Два немецких француза

Страница: 2 из 3

и длинной в несколько сотен серий.

К этому времени я уже абсолютно потерял какие либо тормоза, меня трахали все, ну... или почти все... Половина учителей мужского пола, почти все старшеклассники, их друзья, приходившие группами к школе после уроков, специально «проводить» меня. Я отсосал, пропустив литературу, у школьного сантехника, пятидесятилетнего дедушки. Я отсасывал в раздевалках перед уроками, давал в попу в тесных кабинках туалета на большой перемене, я умудрился отсосать у одноклассника прямо на уроке биологии — я не отказывал никому... и когда мой «видеозатейник» недавно с радостью и гордостью продемонстрировал мне несколько сайтов в интернете, на которые он выложил кучку видеоматериала со мной в главной роли, я только пожал плечами. Единственное, что меня ужасно задело — видео моего первого изнасилования семерыми армянами. Оказывается вся квартира, была напичкана скрытыми камерами!"Сука, ты!» — только и смог заплакав сказать я. «Не тебе, шлюхе пидарской, на мне клеймо ставить» — ответил он с улыбкой и ударил меня по лицу.

Сегодня, придя по его звонку, и взглянув на его лицо, я понял, что он приготовил мне что то особенное. Он сразу провел меня в зал и сказал, чтобы я разделся. Когда я сделал это, он подвел меня к низенькому пуфику на ножках, заставил лечь на него животом, после чего привязал мои руки и ноги к ножкам пуфика скотчем. Я слышал какое то сопение и возню на кухне, но даже не старался предположить, под кого он меня сегодня положит. Когда наконец он жестко зафиксировал меня так, что я не мог даже пошевелиться, из кухни на его зов вышел молоденький парнишка. Я привык уже к его дурацким выходкам с моей задницей, но зачем меня надо привязывать для маленького мальчика? И уже через секунду я понял зачем — из кухни за пацаном неспешно вышли два огромных дога. Передние лапы их были обмотаны тряпками и я понял, что сейчас меня первый раз в жизни будут трахать в зад животные. Тошнота разом подступила к горлу и меня бы наверное вырвало, но габариты этих собак наводили на меня такой ужас, что все сжалось внутри меня. Я боялся даже посмотреть в их сторону. Полными ужаса и слез глазами я смотрел на своего мучителя и почти беззвучно шептал — «Не надо, пожалуйста, не надо». «Хули ты обосрался?» — ухмыльнулся он — «В твою дыру даже конский уже заталкивать не надо, он сам туда провалится». Не знаю, насколько хорошо доги понимают человеческую речь, только моя «дыра» их сразу заинтересовала. Один из них несколько раз ткнулся мокрым носом в мои раскрытые ягодицы. Я съежился и тут же почувствовал как горячий, шершавый язык лизнул мои растянутые многочисленными членами губы ануса. Ощущение было такое, как будто по промежности провели мокрой наждачкой. У меня непроизвольно вырвался стон. Это заинтересовало вторую собаку и возле моего лица тут же очутилась голова второго дога, которая была, наверное, раза в два больше моей головы. И хотя задний начал интенсивно вылизывать мне очко, я больше не производил никаких звуков, а только боковым зрением следил за нависшей над моей головой огромной собачьей мордой. Дог наклонился ко мне и лизнул мое мокрое от слез лицо. Резкий запах псины из пасти этого чудовища заставил меня содрогнуться от рвотного рефлекса, но я побоялся отвернуться от него. Он лизнул еще несколько раз. Было в этом что то из области «собачьей нежности». Я инстинктивно почувствовал, что этот монстр как бы просит меня не отвергать его ласки, не препятствовать тому, что будет происходить дальше...

Он сел передо мной на задние лапы, и в полуметре от моего лица я увидел ярко красную, заостренную головку его члена, немного выступившую из его мехового мешочка. Он несколько раз лизнул ее, и член вылез еще сантиметров на десять. В ярком свете видеосъемки я видел каждый бугорок, каждую жилку полового органа этого животного. Я не знал насколько еще он может выйти из него наружу, но даже сейчас, габариты его внушали уважение и... , о ужас!... я... мне... короче, я захотел его! Не знаю, что почувствовал мой дружок сзади, может мое участившееся дыхание, может еще по каким-то их, собачим признакам, но он понял, что раскоряченная на пуфике сучка готова к спариванию. Он взгромоздился на меня всем своим весом взрослого теленка, и я почувствовал, как острый кончик члена собаки начал беспорядочно, но к моему удивлению довольно сильно, тыкаться во все места моей мягкой задницы, кроме того, куда ему необходимо было попасть. Наверное, со стороны на это было смешно смотреть, но мне было не до смеха. Мне было тяжело физически переносить давившую на меня массу, тем более, что пес так сильно сжимал передними лапами мою талию, как этого не делал ни один мужчина. Вообще, меня поразила сила напрягающегося на мне тела и это дикое животное желание вонзить в меня член, которое даже в малой степени не походило на желание какого-нибудь мужчины, сделать то же самое. Прямо возле уха я слышал тяжелое, бешенное дыхание собаки, и как это ни глупо, мне стало его жалко. Я попытался помочь ему и насколько смог, расслабил задний проход. Видимо почувствовав членом податливое место у меня между ног, пес стал более направленно втыкать туда острие своего крупнокалиберного орудия. Пару раз он попал куда надо, но тут же, своими неуклюжими телодвижениями, выдергивал член, не успев проникнуть в попку достаточно глубоко. Он несколько раз спрыгивал с меня, вылизывал полностью раскрывшееся навстречу ему очко и снова наваливался на меня, продолжая свои попытки. Я уже начал уставать от этого, когда собаке все же удалось воткнуть в меня член. Короткими, сильными толчками он стал трахать меня. Похоже, секс с собакой сильно отличался от человеческого. Его здоровенное, красное хозяйство проникало в меня все глубже, но если я при этом и испытывал какую то боль, я ее не замечал, поскольку я почти сразу почувствовал такой оргазм, какой получал от мужиков считанные разы. Его резкие, мощные тычки в меня были так непохожи на движения мужчин! То, что двигалось во мне, доставляло мне просто волшебное удовольствие. При каждом толчке я громко вскрикивал, лицо побагровело, глаза были широко раскрыты, но я ничего перед собой не видел, изо рта текла тягучая слюна. Через пару минут собака остановилась. Я чувствовал, как тело моего необычного любовника с промежутком в секунду напрягается и в такт этим напряжениям, напрягается и пульсирует во мне его сильно увеличившийся в размерах орган. Я никогда не видел эрегированного члена собаки и естественно не знал его строения. Сладкий туман кайфа, полученного минуту назад начал спадать и я почувствовал небольшую боль от раздувшейся во мне луковицы, у корня его члена. Я привык к сношениям с мужчинами, мне очень нравилось это делать, но ощущения того, что сделало со мной это животное, были совершенно другими. Они были ярче! Могучее тело дога начало расслабляться, он положил мне на спину правую лапу и от этого движения я почувствовал, как его луковица, неимоверно расширяя дырку моей попки, начинает выходить из меня. «Сожми жопу!» — пискнул мальчик — хозяин собак, и я инстинктивно сжал задний проход, пытаясь задержать член в себе. Получилось, но было больно. Дог сбросил с меня вес своего тела, встав передними лапами сначала рядом со мной, и через секунду перетащив заднюю лапу через меня, встал ко мне задом. Я вопросительно посмотрел на мальчика: «Все?». Пацан зло посмотрел на меня — «Какой хуй «все»! Сожми жопу и держи, он еще спускает в тебя! А то не знаешь!». Я не чувствовал, что во мне что то происходит, но мальчика послушался и продолжал удерживать в себе все еще не опавший член кобеля. Это делать было не трудно, хотя и немного больно, даже моей растраханной дыркой, из-за раздувшегося во мне шара у основания члена. В таком положении, мы с ним находились минут пять. За это время я узнал о себе много нового. Мой «видеооператор» закончил съемку и обсуждал с мальчиком нашу с Пьером (так звали кобеля) случку. Обсуждение началось с того, что мальчик высказал «моему» претензию, по поводу того,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх