Роман с демоном

Страница: 1 из 2

Когда жрица Талирия вышла из дома лендлорда, уже сгущались сумерки. Опять посещение демона, и опять в итоге труп, уже пятый. Правда жрица не могла не признать, что теперь семья Сараморонго заживёт гораздо лучше. По-гибший был весьма гнусным типом, как, впрочем, и другие жертвы демона, любящим унижать и оскорблять зависимых людей, да и просто тех, кто не мог ответить. К тому же покойник был жутким скрягой, заставляя близких ходить в обносках и питаться едва ли не объедками.

Девушка — а жрице было всего 24 года, — пошла по тропинке, желая срезать петлю от дома лендлорда до городка. Идти было не так далеко, всего три мили, но идти в сгущающихся сумерках, зная, что бесчинствует в округе демон, удовольствие ниже нижнего. Жрица не заметила, как по прогалине за её спиной мелькнула тень, а потом нечто налетело, схватило и утащило. Только и успев сказать «А-а-х!», жрица потеряла сознание.

Талирия почувствовала, что лежит на чём-то мягком, и открыла глаза. Больше всего помещение, где она лежала, напоминало закуток пещеры, отгороженный перегородкой с дверью. В трещину был вставлена палка, к которой был подвешен фонарь, освещавший помещение. Девушка села и возле ног что-то звякнуло, она глянула и поспешно отодвинулась: там лежала железная цепь, соединяющая два железных кольца.

Тут дверь скрипнула. Талирия взглянула на вошедшего и, дико взвизгнув, отшатнулась к стене. Перед ней возвышался демон. Меж двух остроконечных ушей торчали изогнутые рога, продолговатые глаза имели вертикальные зрачки, изо рта торчали клыки, руки и ноги заканчивались лапами с когтями, а за спиной топорщились сложенные крылья, сзади виднелся хвост. Талирия удивлённо сморгнула. Это была демонесса! У ней была очаровательная высокая грудь и... и выпуклый лобок. Демонесса оскалила клыки (улыбнулась, что ли?) и сказала неожиданно красивым серебристым голосом:

 — Я вижу, жрица очнулась. Хорошо. Поешь.

Она поставила перед девушкой корзинку, а сама отошла к двери и присела на корточки. Боязливо и, к соб-ственному удивлению, с внезапно пробудившимся интересом поглядывая на демонессу, Талирия откинула кусок пёстрой ткани, которым была прикрыта корзинка, и обнаружила там хлеб, сыр, луковицу и бутылку вина, а ещё нож. Действительно, жрица почувствовала, что страшно голодна: она лишь позавтракала рано утром, и пришлось поститься до вечера. Вдолблённый в храме этикет сработал и сейчас: хоть Талирии и хотелось хватать и пожирать с чавканьем, она нарезала кусками и ела медленно, запивая вином. Личико демонессы было непроницаемо, но в глазах, как показалось девушке, мелькнуло одобрение. Когда Талирия поела, демонесса подцепила когтём корзинку и сказала:

 — Если хочешь облегчиться, третий поворот направо. — И исчезла.

Изумившись такой доброте, девушка решила всё-таки прогуляться. Взяв фонарь, Талирия вышла следом. Похоже, всё-таки это была естественная пещера: стены лишь немного подровняли, были видны следы от кирок. Вот и третий поворот направо...

Сначала девушка хотела вернуться в свой закуток, но потом решила протии по коридору. Миновав четыре или пять дверей, она повернула и вдруг оказалась на карнизе, откуда открывался изумительный вид на долину. Была ночь, в вдалеке светились огоньки, под луной сверкала лента реки, лёгкий ветерок нес аромат лугов, полей, рощ. Жрица замерла на краю карниза.

 — Бесподобно, правда? — вдруг раздался серебристый голос демонессы.

Талирия едва не навернулась вниз от неожиданности, лишь поддержка демонессы помогла ей удержаться. Демонесса сидела на краю, как бы спрятавшись в тени, светло-серая кожа приобрела тёмно-серый цвет, идеально прячущий её. Посмотрев на демонессу, жрица вдруг подумала, как прекрасна эта девушка, какой-то своеобразной красотой. Немного помолчав, Талирия спросила:

 — А ты откуда знаешь про это убежище?

 — Случайно наткнулась, — ответила та, — когда искала пристанище. Снизу пещеру нельзя увидеть из-за карниза, сверху — из-за козырька. А мне очень удобно взлетать. Обычно требуется разбежка, а так я просто прыгаю вниз.

Помолчав, жрица спросила:

 — Извини, а как твоё имя?

 — Траг Аран Мон, — ответила демонесса. — Траг — это родовое, Аран — клановое, — а Мон — личное. На человечий язык это можно перевести примерно как Подлунная Скользящая Искра.

 — Красиво! Если можно, я буду называть тебя Мон, — попросила девушка. — А меня зовут Талирия, просто Талирия. Когда-то у меня было и родовое имя, но к нам пришли посланцы Храма и объявили, что девочке суждено стать слу-жительницей Бога. Кто в силах оспорить волю посланцев? И в два года я стала жрицей... Кто я, откуда — мне никогда этого не скажут.

Мон клацнула клыками:

 — Бедняжка! Я хоть что-то о себе знаю...

 — Да нет, Искра, я ни о чём не жалею. Даже если бы я знала, то всё равно не вернулась бы туда. Слишком много воды утекло с тех времён! — спокойно сказала жрица. — Обо мне давно забыли, разве что только мама иногда вспомнит. Но вспоминает она крохотную девчушку, а я давно выросла. Нет, Мон, мой дом — Храм, моя судьба — Служение Богу.

 — Может быть, ты и права... — согласилась демонесса.

 — Можно тебя спросить? — сказала девушка. — Почему ты меня похитила?

 — Ты мне понравилась, — оскалила клыки в улыбке Мон. — Несколько дней назад я увидела, как вы купались в реке, вас было десятка полтора, но мой взгляд видел только тебя одну. С тех пор я охотилась за тобой. И вот сегодня повезло.

Слова демонессы ошеломили девушку и вогнали в краску. Она вспомнила, как они дурачились тогда, как резвились, сбросив все одежды, пока не явилась старшая жрица Ливарон и не погнала в храм. Она почувствовала, как внизу живота разливается жар. А Мон тем временем продолжила:

 — Ещё немного — и я бы попыталась выкрасть тебя прямо из храма, хотя его опоясывают мощные охранные заклинания и талисманы.

 — Это не моё дело, конечно, — сказала Талория, — но почему ты убиваешь?

 — Таковы условия сделки, — ответила Мон. — Я выполняю одно желание колдуна, а он отпускает меня на волю. Этот недоношенный кретин пожелал, чтобы я убила семь его врагов, и назвал их имена.

 — Но почему кретин? — удивилась Талирия.

 — Да потому что он неправильно провёл обряд вызова, — с досадой сказала демонесса, — а потом ухитрился сжечь листок с заклинанием. В результате дорога домой для меня закрыта если и не навсегда, то на весьма солидный срок. Семь — восемь тысяч лет, а то и больше...

 — Мама родная... — прошептала потрясённая девушка.

 — Н-да-с, прилично, — сверкнула клыками Мон. — Для порядка надо бы наказать его, но я не буду. Придурок всегда придурком останется. Он ухитрился не только листок заклинанием сжечь, но и дом спалить, и сам хорошо поджариться. Вы ему помогли, но если он не умрёт, то калекой точно останется.

 — Так вот это кто! — вспомнила жрица. — Нет, ну надо же чтобы именно этот недотёпа демона вызвал! Мы в храме на кого только не думали, всех на косточки разобрали, но на эту бледную немочь и близко не подумали! Кто-то использовал его, чтобы очистить округ от мрази. Только кто?

 — Ладно, Талирия, — демонесса провела когтём по скуле жрицы, — на сегодня закончим. Мне предстоит ещё одно дело.

 — А кто сегодня? — рассеянно спросила Талирия.

Девушка вдруг поймала себя на том, что ей понравилось прикосновение Искры. Она прижала руку демонессы к своему лицу и поразилась: кожа демонессы, такая грубая на вид, оказалось удивительно гладкой и нежной.

 — Начальник ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх