Больничная история (инфантилизм).

Страница: 5 из 27

своим делом. Наташа с Юлей и Алёной грали в карты, Ксюша что-то рисовала в толстой тетрадке, Настя читала журнал, Анжелла — книжку, а самая крутая — Света — слушала импортный кассетный плеер.

Единственными, кто помнил о моем позоре, были медсестры. Детские медсестры таких вещей никогда не забывают.

 — Сходил в туалет? — бесцеремонно спросила у меня Лена, появившись у нас в палате в девять вечера, чтобы загнать всех в кровати.

Я молча кивнул, чувствуя, что краснею — особенно когда заметил в руках у Лены эмалированный детский горшок.

 — Это Вы Диме горшок принесли? — ехидно поинтересовалась у медсестры Света.

 — А кому? — усмехнулась Лена, — Или у вас в палате кто-то еще во сне писается?

Девчонки тихонько захихикали.

 — Значит так, — строго сказала мне Лена, — Чтобы ночью еще раз сходил по маленькому! Теперь, когда у тебя есть горшок, тебе даже в туалет бегать необязательно.

 — Я думала мой маленький племянник поздно с горшком подружился — заметила Света, — А тут семилетенму горшок подсовывают.

Все снова засмеялись.

 — Надеюсь, завтра утром проснешься сухим, — сказала Лена, поставив горшок мне под кровать, — Впрочем, это уже не мои проблемы. Моя смена через час заканчивается.

Лена развернулась и, потушив свет, вышла из палаты. Едва за ней закрылась дверь, Света вскочила со своей кровати и быстро подбежала к моей.

 — Какой у маленького Димочки горшочек, — улыбнулась она, взяв в руки детский горшок.

 — Мальчишка теперь наверно постоянно им будет пользоваться, — сказала Юля.

 — Правильно, — засмеялась Настя, — Зачем такому малышу бегать в туалет? Пусть делает все свои детские делишки в горшок — и маленькие, и большие.

 — Может прям сейчас проведешь для нас наглядную демонстрацию? — насмешливо обратилась ко мне Наташа, — Давай, Дима, покажи нам, что ты уже большой мальчик и умеешь ходить на горшок. Или тебя и этому учить надо?

 — Разве Димочка не хочет всем показать, как он умеет писать в горшочек? — принялась сюсюкать Света, — Кстати, мой трехлетний племянник никогда в одиночестве не писает в свой горшок. Всегда зовет кого-то из взрослых, чтобы посмотрели, как он пускает фонтанчик.

Девчонки издевательски сюсюкали еще минут пять, уговаривая меня сходить на горшок. Я едва сдерживался, чтобы не заплакать. Оставив наконец мой горшок в покое, Света вернулась в свою кровать. Увидев, что она потеряла ко мне интерес, остальные девчонки тоже затихли.

Я сладко зевнул и повернулся на правый бок, поудобнее устраиваясь в кровати. Измотанный пережитым за день, я хотел только одного — спать.

Проснувшись от тормошения за плечо, я с трудом открыл глаза и удивленно посмотрел на склонившуюся надо мной медсестру, недоумевая, что ей от меня нужно. Судя по темным окнам была полночь. Я оглянулся на распахнутую дверь. Света из коридора было достаточно, чтобы разглядеть ствеловолосую девушку в белом халате. Оля — вспомнил я имя юной практикантки, которая обычно дежурила по ночам.

 — Вставай, — шепотом сказала медсестра, встретившись со мной взглядом, — Это ты писаешься во сне? Мне все про тебя рассказали.

Медсестра откинула мое одеяло и бесцеремонно пощупала меня между ног.

 — Хорошо, что пока сухой, — сказала она, — Давай, вставай. Сейчас сходишь на горшок по-маленькому.

Оля демонстративно вытащила из-под кровати детский горшок.

 — Я не хочу, — смущенно сказал я.

 — Надо! — отрезала Оля, — Меня предыдущая медсестра попросила проследить, чтобы ты ночью обязательно сходил на горшок.

Оля потянула меня за руку, заставив сначала сесть, а потом встать с кровати.

 — Я честно не хочу, — захныкал я, когда она поставила у моих ног горшок.

 — Никаких «не хочу»! — отрезала молодая медсестра, — Раз дали горшок, будешь им пользоваться!

Медсестра скрестила руки на груди, выжидающе на меня уставившись.

 — Чего ты ждешь? — строго спросила она, по прежнему стараясь говорить шепотом, — Забыл, зачем нужен горшок? Быстренько спускай трусы и писай!

 — Не хочу в горшок, как маленький! — заявил я, еле сдерживая слезы.

 — А ты значит уже большой? — насмешливо посмотрела на меня Оля, — И как, интересно, такой большой мальчик умудрился во время дневного сна описаться?

Послышалось сдержанное девчоночье хихиканье. «Успела всех разбудить» — понял я, покраснев от мысли, что все девчонки в палате теперь наблюдают, как медсестра уговаривает меня сходить на горшок.

 — Ну? — выжидающе уперла руки в бока Оля, — Сам спустишь трусы или тебе помочь?

Я не выдержал и горько заплакал от обиды на бесцеремонную медсестру.

 — Что с мальчишкой опять случилось? — послывшался заспанный Наташин голос, — Чего он ревет? Снова что ли мокрый?

Послышался дружный смех.

 — Не хочет писать в свой горшок, — пояснила Наташе Юля, — Медсестра его уже минут пять уговаривает.

 — Подумаешь, пять минут, — усмехнулась Света, — Моего маленького племянника иногда по полчаса приходилось уговаривать. Мальчиков знаете как трудно приучать к горшку.

 — Ага, я тоже слышала, что мальчики поздно начинают ходить на горшок, — согласилась Анжелла.

 — Некоторые даже в семь лет с горшком не дружат, — подчеркнуто нейтральным тоном сказала Алёна и все девчонки дружно расхохотались.

 — Ему похоже мочить штанишки больше нравится, — заметила Света, вызвав новый взрыв хохота.

 — Девочки, между прочим, абсолютно правы, — сказала мне медсестра, — В самом деле, сколько мне еще уговаривать тебя, как малыша?

 — Малышей по-другому уговаривают, — со смехом сказала Света и начала издевательски сюсюкать, — Пись-пись-пись. Давай, заинька, не надо терпеть. Снимай трусишки и писай в горшочек. Ты же не хочешь утром проснуться в мокрой постели.

Слушающие Свету девчонки начали тихонько хихикать.

 — Тихо! — сердито шикнула на них медсестра, — Если такие умные, сами его до утра и уговаривайте. Кстати могли ради приличия притвориться, что спите. А ну-ка быстренько отвернулись! И чтоб ни единого звука!

Подождав, когда девчонки отвернутся, Оля насильно спустила мне трусы до щиколоток. Я быстро прикрыл ладошками пах, не зная, куда деться от смущения.

 — Давай, наполняй свой горшок! — приказала медсестра.

Я продолжал стоять перед горшком, тихонько всхлипывая от обиды. Оля уговаривала меня сходить на горшок еще пару минут, но так ничего и не добилась.

 — Ничего, мы найдем способ бороться с твоим упрямством, — сказала она мне грозным тоном перед тем, как выйти из палаты.

Я облегченно вздохнул и, быстро натянув трусы, юркнул под одеяло.

Утром, раздав всем градусники, Оля снова проверила мою постель.

 — Сухой, — усмехнулась медсестра, — Но все равно надо было ночью сходить на горшок.

Поворчав пару минут, что медсестер в больнице нужно слушаться, Оля от меня отстала. И горшок, к счастью, она мне больше не подсовывала.

После завтрака Олю сменила другая медсестра. Та, похоже, о моем горшке вообще ничего не знала. А вот девчонки в палате, наоборот, постоянно мне о нем напоминали. Они вообще мне в тот день проходу не давали: обзывали малышом, издевательски сюсюкали, даже соску где-то раздобыли.

Кое-как отбившись от попыток засунуть мне в рот пустышку, я уселся у открытого ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх