Добровольная рабыня

Страница: 2 из 3

капать соки из ее киски. Тут уж и я не выдержал и кончил ей в рот. От неожиданности Лена опять чуть не выпрямилась, но я крепко прижимал ее к себе, так что ей оставалось только проглотить всю сперму. Правда, всю не получилось. Когда я отпустил ее, то увидел, что сперма стекает ей по подбородку и когда Лена хотела утереть ее, я опять же отстранил ее руку.

 — Ты шлюха, вот и сиди в сперме.

Лена покорно кивнула. На глазах у нее стояли слезы от того, что член долго и глубоко был у нее в глотке и она чуть не поперхнулась когда я кончал.

Посидели, поболтали еще, выпили, меня очень возбуждало зрелище сидящей передо мной голой женщины с большой грудью, широко раздвинутыми ногами, на подбородке засохшая сперма.

 — Пойдем, умою тебя — сказал я вставая и направился в ванную.

Лена сама с готовностью залезла в ванну, встала на колени. Я стал мочиться ей на грудь, потом на лицо. Лена с готовностью открыла рот. Моча стекала по лицу, волосам, плескалась в широко открытом рту, когда Лена не успевала ее проглотить. Потом она привстала и просто присосалась к моему члену. Так она допила все до капли.

После этого я оставил ее принять душ, а сам пошел в комнату, разлил остатки коньяка. Пустую бутылку поставил около кресла.

Когда Лена вернулась, разрешил ей сесть обратно в кресло, мы продолжали разговаривать, конечно о сексе, о том, что она хотела бы еще попробовать. Выяснилась, что тема бондажа и порки ее то же очень возбуждает. Я это уже подозревал по нашей переписке, так что пара веревок у меня в сумке лежала, ну а выпороть можно и ремнем. Через некоторое время мне захотелось продолжить наши игры.

 — Иди сюда — поманил я ее и выставил на угол стола пустую бутылку.

Лена все поняла, подошла и встала над бутылкой, широко расставив ноги.

 — Присаживайся!

Она стала медленно сгибать ноги, направляя бутылку себе во влагалище. Я наблюдал, как горлышку раздвигает ей половый губы и исчезает внутри. Не выдержав, я встал, подошел к Лене, крепко сжал соски стал дергать их вниз. Получилось, что Лена, что бы уменьшить боль сосках, когда я дергал их вниз, сама стала глубже насаживаться на бутылку. Вдруг она вскрикнула и просела на бутылку больше чем на половину. Я отошел и посмотрел, да самая толстая часть бутылки уже была у нее во влагалище, Лена тихонько постанывала. Я достал из сумки одну веревку. У Лены расширились глаза то ли от страха, то ли от предвкушения чего-то неизвестного. Я связал ей руки за спиной и на всякий случай еще раз дернул ее за сосок и надавил на плечи. Лена еще немного подогнула ноги. После этого я подошел к свои брюкам и вытащил из них ремень, у Лены еще больше порозовели щеки. Я подошел к ней и слегка, но звонко шлепнул ее по груди, потом по другой. Затем стал усиливать шлепки, потом встал сбоку и стал бить исключительно по соскам. Когда я шлепал по груди сбоку, то ее сиськи раскачивались и подпрыгивали.

Через несколько минут вся грудь стала багровой, я дотронулся до ее сосков, они были как каменные, сама Лена сидела закрыв глаза и постанывала. По бутылке, которая на две трети была в ее влагалище, стекали соки. Я налил в рюмку и просто влил ей в рот коньяк. Видимо, это было последним необходимым фактором. Проглотив коньяк, Лена опять затряслась в оргазме. Когда она успокоилась, я взялся за бутылку и подтолкнул ее вверх, Лена привстала. Я потянул бутылку на себя, Лена мелкими шажками отошла от угла стола. Тогда я резко, со шлепком выдернул бутылку из ее влагалища. От этого Лена очень громко вскрикнула и широко открыла глаза.

 — Пойдем, охладим грудь — сказал я направляясь в ванну. В ванной Лена встала передо мной и стала ждать, что будет дальше. Я же включил душ, только холодную воду и направил ей на грудь. Лена стала покрикивать уже не умолкая, еще бы, красные, горячие, отшлепанные груди и ледяная вода давали отличный эффект. Но убрать душ она не могла, руки еще были связаны за спиной. Вскоре она привыкла к температуре и уже не вскрикивала. Тогда я выключил воду и развязал ее.

Когда Лена вытерлась, мы вернулись в комнату, сели по креслам, перекусили, еще выпили. Бутылка я опять оставил на краю стола. Лена искоса поглядывала на нее.

 — Неужели она поместилась во мне? — не выдержав спросила Лена.

 — Да. Примерно на две три.

 — Ничего себе... Даже не верится. Такого размера в моем влагалище еще не было — улыбнулась она, беря бутылку в руки — Я вообще-то и не думала, что она войдет.

 — Мы еще твоей попкой не занимались — напомнил я.

От этих слов Лена только не громко охнула и поставила бутылку обратно.

 — А что ты вообще чувствовала? — спросил я.

 — Сначала было просто возбуждение, когда я только садилась на бутылку. Потом, когда ты стал связывать руки, стало страшно, но от этого я возбудилась еще больше. Затем боль и в сосках, и во влагалище, а затем, когда ты стал шлепать ремнем, все это перемешалось с диким возбуждением, наверное, я буду не против, если ты захочешь пороть меня еще сильнее, особенно по соскам хорошо. А когда ты резко выдернул бутылку, это было так неожиданно и так здорово! Даже хотелось вернуть ее обратно и еще раз так сделать. Я несколько раз кончила — призналась Лена. — И по-моему почти протрезвела — виновато сказала она.

 — Ну что же, пей — я протянул ей только начатую вторую бутылку.

 — Прям так?

 — Да, пей из горлышка, три БОЛЬШИХ глотка.

Лена покорно взяла бутылку и сделала глотки.

 — Сядь передо мной на колени, теперь пепельницей будет твоя грудь — приказал я и закурил.

Лена с готовностью села передо мной сильно сжав груди и приподняв их. Было видно, что она уже не боится и готова исполнить все, что ей скажут. Я курил и стряхивал пепел ей на грудь, между грудей. Потом я заметил, что Лена старается подставить под пепел сосок. Ну что же, следующий раз поднес сигарету к соску и стряхнул пепел. Лена только и успела, что ахнуть, но не отстранилась, а только приглашающее приподняла вторую грудь. Второй раз пепел попал на второй сосок. Скажу сразу, что ни о каких ожогах здесь не идет и речи. Да, ей было больно, но все это на грани боли с наслаждением, я не садист и мне не доставляет удовольствие причинять нестерпимую боль или наносить увечья. Все делалось именно на таком уровне игры, когда обоим доставляет удовольствие.

После того, как я покурил, Лена осталась сидеть передо мной на коленях и выжидающе смотрела, что будет дальше.

 — Сделай еще что-нибудь с моей грудью — сама попросила она — мне хочется что бы ты еще помучил мои сиськи, можешь побольнее!

 — Хорошо, подай веревку.

Лена встала и покорно принесла вторую веревку, потом опять встала передо мной. Я обвязал сначала вокруг нее, а потом стал по отдельности перетягивать ей груди. Вскоре они стали похожи на два совершенно круглых мячика, причем очень сильно надутых. Лена с восхищением смотрела, как они наливаются становятся упругими. Я взял со столовый нож и слегка провел по груди. От этого прикосновения на груди осталась яркая белая полоса. Зрелище, конечно, неописуемое. Связанная грудь четвертого размера, далеко торчащая вперед.

 — Встань на ноги и сделай десять прыжков вверх.

Когда Лена стала прыгать, грудь шикарно подскакивала, иногда да же задевая Лену по подбородку, да ей и самой это нравилось, Лена старалась прыгать энергичнее, что бы грудь подскакивала как можно выше. Насмотревшись на это зрелище, я подошел и сильно сжал груди руками, потом зажал соски и стал дергать в разные стороны. У Лены уже подкашивались ноги, но она покорно все терпела и стонала. Только иногда сквозь стон я слышал слово «Еще!»

Я подумал, что пора ее и выпороть. Толкнул ее на кровать, приказал приподнять и раздвинуть ноги ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх