Легкое сумасшествие. Часть 2.

Страница: 1 из 3

Второй день в командировке прошел суматошно, как обычно в Москве. Намотавшись по городу, не решив и половины служебных вопросов, под вечер я вернулся в гостиницу Измайлово. Поужинав, поднялся в номер, разлегся на кровати и, врубив телек для фона, посасывал пивко. Ноги гудели, двигаться не хотелось вовсе. Кое-как дососав банку пива, я заснул под монотонное жужжание телевизора.

Разбудил меня звонок по мобильнику. Посмотрев на часы, я заметил, что проспал аж часа два и неплохо выспался. Мобильник кричал как утренний петух у меня на тумбочке. Не спеша поднял трубу: «Алле!». В ответ женский голос по английски, я уж подумал, что-то со связью и хотел было вырубить, но тут услышал своё имя и стал понемногу врубаться. «Катюха! Хай!» — закричал я от радости, что узнал звонившую, хотя вообще-то она была и не Катюха никакая, а вовсе Кэтрин из Штатов (см. Часть 1), но это неважно. Обрадованный женский голос, всё-таки узнали, изменив тональность, мило пригласил меня к ней в номер «посидеть, поболтать». Я-то знал что это значит и решил набить себе цену, ответив, что я устал и вообще... Тут голос стал и вовсе просительным, аж жалостливым даже: «Приходи, пожалуйста, нам скучно!»

«Кому это нам?» — подумал я и вдруг вспомнил вчерашний разговор о приезжающей к ней подруге. Вот как, ещё интересней, если подруга такая же голодная как Кэт, то... И, не дав ей опомниться, говорю: «Хорошо, только чуть позже, и как с оплатой услуг?» Тут она обрадовалась и давай голосить: «Пятьсот за двоих — нормально?» А потом без всякой связи, женщина же, добавляет негромко: «Вчера было здорово, ты просто супер, приходи, пожалуйста, у нас всё готово!» Ну как же тут откажешь, согласился, конечно, тем паче, что дружок мой стоял уже с начала разговора, видно вспоминал прошлую ночь, когда ему пришлось изрядно потрудиться. Деньги, конечно, не главное, но не помешают.

Не спеша одевшись, я поднялся на 21 этаж, предварительно позвонив, чтобы встретила. Она ждала меня, конечно — довольно сексапильная крашеная блондинка лет тридцати с небольшим в коротком красном платье, с красивым бюстом и стройными ножками при весьма неплохой фигуре с округлыми формочками. Нет, она не была красавицей, но мне этого и не надо — не люблю слишком красивых, с ними одни проблемы, а тем более худых — не за что подержаться. Мило улыбнувшись, она подставила щечку для поцелуя, всё же люди кругом, и, взяв меня за руку, потянула в свой люкс.

Открыв дверь, она пригласила меня: «Ну проходи же, знакомься, это моя подруга и коллега Марта, она из Германии. А это мой хороший знакомый из России Майкл, ну, я тебе про него рассказывала». Марта была совсем не похожа на немецких женщин, точнее на тех, какими я их представлял. Она была невысокой, черненькой, с отличной фигуркой, великолепным бюстом (номер 4-й, не меньше), подтянутым пухленьким задом и немного полноватыми, но стройными ножками. Красавицей я её тоже бы не назвал, было в её лице что-то восточное, то ли скулы, то ли разрез черных глаз, но личико было приятное, а мягкая улыбка уголками губ ещё более скрасила его, она стала почти красавицей.

 — Добрый вечер! — сказала она по-русски с очаровательным акцентом.

 — Добрый — ответил я и прямо в лоб — А я-то думал, что все немки тощие, белобрысые и плоские как доски, а вы совсем не такая!

 — Значит не все, а тем более, я не совсем немка, хотя родилась и живу в Германии, моя мать из Казани. — произнесла она — Она учила меня русскому, правда не долго.

 — Вот значит, откуда черные локоны и разрез глаз — подумал я, а вслух сказал, — А в России вы значит по делам фирмы.

 — Точно! — ответила она, не спуская с меня глаз, — Вот только на 3 дня всего!

Я понял намек, время тянуть не стал и пошел к столику. Катюха, тем временем, зная уже мою привычку, сунула мне в задний карман джинсов тоненькую пачку «зеленых» и присела напротив меня, закинув ногу на ногу и с интересом поглядывая на нас с Мартой. Коротенькое платьице её распахнулось как специально (а наверняка так и было!) и приоткрыло ничем не скрытую черненькую поросль на самом интересном месте. «Вот значит как, теперь можно и без трусиков! — подумал я, — Ну, прямо совращение какое-то, а я и не против немного совратиться!»

Члену моему стало тесновато в штанах от таких мыслей и я, чтобы немного отвлечься, начал разливать выпивку, не жалея. Катя поняла всё верно и подняла налитый больше чем наполовину (а это грамм 100, не меньше!) бокал вискаря и, сказав «За знакомство!», жахнула его чуть ли не залпом. «Вот это по-русски! — крикнул я и повторил ей дозу. — Давай ты, Марта! Так же!» У немки это получилось гораздо хуже, но в три прихода она осилила бокал, аж слёзки из глаз. Пока они закусывали чем придется, я долил Марте и хотел уже сказать обычную русскую фразу, но Кэт меня опередила, подхватила свой бокал и почти правильно по-русски произнесла: «До второй перерыв небольшой». Марте ничего не оставалось делать, как тоже поднять свой бокал и чекнуться с нами. «До дна!» — воскликнул я и все меня поняли правильно. Катюшка моя почти сразу осилила, а вот Марте пришлось туго, но она очень старалась и за 5—6 глотков с перерывчиками всё же осилила дозу. Лицо её раскраснелось, глазки заблестели враз. Она судорожными глотками жахнула полный фужер пепси и, облегченно вздохнув, сказала: «Ну это совсем по-русски, я так не могу!»

 — Ноу проблем! — ответила ей Катюха — Майкл тебя научит, ведь научил же он меня всего за одну ночь, правда ведь!

 — Да, я неплохой учитель по части выпивки — ответил я девчонкам, а несносная Катька, притворно скромно помявшись, добавила — И не только по этой части!

На что я, из скромности промолчав, налил по третьей, слегка уменьшив порцию. Для меня такая доза как слону дробина, а вот девчонки, смотрю, поплыли. Разговор стал всё более личным, я узнал, например, что у Катьки на самом деле шестилетняя дочка в Штатах с матерью осталась, а с мужем она давно развелась и пробивается случайными встречами с мужиками. У Марты детей нет, зато есть муж-немец, педантичный и старомодный, к тому же постоянно в разъездах и, похоже, ей не очень-то его хватает, как мужика. А глазки её всё посматривали то на разрез в Катькином платье, то на мои вздыбившиеся штаны. Наконец, не выдержав, она сама попросила меня налить и сказала: «У меня тоже есть тост — За эту ночь, пусть она будет пьяной и беспутной, и пусть сбудутся наши самые сдерживаемые желания!» С этими словами она залпом опрокинув бокал, впилась страстным и жгучим поцелуем в мои губы, не дав мне даже поставить бокал. Я, само собой, ответил, и мы слились надолго.

Вдруг чувствую, мои джинсы кто-то расстегивает. Катька, ах распутница! Скосил вниз глаза, точно! Катька с упоением впилась в мой член, как заяц в морковку, и так его, и сяк, то заглотит полностью, аж губки в яйца упираются, то обхватит лишь головку и подрачивает ствол руками, в общем забавляется как может в полное своё да и моё удовольствие. А Марта всё упивается своим поцелуем, а я уже в полный рост мну её роскошные груди (как они при таком внушительном размере стоят!) Соски её напряглись и встали торчком. Язычок гулял у меня во рту, засос был на совесть, давно я так не сосался. Наконец она оторвалась, чтобы перевести дыхание и скинуть с себя ненавистную одежду. Катька тоже не теряя времени скинула своё платьице. оторвавшись ненадолго от моего молодца. Теперь передо мной, сбросившим в минуту всё лишнее, стояли в прекрасной наготе две девицы, одна другой краше и я, наконец, рассмотрел их поближе. Скажу сразу, обе были очень даже ничего!

Кэт была чуть повыше и постройнее, но аппетитные формы Марты были ещё мной не исследованы и потому более интересны. За них я и взялся, в прямом смысле, т. е. схватив её за огромные напряженные сиськи, я стал их мять, крутить, целовать, двигаясь тем ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх