Больничная история (инфантилизм).

Страница: 8 из 27

— засмеялась одна из мам, кивнув на своего сынишку.

 — Ага, такие забавные колготки, — улыбнулась другая.

 — Хорошо, что хоть такие штанишки нашлись, — сказала Валя, — А то до вечера б ждал, пока родители принесут сухую одежду.

 — Сухую? — удивилась одна из мам, — Он что описался?

Валя молча кивнула.

 — Опять? — улыбнулась дежурившая в палате медсестра, — Это же тот самый мальчишка, что вчера намочил постель.

 — Точно, Ирка, тот самый, — кивнула вторая находящаяся в палате медсестра, — Я его хорошо помню. Сама видела, как его после дневного сна вели в мокрых трусах в ванную.

 — Так это у него не в первый раз? — удивилась молодая мама, державшая на руках грудного малыша, — Тогда ему тут самое место — в палате для малышей

 — Теперь понятно, почему его сюда привели, — со смехом сказала еще одна мама.

Чувствуя на себе насмешливые взгляды, мне хотелось провалиться под землю от стыда.

 — Только такого тут не хватало, — проворчала медсестра, которую звали Ирой.

 — Ага, — вздохнула вторая медсестра, — Мы с малышами еле справляемся, а теперь еще и семилетнему придется менять мокрые штанишки.

 — Ну а без шуток, — спросила из угла комнаты молчавшая до этого молодая мама, — Неужели мальчишку действительно перевели сюда потому что он писается?

 — Эт долгая история, — уклонилась от ответа Валя.

Я подумал, что и вправду лучше ничего не объяснять этим мамам. Было ужасно обидно, что за мной успела абсолютно незаслуженно закрепится репутация ребенка, писающего в штаны. Но еще унизительнее было признаться, что меня перевели в палату для малышей из-за издевательств девчонок.

 — Ну что, мы наверно пойдем, — сказала Валя, — Надеюсь тебе, Дима, в этой палате больше понравится.

Кинув мешок с моими вещами на ближайшую кровать, Валя с Катей направились к двкри в коридор. Я снова принялся изучать обстановку. Главным отличием от предыдущей палаты была мебель — три больших пеленальных стола и детские кроватки с решетками. Я недоумевал, где спят мамы малышей — пока не обнаружил дверь в другую комнату — с нормальными взрослыми кроватями. Было еще две совсем маленьких комнаты — кабинет медсестер и выложенная кафелем ванная пластмассовыми детскими ванночками.

 — Всё изучил? — с улыбкой спросила подошедшая ко мне медсестра, — Тогда пошли официально со всеми знакомиться.

Медсестра взяла меня за руку и подвела к группе молодых мам.

 — Будем знакомиться? — улыбнулась она, — Как тебя зовут?

 — Дима, — смущенно выдавил я.

 — Здравствуй, Дима, — приветливо улыбнулась одна из мам.

 — Это тётя Марина, — представила медсестра поздоровавшуюся со мной женщину, — Мама шестимесячного Артёмки.

Медсестра махнула рукой в сторону сопящего в кроватке грудного малыша.

 — Тётя Катя со своим Павликом — продолжила она, показав на симпатичную молодую женщину с сидящим у нее на коленях двухлетним мальчиком в колготках и маечке, — А это тётя Оля с Сережей.

 — Привет, Дима! — обернулась на меня совсем юная мама, уложив в кроватку ребенка в ползунках.

 — Сереже полтора годика, — сообщила медсестра, — У нас есть еще один полуторагодовалый — Миша. Вон в той кроватке. А это его мама — тётя Аня.

Медсестра показала в угол комнаты.

 — А это самый старший — Саша, — сказала она, махнув рукой в сторону сидящего на горшке мальчика лет трех, — Со своей мамой — тётей Викой.

Все мамы в палате были удивительно молодыми — всего на пару лет старше двух юных медсестер в белых халатах.

 — Меня зовут Ирой, — представилась медсестра, державшая меня за руку, — А это Надя. Можешь обращаться к нам по имени, без «тёть».

 — Какая кроватка тебе больше нравится? — обратилась ко мне Надя, — Эта в углу или вон та у окна?

Я не знал, что ответить медсестре, потому что перспектива спать в детской кроватке с решетками меня совсем не устраивала.

 — Давай решай быстрее, — нетерпеливо посмотрела на меня Ира.

 — У окна, — обиженно буркнул я.

 — А он вообще туда поместится? — скептически улыбнулась Аня.

 — Сейчас посмотрим, — сказала Ира и, подойдя к выбранной мной кроватке, быстро опустила одну из боковых решеток.

 — Что стоишь? — прикрикнула на меня Надя, — Залезай в кроватку!

 — Действительно поместился, — сказала Вика после того, как я улегся в детскую кроватку.

 — Эти кровати достаточно большие, — заметила Надя, — Даже восьми-девятилетние дети спокойно в них помещаются.

 — Откуда ты знаешь? — поинтересовалась у медсестры Оля.

 — У нас один раз девятилетний лежал, — улыбнулась Надя, — Целых две недели.

 — Так у вас такой большой ребенок не в первый раз? — удивилась Марина.

 — Периодически присылают, когда в других палатах нет мест, — объяснила Надя.

Ира быстро подняла решетку моей кроватки.

 — Мы всем поднимаем решетки, — пояснила она, перехватив мой недовольный взгляд, — И сам ее пожалуйста не опускай. Не говоря уже о перелезании.

 — Правила у нас одни для всех, — строго сказала мне Надя, — И для малышей, и для таких, как ты. Вылезать из кровати можно только с разрешения врослых.

Ира встряхнула и протянула мне градусник. Я послушно сунул его подмышку и уставился в потолок, задумавшись о своем новом положении. Разумеется с попаданием в эту палату взрослые не могли относиться ко мне иначе, как к ясельному малышу. Но несмотря на обиду за такое обращение, мне было с этими мамами намного спокойнее, чем с девчонками, от которых в любую минуту можно было ожидать какой-нибудь гадости.

Дождавшись, когда одна из медсестер придет за термометром, я попросил, чтобы она опустила решетку кроватки.

 — Зачем? — поинтересовалась Надя.

 — Я хочу в туалет, — смущенно признался я.

 — Сейчас я принесу тебе горшок, — улыбнулась Надя, опустив решетку моей кровати.

 — Горшок? — удивился я, чувствуя, что еще больше краснею.

 — Ага, — кивнула медсестра, — У нас все дети пользуются горшками. Или ты думал, мы будем водить тебя в туалет?

 — Так я сам, — сказал я.

 — Самому тебе покидать палату категорически запрещено, — строго заявила Надя, — Дети могут это делать только в сопровождении взрослых.

Медсестра записала показания термометра в маленькую тетрадку и куда-то ушла. Решив проверить ее слова, я подошел к двери в коридор. Та действительно была заперта.

 — Ну что, убедился? — насмешливо улыбнулась подошедшая ко мне Надя, — Ключи от двери в палату только у взрослых. Мы никого из детей в коридор не пускаем. Даже таких, как ты. Я тебе уже сказала — у нас правила одни для всех.

Надя подвела меня к стоящему у моей кровати горшку.

 — По-маленькому или по-большому? — с улыбкой спросила она.

 — По-большому, — смущенно признался я, еще больше покраснев.

 — Так снимай колготы и садись на горшок, — приказала мне медсестра.

 — Прямо тут? — удивился я, по-прежнему не представляя, как пользоваться детским горшком у весх на виду.

 — А где?...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх