Больничная история (инфантилизм).

Страница: 4 из 27

уже и маме не давал себя мыть, а тут со мной возились две юные медсестры, в одну из которых я был тайно влюблен.

 — Как тебя зовут? — с ласковой улыбкой спросила меня Маша.

 — Дима, — смущенно выдавил я.

 — В каком ты классе? — поинтересовалась Маша, — В первом?

 — Во втором, — обиженно поправил я Машу.

 — Теперь в школу с шести берут, — пояснила Лена, заметив Машино недоумение.

Несмотря на признательность Маше, пытавшейся отвлечь меня от неловкой ситуации, я по-прежнему стеснялся красивой медсестры, не говоря уже о другой, которая бесцеремонно мыла мои самые интимные места.

 — Непорядок, — нахмурилась Лена, попытавшись оттянуть кожицу на кончике моей письки, — У семилетнего всё уже должно хорошо открываться.

 — Никак не оттягивается? — озабоченно спросила Маша, уставившись мне между ног.

 — Неа, — мотнула головой Лена, — Такой тугой хоботок.

 — Давай, я попробую, — сказала Маша и принялась разминать мне письку своими холодными пальцами.

Я густо покраснел, не зная, куда деться от смущения.

 — Действительно непорядок, — согласилась Маша, — Уже ходит в школу, а писюнчик как у двухлетнего.

 — Надо будет сказать Ирине Владмировне, — сказала Лена, — Чтоб назначила нужную процедуру.

Снова намылив ладонь, Лена забралась ей мне в попу.

 — Хорошенько помоем попку, — приговаривала она, щекотно скользя пальцами между моих половинок.

Неожиданно чужой палец бесцеремонно углубился в мою чувствительную дырочку.

 — Чего испугался? — засмеялась Лена, — Тебе что никогда так не мыли попу?

Лена сунула свой палец еще глубже, заставив меня неприятно поежиться.

 — Сейчас мы как следует помоем твою маленькую дырочку, — усмехнулась Лена, шуруя пальцем у меня в попе.

Я едва сдерживался, чтобы не зареветь — даже не от неприятного пощипывания в попе, а от горькой обиды и полного бессилия перед бесцеремонной медсестрой, которая трогала меня, где хотела.

 — Да, не научиили еще Диму вытирать попу, — усмехнулась Лена, рассматривая вынутый у меня из попы палец.

Лена включила душ и тщательно помыв под ним руки, направила водяные струйки мне между ног, чтобы смыть мыло.

 — Всё, — сказала она через пару минут, закрутив оба крана.

Медсестра сходила к стоящему в углу комнаты большому шкафу и, вернувшись с белым полотеннцем, тщательно вытерла мне живот, попу и ноги. Я ожидал, что после вытирания Лена сразу даст мне сухую одежду, но она почему-то не торопилась этого делать.

 — Никак не можешь на голенького мальчишку налюбоваться? — с улыбкой спросила Лену Маша, — Одевай уже, смотри, как он стесняется.

Лена недовольно хмыкнула и одела мне через голову майку.

 — Может так и оставить? — шутливым тоном спросила она у Маши.

 — Без трусов? — улыбнулась Маша.

 — Ага, в одной маечке, — кивнула Лена.

 — Ты что, серьезно? — засмеялась Маша, — Хочешь, чтобы семилетний ребёнок разгуливал по этажу с голой попой?

 — Так иначе мальчишка и в эти трусы написает, — усмехнулась Лена, — Сомневаюсь, что у него еще одни есть.

Я обиженно посмотрел на Лену, пытаясь понять серьезность ее намерений.

 — Пошутила я, пошутила, — засмеялась медсестра, — Сейчас одену тебе трусы. Только ты, Дима, перед этим должен пообещать, что ничего подобного больше не повторится.

 — Обещаю, — смущенно выдавил я.

 — Одним словом не отделаешься, — усмехнулась Лена, — Сначала извинись за то, что написал в постель, как маленький.

Маша тихонько хихикнула.

 — Ну? — повысила голос Лена после минутной паузы, — Не одену трусов, пока не извинишься. Давай, повторяй за мной. «Извините меня пожалуйста за то, что я написал в постель, как маленький».

 — Извините меня... — начал я и осекся, еще больше покраснев.

 — Давай, продолжай, — улыбнулась Лена.

 — За то, что я написал в постель, — выпалил я, проглотив обиду.

Я был готов повторять за Леной всё, что угодно, лишь бы она побыстрее дала мне трусы.

 — А теперь пообещай, что будешь вовремя ходить в туалет, — продолжила Лена, — И по-маленькому, и по-большому.

 — Обещаю вовремя ходить в туалет, — повторил я, не зная, куда деться от смущения.

 — По-маленькому и по-большому, — напомнила мне Лена.

Медсестра заставляла меня повторять разные обидные фразы еще несколько минут, но в концов все-таки одела мне трусы. Было ужасно стыдно, что она обращается со мной, как с малышом — даже одеться самому не дала.

 — Пошли, — сказала Лена и, дождавшись, когда я одену тапочки, взяла меня за руку и повела в палату.

Было довольно стыдно идти по коридору в одних трусах, но по крайней мере эти были сухими. И коридор в этот раз был почти пустым, если не считать парочки возвращавшихся из столовой девчонок.

 — Смотрите, кто вернулся! — засмеялась Света, когда я зашел в палату, — Наш ясельный карапуз.

 — Без штанов, в одних трусиках, — захихикала Юля.

 — Этим Диминым трусам тоже недолго оставаться сухими, — насмешливо сказала Наташа, — До следующего утра.

 — Думаете, он только во сне писается? — усмехнулась Света, — Просто уверена, что мама меняет ему за день несколько пар мокрых штанишек.

 — Надо будет Димину маму об этом спросить, когда она придет навестить мальчишку, — со смехом предложила Наташа.

Я протиснулся мимо девчонок к своей кровати еле сдерживаясь, чтобы не зареветь от обиды. Постель, к счастью, была сухой — кто-то из медсестер уже успел ее поменять. Я быстро юркнул под одеяло, отметив, как подозрительно хрустнула простынь. «Постелили под нее клеенку» — с обидой догадался я.

 — Лови свои штаны, — крикнула Света, кинув мне трико, — Хорошо, что я их у тебя перед сном забрала, а то тоже были б мокрыми.

 — Таким, как он, вместо трико ползунки надо носить! — улыбнулась Юля.

 — Прикольно бы в ползунках смотрелся, — засмеялась Наташа.

 — Я б вообще запеленала, как грудного, — сказала Света, — Чтобы только голова наружу торчала. Разумеется в детском чепчике. Так тоскую по временам, когда моему племяннику было шесть месяцев. Самый классный детский возраст.

 — И не говори, — мечтательно улыбнулась Анжелла, — Так хочется маленькую лялечку. Чтобы сосала пустышку, пила из бутылочки с соской, радовалась колечкам и погремушкам...

 — И мне так хочется с маленьким ребенком повозиться, — сказала Настя, — Малышам даже мокрые пеленки менять прикольно.

 — Особенно мальчикам, — заметила Юля, — У них столько интересных приборчиков между ножек.

 — Везет тебе, Светка, — завистливо вздохнула Наташа, — А вот у меня никого нет: ни племянников-малышей, ни братиков с сестричками.

Я лежал на спине и, уставившись в потолок, вполуха слушая болтовню девчонок о малышах. Все происходящее со мной в больнице казалось кошмарным сном, который надо было просто побыстрее забыть. Я был уверен, что подобного конфуза со мной больше не повторится. Единственным напоминанием об ужасном происшествии был хруст клеенки под простынью.

Через пару часов девчонки в палате тоже забыли о моем конфузе. Каждая была занята ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх