"Солнечная долина"

Страница: 1 из 2

Эта история началась с того, что однажды в середине августа мне позвонила подруга, живущая в другом городе, и не терпящим возражения голосом сказала: «28 августа в шесть часов вечера ты должна быть на турбазе «Солнечная долина». Подруга моя Татьяна работает в милиции, с этой госпожой майором не решается спорить даже ее непосредственный начальник, ну а я уж тем более. Муж Славка ее просто обожал и предпочитал жену слушаться, чем быть во всем виноватым. Дружили мы с Татьяной еще со школы, и дружба наша была, по словам Славки, в сто раз надежнее, чем мужская.

Турбаза «Солнечная долина» находится на берегу небольшого, но красивого озера, вокруг озера — горы и леса. Как получилось, что у самого озера нет никакого населенного пункта, я не знаю. Стоят только несколько турбаз да дача какого-то крутого ведомства. «Солнечная долина» состоит из двух десятков гостевых домиков, баньки, столовой и административных помещений. Мы уже отдыхали здесь года два назад с Танькой и Славиком, четвертым был тогдашний мой любовник Игорь, так и не ставший моим мужем. Домики в основном четырехместные и двухместные, достаточно комфортные и уютные, вот только удобства и душ общие и находятся на краю турбазы. До берега озера — метров пятьдесят, до ближайшего поселка 18 км, поэтому здесь непривычно чисто, нешумно, все располагает к спокойному отдыху. Если бы я знала, какой «спокойный» отдых меня ожидает, я бы отправила Татьяну далеко-далеко.

Но сейчас я стояла на деревянном крыльце административного домика турбазы и чувствовала себя растерянной. Татьяны еще не было, а на часах полседьмого. Приехала я на своей Короллочке, Татьяна же должна была приехать на мужниной «девятке». С кем она приедет, я догадывалась. Уже с полгода, как Танька с восторгом рассказывала по телефону о своей новой знакомой, с которой познакомилась на каких-то курсах. Если честно, я немного ревновала свою першую подругу к Жене. Попытки познакомить меня сначала со Славкиными неженатыми друзьями, потом со своими коллегами Татьяна уже бросила, как-то не улыбалось мне всю свою жизнь со всех сторон заполнить ментами, одного майора мне хватало за глаза. Поэтому я почти была уверенна, что мужиков она не привезет. Я бы предпочла, чтобы она вообще никого не привозила, хотелось пообщаться с Танькой без посторонних, столько накопилось всего за полгода разлуки. Конечно, мы постоянно созванивались, но полноценного живого общения с Татьяной мне очень не хватало.

Но вот и красная «девяточка» на большой скорости, сигналя, въехала в ворота турбазы и подкатила ко мне. За рулем ослепительно улыбалась Татьяна, а рядом сидела незнакомая девушка. Значит, это и есть Женя. Пока мы с Танькой обнимались, визжали и целовались, Женя с интересом оглядывалась, видимо, была здесь впервые. Когда мы стали знакомиться, я наконец разглядела ее. Глаза, ее глаза поразили меня. Лучистые, улыбчивые, смущенные — я не могла оторваться от них. Чем-то Женя напомнила мне Джулию Робертс, разве что рот у нее не был таким огромным, и рост был пониже. Если Татьяна всегда была крупной при своей стройности и элегантности, то Женя имела мальчишескую сухощавую фигуру. При этом все прелести у нее были на месте — и попка, и груди. Одета Женя была по-спортивному, я заметила, что на вид скромная одежда вся фирменная, хороших марок. Татьяна, в отместку за невзрачную милицейскую форму, в жизни одевалась со вкусом, но ярко, немного крикливо, но ей это шло. У нас с Женей оказались одинаковые предпочтения в одежде, в цветовых сочетаниях.

Ну, а потом мы устраивались, распаковывали сумки, загружали холодильник продуктами и алкоголем. В этих приятных хлопотах мы с Танькой успевали обмениваться самыми нетерпеливыми новостями, Женя больше помалкивала, лишь изредка вставляя шутливые комментарии в Танькины рассказы. Мне же было как-то неспокойно, но я никак не могла найти, понять причину своего беспокойства. Наконец-то вещи были разложены по местам, обе спальни приобрели жилой вид. Мы с Татьяной устроились в одной комнате. На кухоньке была плита, и мы на скорую руку соорудили закуску, после чего сели за стол. Рюмка холодненькой водки после пяти часов езды пошла замечательно. Мы с Женей уже и забыли, что познакомились только что, было ощущение, что знаешь человека давным-давно. С каким-то удовольствием я слушала Женин смех, открытый и заразительный. Иногда я ловила на себе ее взгляд, изучающий, ласковый. Танька же сидела довольнющая, радостная, что мы с Женей понравились друг другу. В общем, компания получилась что надо, у всех у нас троих были примерно одинаковые вкусы, взгляды на жизнь, мы были ровесницы, а если и возникали споры, до ссоры не доходило, все обращалось в шутку. Свое непонятное беспокойство я не то чтобы совсем устранила, просто задвинула его далеко в глубины сознания.

За весельем мы опустошили бутылочку водки и пошли купаться. Вода к вечеру прогрелась до состояния парного молока и была замечательной. Проблемы на работе, проблемы личные, городская жизнь — все это было напрочь забыто. Было вечернее ласковое солнце, бездонное темно-синее небо, теплая прозрачная вода, шелковый песок и плескающиеся хохочущие подруги. Красота! По всему берегу лежали, сидели загорающие, купались немногие, мы шумели громче всех, и поневоле внимание было обращено на нас. Мужчины оглядкой от жен кидали на нас жадные взгляды. Нам троим было по 30 с небольшим лет, но фигуры у нас сохранились почти девичьи, и было чему позавидовать.

После купания мы продолжили кутить, приготовив вкуснейший ужин из привезенной с собой рыбки. Кутили мы с песнями, с анекдотами, хохотали до икоты, а напоследок еще и потанцевали. Когда уже не стало сил, сели на крылечко и, глядя на звездное небо, тихо запели всеми троими любимое: «Под небом голубым... « Так закончился первый день моей новой жизни.

У нас с Татьяной за долгие годы сложился определенный порядок на отдыхе. При встрече мы весело напиваемся, но все остальные дни мы потребляем очень умеренно. Больше для состояния расслабления, чем для опьянения. Но первое утро, само собой — оно самое тяжелое. Вот и сейчас я в полусонном состоянии в одних плавочках добрела до холодильника, чтобы жадно выглотать банку холодного натурального сока. Слышу за спиной нетвердые шаги, говорю:

 — Танька, чего встала, я бы тебе принесла.

Услышав Женин голос, я чуть не уронила банку на пол. Надо же было умудриться с похмелья забыть о Женином существовании! Женя стояла передо мной в таком же «костюме», как и я. Мне в глаза бросились темные соски грудей, торчащие прямо мне в лицо. Женя тоже смотрела с интересом на мои груди. Комплекции мы были одинаковой, но груди у нас имели немного разную форму и размер: у меня чуть больше. Неожиданно она молча протянула руку и взяла мою грудь в ладонь. Погладила большим пальцем сосок, глядя прямо мне в глаза. Я не могла даже вздохнуть, стояла, не дыша и глядя на Женю. Всю меня захлестнуло холодом. Я не знаю, сколько мы так стояли, мне показалось, что прошла вечность.

Очнулись мы от Танькиного рева:

 — Ну, где ты там со своим соком!

Женя отдернула руку, мы разошлись, оглядываясь друг на друга. Дальнейшую нашу с Женей скованность можно было легко списать на похмелье. Я поневоле искала взглядом ее, Женя, я заметила, тоже бросала на меня смущенный взгляд, но мы почти не общались. Танька ничего не замечала, она самозабвенно болела. После утреннего купания и плотного завтрака всем стало намного легче, но мы все равно решили полежать и, если получится, до обеда поспать. На турбазе при желании можно было кормиться за отдельную плату в столовой, но мы договорились готовить сами, тем более условия позволяли.

Я лежала, закрыв глаза, пытаясь уснуть, Татьяна ушла в комнату к Жене, и они о чем-то лениво сплетничали. А я думала об утреннем случае. Хотя я не знала, что думать, смятение меня одолевало. Что это было? Ясно было, что у нас с Женей сразу возникла взаимная симпатия. Но дальше для меня все было загадочно....

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх