Больничная история (инфантилизм).

Страница: 9 из 27

— улыбнулась Надя, — Маленькие дети не должны стесняться ходить на горшок в присутствии взрослых.

«Неужели мне сейчас придется при них какать в горшок?» — с ужасом подумал я. Происходящее казалось кошмарным сном.

 — Чего ты ждешь? — нетерпеливо спросила медсестра, взявшись за мои колготки.

Я пытался сопротивляться, но Надя насильно убрала мои руки и рывком стянула мне колготки до щиколоток.

 — Какие мы стеснительные, — улыбнулась медсестра, разнимая ладони, которыми я прикрыл пах, — Знаешь что? Давай-ка мы штанишки вообще снимем, чтобы ты их не намочил.

 — Я своему тоже всегда полностью снимаю штанишки, — сказала Вика.

 — Ага, мальчикам надо обязательно снимать, когда сажаешь на горшок, — заметила Аня.

 — Эт точно, — улыбнулась Катя, — У мальчишек в положении сидя струйка не всегда в горшок попадает.

 — Для мальчиков должны выпускать специальные горшки, — сказала Оля, — У моей соседки такой. Импортный — муж недавно привез из загранкомандировки. Такой весь красивый, пластмассовый. А главное, там спереди специальный выступ — на случай, если малыш писанет вверх. У мальчишек такое очень часто бывает.

 — Я слышала, у буржуев даже есть детские горшки с музыкой, — улыбнулась Вика.

 — Чего только не придумают, — усмехнулась Катя.

 — Свекровь недавно Мише такой в «Березке» купила, — сообщила Аня.

 — Какая она у тебя крутая, — уважительно посмотрела на Аню Вика.

 — Доктор наук, — улыбнулась Аня, — Ездила месяц назал в Норвегию на симпозиум. Мне, если честно, было так неудобно. Разве чеки на такие вещи тратят? На них обычно аппаратуру покупают: двухкассетники, телевизоры...

 — И еще эти, как их, — добавила Катя, пытаясь вспомнить нужное слово, — Видики!

 — Ага, видеомагнитофоны, — кивнула Аня, — В-общем, как я ни отказывалась, потащила она меня в «Березку» не за аппаратурой, а навороченным детским горшком с музыкой. Там кстати кроме этих горшков еще куча хитрых принадлежностей для малышей, которых я вообще никогда в жизни не видела. Далеко буржуи шагнули. Одни одноразовые подгузники чего стоят.

 — Какие подгузники? — удивилась Марина.

 — Одноразовые, — повторила Аня, — Они сделаны из специального супер-впитывающего материала. Ребенок может чуть ли не целый день в такой подгузник писать и какать — и попа все равно остается сухой.

 — Везет буржуйским мамам, — протянула Марина, — У них прогресс, а у нас обычная марля. Вот бы мне такие чудо-подгузники. Просто замучилась менять Артёмке пеленки. Он тут, в больнице, вообще каждые полчаса их мочит.

Вспомнив, что стою с голой попой, я быстро уселся на горшок. Молодые мамы продолжали вовсю на меня глазеть — с такими снисходительно-ехидными улыбками, что я не знал, куда деться от стыда. Все пятеро без сомнения собрались наблюдать от начала и до конца, как я схожу на горшок по-большому.

 — Что просто так сидишь? — обратилась ко мне медсестра, — Уже расхотелось какать?

Заметив, что Надя уставилась мне между ног, я быстро сомкнул коленки.

 — Ножки не сдвигать! — строго сказала мне медсестра и, наклонившись, развела мои колени в стороны, — Вот так и сиди! Чтобы мне было видно, чем ты на горшке занимаешься.

Надя отошла к кроватке полуторагодовалого Серёжи и принялась быстро раздевать малыша.

 — Что-то я ничего не слышу, — оглянулась она на меня через полминуты, — Ты будешь какать или нет?

Я не выдержал и громко пукнул.

 — Кажется процесс пошел, — засмеялась Катя и вслед за ней остальные мамы.

Оставив Сережу лежать в кроватке голышом, Надя быстро подошла ко мне.

 — Только хотела похвалить, — разочарованно сказала медсестра, заглянув мне между ног, — Почему до сих пор пустой горшок? Значит так — даю тебе пять минут. И если не покакаешь, тебя ждет клизма. Я не собираюсь полчаса ждать, пока ты соизволишь сходить по-большому.

Понимая, что медсестра от меня не отстанет, я тяжело вздохнул и начал тужиться.

 — Как клизмы испугался! — засмеялась Катя.

 — Давай, тужься, — улыбнулась медсестра.

Надя снова заглянула мне в горшок — как раз, когда я начал громко какать.

 — Какой молодец, — похвалила меня медсестра, — Видишь, надо было просто сильнее тужиться.

Видя, что медсестра по-прежнему смотрит мне между ног, я, не в силах побороть свою стеснительность, снова сомкнул коленки. Хотелось провалиться под землю от смущения.

 — Хорошо, не буду смотреть, — засмеялась Надя, — Такой ты, Дима, стеснительный. Подумаешь, в семь лет посадили на горшок.

 — Может и нам отвернуться? — шутливо спросила Вика и все мамы тихонько захихикали.

Весь красный от стыда, я неожиданно для самого себя начал писать.

 — Решил заодно сходить по-маленькому? — улыбнулась медсестра.

 — Так писает, как будто целый день терпел, — усмехнулась Аня.

Я продолжал вовсю писать в горшок, стараясь не обращать внимания на смех и комментарии мам.

 — Всё? — спросила Надя, когда моя струйка иссякла, — Вставай. Сейчас вытру тебе попу.

Моё лицо захлестнула новая волна стыда. «Малышам, которые ходят на горшок, не положено туалетной бумаги, — с ужасом осознал я, — Им вытирают попу взрослые — мокрой тряпочкой» Представив, что медсестра сейчас будет это делать мне, причем у всех на виду, я подумал, что наверно умру от стыда.

 — Давай, вставай, — повторила Надя и, потянув меня за руку, заставила встать с горшка.

Я тут же прикрылся ладонями между ног, вызвав сдержанные смешки мам. Мне пришлось стоять так чуть ли не две минуты, пока медсестра ходила в ванную.

 — Опять прикрылся? — улыбнулась Надя, вернувшись ко мне с мокрой тряпочкой, — Ну нельзя ж быть таким стеснительным.

Медсестра быстро нагнула меня вперед.

 — Чего зажался? — с улыбкой спросила она, попытавшись залезть тряпочкой мне в попу, — Быстренько расслабь ягодички!

Надя надавила мне на плечо, заставив чуть-чуть присесть.

 — Вот так, — сказала она, — А теперь разведем ножки пошире.

Заметив, как глазеют на меня молодые мамы, мне в очередной раз захотелось провалиться под землю от стыда.

 — Какая у нас грязная попа, — заметила Надя, скользя у меня между ягодиц мокрой тряпочкой.

 — Смотрите, как покраснел, — улыбнулась Катя.

 — Конечно, в семь лет уже стесняется, — сказала Оля.

 — Ничего, привыкнет, — усмехнулась медсестра.

Я вздрогнул, почувствовав, как тряпочка углубилась мне в дырочку. Посвятив ей чуть ли не полдминуты, Надя обошла меня спереди.

 — А теперь вытрем писюнчик, — сказала она.

Надя бесцеремонно приподняла мою письку и легонько потрясла ей над горшком.

 — Тебя не учили, что надо всегда встряхивать писюнчик после того, как сходил по-маленькому? — спросила меня медсестра, вытирая мне письку мокрой тряпочкой.

 — Я своему всегда хорошенько встряхиваю, — сказала Оля, — У мальчиков обычно столько в писюнчике остается после того, как ходят на горшок.

 — Ага, — согласилась Вика, — У моего Саши, если не встряхнуть после горшка писюньку, обычно появляется на штанишках мокрое пятно.

Медсестра молча кинула мне колготки, которые я тут же начал неуклюже ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх