — стесняться в больнице врачей и медсестер!

Я обиженно вздохнул и подошел к своей кровати, собираясь залезть под одеяло, но Света его тоже забрала.

 — Какой хитрый, — засмеялась она, — Я тебе сказала ходить с голой попой, а не прятаться под одеялом.

Час без трусов показался мне вечностью. Как назло, в палату постоянно заходили посторонние люди: незнакомые медсестры с врачами, подруги и сослуживцы мам и т. д. Увидев меня, все начинали насмешливо улыбаться и выяснять, как я попал в палату для малышей. Разумеется пятеро молодых мам тут же вспоминали все мои конфузы. В открытую никто надо мной не смеялся — просто тихонько хихикали, периодически бросая на меня любопытные взгляды. Вынужденный слушать охи и ахи по поводу моих мокрых штанишек, я не знал, куда деться от стыда. Наконец, минут через 10 после обеда, медсестры разрешили мне лечь в постель и накрыться одеялом.

Дневной сон обошелся без происшествий.

 — Вставай! — бросила мне Таня, опустив решетку детской кроватки.

Я проснулся сухим, но все равно стеснялся вылезать из-под одеяла, потому что по-прежнему был без трусов.

 — Не слышал, что я тебе сказала? — повысила голос Таня и, подойдя к моей кровати, сдернула с меня одеяло....  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх