Больничная история (инфантилизм).

Страница: 19 из 27

без нас с Таней? — поинтересовалась зашедшая в палату Света.

 — Потихоньку справляемся, — ответила Оля.

 — Часто у вас такие собрания? — спросила Марина, в голосе которой сквозило явное недовольство.

 — И не спрашивайте, — махнула рукой Света.

Медсестра подошла поближе и принялась изучать содержимое стоящих в ряд детских горшков.

 — Заставили малышей сходить по-большому? — с улыбкой спросила она, — Всех, кроме Марининого шестимесячного?

 — И Димы, — добавила Катя, — Минут пятнадцать уже на горшке сидит и никаких результатов.

 — Ты почему до сих пор не покакал? — накинулась на меня Света, — Забыл, для чего нужен горшок?

Медсестра присела передо мной на корточки и, бесцеремонно раздвинув мне ноги, заглянула в горшок.

 — Даже не пописал! — возмущенно сказала она.

Света сходила в подсобную комнату и, вернувшись, с хитрым видом продемонстрировала мамам обернутую фольгой продолговатую таблетку.

 — Ничего по-хорошему делать не хочешь, — проворчала она, поднимая меня с горшка.

Я с опаской косился на загадочную таблетку, догадываясь, что Света затеяла какую-то неприятную процедуру.

 — Нагибайся! — приказала медсестра, — Сейчас поставлю тебе свечку и покакаешь, как миленький.

Удивленно посмотрев на Свету, я неожиданно догадался о назначении «таблетки», а главное, месте, куда медсестра собиралась мне ее засунуть.

 — Не хочу-у! — громко заревел я, дернувшись изо всех сил в тщетной попытке вырвать свою руку из ладони медсестры.

 — Наверно лучше лежа, — решила Света и потащила меня за руку к моей кровати.

Насильно повалив меня на кровать, медсестра тут же до отказа задрала мне ноги.

 — Можете его подержать? — попросила Света стоящую рядом Олю, — А то так ерзает и вырывается.

 — Хорошо, — кивнула Оля и, взяв у Светы мои ноги, зажала их так, что я вообще не мог пошевелиться.

 — Задерите ноги еще выше, — попросила Света, — Ага, вот так. Чтобы полностью открыл попу.

Я не удержался и пукнул, вызвав Настино хихиканье. 15-летняя девочка разумеется стояла рядом с моей кроватью и во все глаза наблюдала за процедурой.

 — Так напрягся, — заметила она.

 — Ничего, сейчас я заставлю его расслабиться, — усмехнулась Света.

Неожиданно почувствовав, как чужие пальцы трогают мне яички, я отчаянно задрыгал от щекотки ногами и в следующую секунду мне в попу быстро скользнул посторонний предмет. «Та самая свечка» — догадался я и еще громче заревел от своей беспомощности. Было ужасно обидно, что медсестры в этой палате делали со мной, что хотели.

 — Вставай, — сказала Света, махнув Оле, чтобы та отпустила мои ноги, — И не жди, что тебе оденут штаны. Будешь ходить с голой попой, пока не сделаешь все свои детские дела. И большие, и маленькие.

Света заставила меня встать с кровати и, как в прошлый раз, забрала все мои штаны с трусами. Я ужасно стеснялся — особенно насмешливо хихикающей Олиной 15-летней сестры. Но хуже всего было бороться с быстро усиливающимся позывом по-большому. Вызванное слабительной свечкой неприятное пощипывание в попе сделало позыв какать просто нестерпимым и я понимал, что мне скоро придется сходить на горшок — у всех на виду, включая 15-летнюю девчонку.

 — Ты обещала показать мне детскую гимнастику, — неожиданно обратилась к Свете Марина.

 — Точно, — вспомнила медсестра, — Извините, что раньше не получилось. Ну что, несите своего малыша на стол. Сейчас займёмся с ним гимнастикой для грудничков.

Марина принесла медсестре своего шестимесячного сынишку и Света, уложив Артёмку на стол, быстро раздела малыша догола.

 — Начнем с поднимания и опускания рук, — пояснила она, — Вкладываем большие пальцы в ладошки ребенка. А теперь поднимаем ручки вверх. И вытягиваем — вот так.

 — Смотри-ка, держится за твои пальцы, — улыбнулась Марина.

 — У малышей такой рефлекс — сжимать кулачки и крепко держать все, что им даешь, — объяснила Света, — Подняли. И опустили. А теперь еще раз.

 — А как улыбается, — сказала Марина, — И чего он тебя, Света, так любит?

 — Следующее упражнение, — объявила медсестра, — Скрещивание рук на груди. Вот так. Скрещиваем и разводим в стороны. А теперь поднимаем вверх. И еще раз — скрестили на груди, развели в стороны и подняли вверх.

Лежащий на столе шестимесячный малыш довольно угукнул.

 — Теперь берем за ручки и тянем вперед, чтобы сел, — сказала медсестра, — Вот так. Заставили сесть и медленно опускаем, чтобы снова лег на спинку.

Наблюдая, как Света занимается с Артёмкой гимнастикой, я из последних сил боролся с нестерпимым позывом по-большому.

 — Упражнения для ножек, — продолжила медсестра, — Сгибание и разгибание. Сначала поочередно — вот так. А теперь сгибаем и выпрямлем сразу обе ножки.

 — Почему Дима опять без штанов? — раздался у меня за спиной Танин голос.

 — Привет, — кивнула Света второй медсестре, — Ну что, закончилось наконец собрание? Наши мамы за это время...

 — За истекший отчетный период, — поправила Свету Таня и обе оглушительно расхохотались.

 — Так вот, за истекший отчетный период мамы успели заставить четырех малышей сходить на горшок по-большому.

 — Диму тоже? — поинтерсовалась Таня.

 — К нему, как всегда, нужен особый подход, — улыбнулась Света, — Поэтому и стоит без трусов. Я ему сказала, что будет голопопить, пока не сходит на горшок.

 — Мне кажется, Диме так, в одной маечке, гораздо лучше, — улыбнулась Оля.

 — Ага, самая подходящая форма одежды для нашей палаты, — засмеялась Таня, — Никто не будет спрашивать, как он к нам попал. Потому что он, стоя с голой попой, не сильно от ясельных малышей отличается.

 — И вправду, как ясельный, — захихикала Настя, — Такой хорошенький карапуз. Просто не могу на него налюбоваться.

 — В ясельном возрасте дети обычно сами ходят на горшок, — заметила Катя, — А у Димы с горшком еще какие проблемы. Так что я б его с ясельными малышами не сравнивала. Только с грудными.

 — Да? — засмеялась Света, — Может с ним еще гимнастикой для грудничков заняться? Которую я сейчас этому делаю?

Света кивнула на лежащего перед ней Артёмку.

 — Между прочим, неплохая идея, — улыбнулась Таня.

 — Ты что серьезно? — удивленно посмотрела на медсестру Марина.

 — А что, — усмехнулась Таня, — Хоть какая-то физкультура. Он же зарядку у нас в больнице не делает. И дома, судя по его пухлому животу, тоже.

 — Эт верно, — кивнула Света, оценивающе оглядев меня с головы до ног, — Со спортом точно не дружит.

Таня взяла меня за руку и подвела к крайнему пеленальному столу.

 — Давай снимем маечку, — улыбнулась медсестра, не без труда подняв меня на стол, — А теперь ложись на спинку.

Увидев, что все столпились вокруг стола, я густо покраснел. Взяв мои ладони в свои, Таня начала поднимать и опускать мне руки. Я едва сдерживался, чтобы не заплакать от горькой обиды, что медсестры опять обращаются со мной, как с малышом.

 — Чего кривишься? — спросила меня Таня, — Не нравится наша гимнастика?

 — Все дети обычно улыбаются, ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх