Кровь на песке (1 часть)

Страница: 2 из 2

Верные воины не тронулись с места — в высоко поднятой руке Пардуса в рассветных лучах ярко сияла золотая пайцза — знак ордынского хана. Его пропуск.

Надо отдать должное, Касим быстро смог обуздать клокочущую внутри ярость. Великий хан недостаточно мертв, чтобы в открытую наплевать на его печать. Тем более учитывая ту игру, которую затеял в столичном Сарае владыка степи. Своим нукерам он не доверял.

Зарычав в бессилии, Касим, направил коня между застывшими в напряжении путниками. Пардус быстро опустил голову, встретившись с вызывающим взглядом хана. Уступил. Не сдался. Хан был просто взбешен. Кролик не успел отвести испуганных глаз, и Касим, выливая всю свою злобу, со всего размаху стеганул по нему узловатой плетью. Закричав от боли, юноша рухнул на землю, закрывая залитое кровью лицо руками. Ощущая непривычный вкус поражения, хан с яростью хлестнул коня, и, не оглядываясь, помчался в степь. Мгновенно развернувшиеся, напуганные воины тут же последовали за ним. Иван Галичин неподвижно стоял и настороженно смотрел вслед удаляющемуся столбу пыли. От степняков, научила его жизнь, можно ожидать любой хитрости. Когда всадники умчались достаточно далеко, он обратил внимание на раненого спутника. Тот со звучными рыданиями катался по земле. Подбитая мехом шапка давно отлетела в сторону и из-под нее высыпались длинные черные волосы. В таком виде, даже несмотря на мужскую одежду, обмануть кого-либо было бы уже невозможно.

Иван присел на корточки и силой раздвинул прижатые ладони девушки. На перепачканном кровью и слезами прекрасном лице ярко алел свежий вздувшийся шрам. Своей плетью, монгол рассек лоб, бровь и левую щеку жертвы. Глаз был на месте, но от этого, вздохнул Галичин, было нелегче. Он отошел от рыдающей спутницы и со злостью пнул валяющийся возле потухшего костра котелок. Полгода трудов пошли коту под хвост! Полгода!

Петр Лисица ждал его тогда, в самом начале снежной зимы, в своем укрепленном поместье под Тверью. Узнав, что Галичин в городе, его люди без труда отыскали Ивана и пригласили к своему хозяину. Пригласили так, что нельзя было отказаться.

Иван и раньше имел дела с Лисицей. Знал, что тот кормится с руки не одного, да даже и не двух князей. Ему доверяли, его слушали, его любили. Более умного мерзавца было просто не сыскать во всем мире...

 — Я рад, что ты здесь, — начал Петр без обиняков, едва завидев Галичина, — У меня есть для тебя работа.

 — Ты знаешь, от выгодного дела я никогда не отказываюсь, — осторожно заметил Иван в ответ.

 — Не беспокойся, — осклабился Лисица, — оплата будет достойной.

 — Ладно, говори, что надо, — если по совести, Галичин предпочел бы не иметь со своим собеседником никаких дел вообще. Но тот был вхож к сильным мира сего, и, кроме того, действительно хорошо платил.

 — Надо немного. Всего-то съездить за товаром в Индию.

 — Ого, а чего так не близко?

 — Буду откровенен, как с братом, — доверительно сообщил Лисица, хотя, подумал Иван, тот даже родного отца зарезал бы не задумываясь, — Мне нужна девушка. Царских кровей...

Заплачено было действительно хорошо. И, в конце-то концов, какая ему, Ивану Галичину, разница до различных похотей неизвестного заказчика. Наверняка, кого-то княжеской крови. Захотел в наложницы настоящую восточную принцессу и ладно. Пускай. Если золота вдосталь.

До Индии, к счастью, Ивану добраться не довелось. Спустя три месяца бешеной гонки он напал на след. В который раз поражаясь осведомленности и проницательности Петра Лисицы, Галичин преследовал изгнанную соперниками семью калифа по бескрайней арабской пустыне. Еще тогда, зимой, этот проныра рассказал ему о неизбежном перевороте в далекой южной столице, и, предсказав гибель всему мужскому потомству правителя, просил раздобыть его единственную дочку — красавицу Захру.

Петр ошибся в одном, братья принцессы сумели бежать, и, вскоре даже собрали небольшую армию из кочевых арабов. Брат покойного калифа выслал против них войска, и Иван даже серьезно подумывал присоединиться к одной из сторон. Впрочем, войны не получилось. Кочевники оказались ненадежными союзниками, и после первой же атаки тяжелых всадников нового калифа бросились наутек, оставив победителям и шатры, и телеги, и весь скарб беглецов. Чем занимались после этого несчастные принцы, Иван уже не узнал. Все его внимание было приковано к попавшей в плен вместе с обозом девушке. Он было подумал, что это конец его путешествия, но к немалому удивлению, в отличие от служанок и рабынь, над принцессой победители не учинили никакого насилия. Вскоре Галичин узнал, что новый владыка решил преподнести племянницу в подарок великому султану, и, будучи теперь уверенным в неприкосновенности девушки, спокойно следовал вместе с караваном торговцев позади возвращающейся армии. Как это обычно случается, большинство трофеев вскоре оказалось в бездонных торбах купцов, и даже важную пленницу люди калифа препоручили заботам хозяина каравана. В Стамбуле того ждало богатое вознаграждение.

Иван очень быстро понял, что выкупить девушку у жадных торговцев никак не получится, поэтому однажды гробовую тишину черной безлунной ночи разорвали предсмертные крики. Чтобы вырваться со своею добычей Галичину пришлось зарубить более тридцати человек. И пропетляв по пустыне двое суток, он даже считал, что находится в достаточной безопасности от преследователей. К сожалению, турецкие аванпосты находились слишком близко. Лишившиеся барыша купцы подняли на ноги всю империю. На беглецов началась охота. Не раз и не два уходили Иван с похищенной принцессой от, казалось, настигающих их всадников. Неоднократно вырывались они из умело расставленных преследователями ловушек. Первоначальный план возвращения морем пришлось отбросить. Слишком опасно было оставаться запертыми на корабле. Их нелегкий путь пролег через побережье населенное дикими свирепыми горцами. При виде красивой девушки, быстро понял Галичин, у местных богатырей напрочь сносило крышу. Поэтому Захре пришлось срочно перевоплощаться в юношу. Лишь когда его взору открылась бескрайнее пространство степи, Иван смог вздохнуть спокойно. Это были уже знакомые места. Не рискуя заходить в крупные поселения, там могли оказаться агенты султана, Галичин устремился от одного кочевья к другому, неумолимо приближаясь к родным заставам.

И вот, когда до цели оставалось совсем немного...

В изнеможении Иван просидел довольно долго. Изувеченная принцесса перестала рыдать и тихим комочком сжалась неподалеку. Было холодно. Галичин никак не мог решить, как же ему поступить с девушкой. Она уже практически ничего не стоила, а добраться одному ему было бы, конечно, неизмеримо легче. К тяжелой работе она не привычна, та просто погубит ее, оправдывал свои намеренья Иван. Один точный удар прекратит ее страдания.

Он решился. Вокруг была голая высохшая степь. Пожалуй, трудно будет закопать тело, холодно отметил Галичин. Два дня назад они ночевали в небольшой рощице каких-то полукустов. Там будет лучше. Небольшой крюк, ничего не стоит.

Он поднялся, взмахнул рукой. Два путника неспешно побрели в обратном направлении.

Не дойдя до цели нескольких часов, они остановились: на продуваемую ледяную поверхность степи опускалась ярко светящаяся звездами ночь. Иван разжег слабый костерок. Стало немного теплее. Трясущаяся от холода девушка привычно прижалась к новому хозяину. Галичин не смог ее оттолкнуть. Завернувшись в толстый плащ, путники улеглись перед мечущимся под порывами ветра пламенем.

Даже сквозь халат чувствовал Иван плавные возбуждающие изгибы прильнувшего девичьего тела. Столь долго сдерживаемые чувства вырвались наружу, и на этот раз он не стал им препятствовать. Отдавшись страсти, он принялся срывать с Захры мешающую одежду. Девушка не сопротивлялась, и Галичин легко перевернул ее на спину. В темноте под тяжелой тканью плаща его руки жадно ласкали нежные юные груди, а выпущенный из шаровар ствол тщетно пытался проникнуть сквозь сомкнутые бедра принцессы. Он не замечал уродующего ее шрама, в его памяти пленница оставалась ошеломительной красавицей. Помогая мужчине, Захра развела ноги, и неимоверно напряженный член Ивана мигом утонул в ее лоне. Девушка застонала, и Галичин остановился.

 — Это всегда больно, — прошептал он, — потерпи...

Принцесса через силу улыбнулась, и мужчина продолжил. Он старался быть аккуратнее, и вскоре щечки пленницы погорячели, в ее стонах появилось наслаждение. Иван ускорил темп и увеличил амплитуду движений. Он видел, спутнице не совсем комфортно, но она покорно терпела, стремясь доставить ему удовольствие. Вагина девственницы была приятно узка, и, сладострастно застонав, Галичин быстро кончил, выпустив в внутрь девушки столь долго удерживаемую струю семени.

Под плащом стало заметно теплее, и любовники быстро заснули. Ивану снилась такая соблазнительно близкая родина. Захра же впервые за последние несколько месяцев смогла определиться со своим положением. Бедная девушка стала игрушкой в руках судьбы, ее бросало от одного берега к другому. Потеряв дом, слуг, отца, она потеряла саму себя. Принцесса не знала, куда ее везут? Кому предназначают? Этот странный купец, что вырвал ее из грязных лап работорговцев. Почему он так долго не овладевал ей? Чего ждал? Но сегодня он сделал это! Он стал ее мужем. Она смело может вручить жизнь в его сильные руки. Несчастная широко улыбалась во сне.

E-mail автора: afryazin@yandex.ru

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх