Больничная история (инфантилизм).

Страница: 3 из 27

в маминой доброте. Я уже целую вечность не испытывал такого прилива любви. Вот оно, оказывается, как классно быть маленьким.

С этим чувством я и проснулся. Меня переполняли теплота, любовь, и огромное облегчение. Впрочем теплота была какой-то странной — неудобной и мокрой. «И почему она только в одном месте?» — с недоумением подумал я и в следующее мгновение с ужасом догадался, что произошло.

Я открыл глаза и осторожно оглянулся по сторонам. Все девчонки в палате уже проснулись. Впрочем пока, к счастью, никто не догадался, что я описался — толстое одеяло все хорошо скрывало. «Что делать?» — в панике подумал я и решил лежать в постели. В конце концов это больница и здесь приветствуется постельный режим.

Девчонки оделись и начали покидать палату. «Идут в столовую» — догадался я, вспомнив, что после дневного сна был полдник.

 — А ты чего до сих пор не встал? — обратилась ко мне зашедшая в палату Лена.

Я смущенно отвернулся.

 — Не слышал, что тебе сказали? — строго посмотрела на меня медсестра, — Вставай и иди полдникать.

Лена подошла к моей кровати и рывком сдернула с меня одеяло.

 — Батюшки! — изумленно воскликнула она, — Да ты ж описался!

 — Ага, вся постель мокрая, — улыбнулась проходившая мимо Наташа.

Возле моей кровати начала быстро собираться толпа. Даже девчонки, успевшие выйти в коридор, вернулись назад в палату после того, как Наташа позвала их посмотреть, как я описался. Лежа перед всеми в мокрых трусах, мне хотелось провалиться под землю от стыда.

 — Ничего себе! — усмехнулась Юля, — Он что из вредности это сделал?

 — Наверно и дома до сих пор писает в постель, — насмешливо сказала Света.

Все девочки принялись хихикать.

 — Как не стыдно, — улыбнулась Анжелла, — Такой большой мальчик и описался.

Я ожидал, что медсестра тоже начнет меня стыдить, но Лена просто спросила, есть ли у меня запасные трусы.

 — Есть, — еле слышно ответил я.

Медсестра заглянула ко мне в тумбочку и достала оттуда запасные трусы.

 — Ох, горе ты мое, — вздохнула Лена, — Ну что, пошли в ванную подмываться.

Лена потянула меня за руку и, заставив встать с кровати, вывела в коридор. Там было довольно многолюдно — врачи и медсестры в белых халатах, навещающие своих детей мамы, не говоря уже о гуляющих по коридору пациентах больницы, большинство из которых, как назло, были девчонками. Разумеется, увидев меня, все начинали ехидно улыбаться.

 — Описался? — поинтересовалась у Лены молодая врач с фонедоскопом на шее.

 — Еще как, — улыбнулась Лена.

 — Ай-яй-яй, как не стыдно, — покачала головой врач.

 — Ничего, сейчас я его подмою, — сказала Лена.

Ванная находилась в противоположном конце коридора. Я чуть не умер от стыда, пока мы туда дошли.

 — Проходи, — сказала Лена, открыв нужную дверь.

Я зашел в небольшую комнату и осмотрелся по сторонам. Все четыре стены были выложены сверху донизу белым кафелем. У левой стояло три ванны, у противоположной стены — два больших пеленальных стола, как в детской поликлинике. Разумеется, присутствовал и стеклянный медицинский шкаф с клизмами и разными хитрыми инструментами.

 — Становись вон в ту ванну! — приказала мне медсестра, показав на крайнюю ванну.

Дождавшись, когда я встану в ванну, Лена без лишних слов стянула с меня трусы и вслед за ними сняла через голову майку. Стоя перед юной медсестрой голышом, я стеснительно прикрыл ладошками пах.

 — Чего прикрылся? — насмешливо спросила Лена, разнимая мои руки, — Всего семь, а такой стеснительный.

Мне хотелось провалиться под землю от стыда. Мало того, что меня в упор рассматривала молодая медсестра, так она еще вдобавок не потрудилась прикрыть дверь и всем в коридоре было прекрасно видно, как я стою в ванне голышом. Не прошло и минуты, как перед дверью в ванную столпились любопытные девчонки. Было просто невыносимо слушать их хихиканье.

 — Она что, его купает? — спросила одна — рыженькая девочка лет двенадцати.

 — Ага, — кивнула вторая,

 — Этот мальчишка вроде из пятой палаты, — неуверенно сказала третья.

 — Тот, что во сне описался, — добавила первая девочка.

Я еще больше покраснел от стыда. Было ужасно обидно, что девчонки из моей палаты уже успели всем разболтать о моем конфузе.

 — Так ты девочек стесняешься! — засмеялась Лена, оглянувшись на дверь, и наконец ее закрыла.

После этого медсестра включила душ. Не в силах побороть свою стеснительность, я снова прикрылся между ног.

 — И почему все мальчишки такие стеснительные? — улыбнулась Лена, поливая меня между ног из душа, — Что ты пытаешься прикрыть? Можно подумать, я ни разу не видела мальчишечьих писюнчиков. Кстати, тебе именно эти места сейчас надо хорошенько помыть.

Лена выключила душ и, в очередной раз разняв мои руки, намылила ладонь и залезла ей мне между ног. Было нестерпимо щекотно, особенно когда она занялась моими яичками.

 — Стой спокойно! — прикрикнула на меня Лена после того, как я попытался увернуться от ее пальцев.

Неожиданно отворилась дверь и в ванную зашла девушка в белом халате.

 — Привет, Маша, — поздоровалась с вошедшей медсестрой Лена.

 — Привет, — кивнула Маша, — Решила искупать мальчишку?

 — Не искупать, а подмыть, — поправила Лена, — После того, как он во время дневного сна описался.

 — Да ты что! — удивилась Маша, — Такой большой?

Вынужденный слушать, как молодые медсестры буднично обсуждают мой конфуз, я не знал, куда деться от стыда. Особенно обидно было, что в ванную зашла именно Маша — самая красивая медсестра в больнице, перед которой я просто благоговел.

 — Нет, вы только на него посмотрите, — улыбнулась Лена, — Чего опять прикрываешься?

 — А ты хотела, чтоб такой большой не стеснялся стоять голышом, — засмеялась Маша, — Сколько ему, семь? Уже наверное ходит в школу.

 — Тоже мне нашла большого, — усмехнулась Лена, — Видела бы ты его пять минут назад в мокрых трусах.

Мое лицо снова вспыхнуло стыдом.

 — Кстати, ребенок и в семь лет не должен стесняться взрослых, — добавила Лена, — Особенно врачей и медсестер. Как, интересно, такого мыть, если он постоянно прикрывается?

Лена разняла мои ладони.

 — Значит так! — строго приказала она мне, — Быстро руки по швам! Ага, вот так и держи.

Хорошенько намылив свою ладонь, Лена снова скольнула ей мне между ног.

 — Так зажимается, — пожаловалась она Маше, нестерпимо щекотно намыливая мне мошонку.

 — Давай я его подержу, — предложила Маша и не дожидаясь Лениного ответа, развела мои ноги в стороны.

 — Спасибо, — кивнула Лена.

 — Чего он так дрожит? — улыбнулась Маша.

 — Никогда мальчиков не купала? — усмехнулась Лена, — Совсем не могут терпеть, когда им эти места моют.

 — Хоть бы тряпочку какую взяла вместо того, чтобы намыливать мальчишку голой рукой, — сказала Маша, — Чтоб ему не было так щекотно.

 — Я всех так мою, — заметила Лена, которая, как будто специально, затягивала подмывание, чтобы подольше помучить меня щекоткой, — Как-нибудь потерпит! Не надо было в постель писать!

Меня захлестнула новая волна стыда. В семь лет я ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх