бновленные люди. Часть 3.

Страница: 1 из 2

Данное произведение является плодом фантазии автора и не отражает его личных предпочтений, в том числе и сексуальных. Любое сходство главных героев с реальными людьми считать случайным. Перепечатка рассказа и любых его частей разрешена автором в соответствии с действующим законодательством РФ, то есть с указанием как минимум ника автора, но рекомендуется читать его весь, дабы не потерять сюжетную линию и ощутить его структурную целостность...:)

Сильвестр взял одну из книг стоящих на полке — первую, попавшуюся под руку, раскрыл и углубился в чтение. Один абзац привлек его внимание.

Он просил меня быть честной с ним — «Ты ведь не любишь меня, это правда?»

 — «Правда, я не люблю, прости...»

 — «И этого не будет никогда... ?»

 — «Никогда...

 — «Тебе это плохо слышать?»?

 — «Мне плохо оттого, что тебе плохо...»

 — «Мне не плохо, — сказал он, — «Я люблю тебя...»

 — «Я все понимаю, сердцу не прикажешь, сказал он...»

 — «Дело не в моем сердце, — ответила я.

 — «Не в сердце? Но в чем?»

 — «Дело в твоем сердце» — ответила я.

Он сказал: «Лучше сгореть от страсти, взять все от жизни, а потом сгинуть где-нибудь и не жалеть ни о чем...»

Глупый, жестокий, несправедливый мир...

 — «Да» подумал Сильвестр, прав был Иван Бунин, сказавший: «Тщеславие выбирает, истинная любовь не выбирает», не выбирает социального положения, возраста и объекта любви, она приходит, и ты в один прекрасный миг понимаешь — вот она, а потом еще и удивляешься, как же ты раньше этого не видел, смотрел широко раскрытыми глазами и не видел. А сейчас, видишь, чувствуешь всем своим существом, ощущаешь прикосновение к себе частицы другой души. Для любви не существует никаких градаций — таких как больше, меньше, сильнее, слабее, можно только сказать, что любить можно по разному и то потому, что человек зачастую сам не способен провести четкую грань — найти отличия в своем чувстве любви к сестрам, братьям, родителям, любимому человеку... При всем этом любой человек способен ясно определить — любит он или нет!

И только тщеславие способно выбирать — возраст, время, социальное положение — большинству хочется посимпатичней, помоложе, побогаче и т. д. и т. п. Вряд ли женщина будет сильнее любить своего мужа, если он внезапно станет чемпионом мира по бодибилдингу или, например, парень хочет себе жену манекенщицу или модель — это тоже тщеславие, он костьми ляжет, но будет к этому стремится; к тому, чтобы потешить свое эго, «любовь» к идолам того же разряда (богема, знаменитости, певцы и певички, красивая жизнь). Конечно, люди могут возразить — должны же быть у любимого человека какие-нибудь положительные черты, за которые мы его полюбили. И они естественно есть. Человек — это микрокосмос, частичка большого космоса, частица Бога и наиболее полно он раскрывается во всей своей красоте лишь тогда, когда бескорыстно любит другого человека, готов всегда отдавать больше, чем брать и совершенствуется он не потому, что так внезапно захотела его половинка, а из-за того, что внешнее содержание стало больше соответствовать внутренней красоте и гармонии внутренней вселенной...

Тут поток его мыслей прервал радостный возглас из соседнего прохода книжного магазина, видимо Кира нашла книжку, которую она давно хотела прочитать. Кира выпорхнула из прохода, с книжкой и бросилась ему на шею. Одета она была довольно легко и воздушно — тонкие белые хлопковые джинсы и топик открывающий загорелый животик, в сочетании с серебряными украшениями тонкой работы, Кира производила впечатление современной принцессы из сказки. Тонкие длинные волосы цвета расплавленного белого золота рассыпались по точеным плечам. У обоих на безымянных пальцах правых рук гордо красовались серебряные обручальные кольца.

Сильвестр обнял свою жену, от нее тонко пахло нежными духами «Ма гриф» французской фирмы «Карвен». Сам Сильвестр был одет в стального цвета футболку и черные, прошитые серебряными нитями джинсы, настолько удобными, что он их почти не замечал.

Ищущие теплые губы Киры, обещавшие неземное блаженство, встретились с его губами. Ее горячий язычок проник к нему в рот, лаская его губы изнутри, захватив его нижнюю губу своими губами и ровными зубками, она легонько потянула ее сосущим движением. Сладкая нега охватила обоих. Кира тихонько застонала и возбужденно шепнула ему: «Пойдем домой». Красивые голубые глаза — озера хрустально чистой воды подернулись рябью и приоткрыли чарующую глубину женской чувственности. Сильвестр обнял ее за талию и прижал ее к себе, и они пошли к выходу, не забыв заплатить за книжку, которую выбрала Кира. Со стороны оба смотрелись просто чудесно — тонкая изящная фигурка Киры в своем восхитительном белом наряде и высокая гибкая фигура Сильвестра с волосами черными как вороново крыло, настолько черными, что они отливали синевой.

Войдя в квартиру Сильвестр подхватил Киру на руки и понес в спальню. Вспышка страсти накрыла их как горная лавина. Выныривая и хватая ртами воздух, утомленные и счастливые они лежали на кровати, затем Кира пошла в душ. Сильвестр расслабленно лежал, набираясь сил. Молодые и здоровые они давно заменили в любовной игре количество качеством, стараясь максимально подарить друг другу ласку, нежность и любовь. Кира вышла из душа в коротком зеленом халатике с искусно вышитыми золотыми драконами и небольшими колокольчиками вместо пуговиц, тихо звеневшими при каждом шаге, ее чудесные волосы блестели от маленьких капелек влаги, словно она была соткана из яркого слепящего ореола с мелкими вкраплениями блестящих алмазов. Сильвестр залюбовался чудесной картиной восставшей из пены богини любви Киры. Мурлыча Кира начала подкрадываться к лежащему Сильвестру, когда при очередном шаге ее халатик распахнулся, он не выдержал, вскочил, схватил в охапку, взвизгнувшую от неожиданности Киру, и отнес ее в ванную. Через полчаса они уставшие заснули в объятиях друг друга...

Завтра они собирались отправится в поездку в свой медовый месяц. После долгих раздумий выбрали отечественный курорт на берегу Байкала с такими красивыми заповедными местами которые Альпам и Швейцарии и не снились...

Ярослав сидел за столиком в баре ночного клуба, скоро должно было начаться танцевальное представление его девушки Ольги. Высокий, худой, но жилистый с темно-русыми волосами и серыми глазами, изредка разгоравшимися до желтого свечения в приступы ярости, и прямым профилем настоящего славянского воина-росса. Ярослав уже несколько лет занимался рукопашным боем и вполне мог постоять за себя. Он привык жить по формуле: тот, кто в состоянии пожертвовать всем, может добиться всего. И все-таки чего-то ему в жизни не хватало. Даже не женщины — единственной и неповторимой (Он улыбнулся), а того комплекса проблем, который обычно с ней связан. Познакомились они с Ольгой случайно, три месяца назад. Тогда он защитил очаровательную незнакомку от от группы подвыпивших подростков пытавшихся показать свою молодецкую удаль на симпатичной одинокой девушке греческого телосложения с красивым византийским именем Ольга. Она плакала — изорванное платье цвета пепел розы вряд ли уже подлежало восстановлению. Накинув плащ на ее вздрагивающие от приглушенных рыданий плечи и протянув ей ее сумочку он представился и предложил проводить ее до дома.

 — «Ольга» — «Ловко вы их». ответила она, смахнув слезы.

 — «Да, повезло, что легко отделались».

 — «А они не вернутся»

 — «Это вряд ли, у страха глаза велики» — сказал он и улыбнулся.

Тут он, наконец-то взглянул в глубокие синие глаза Ольги и поразился до глубины души, ее чистоте, непорочности и отсутствии страха, тонко очерченные брови и красивые нежные губы завершали облик этой прекрасной девушки. В провинции еще появлялись такие светлые и чистые души, не замаранные грязью ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх