Дикари

Страница: 1 из 3

Лиля, невысокая, пышненькая брюнетка, и Мила, худенькая блондинка с томными, васильковыми глазами, были студентками второго курса исторического факультета университета. Они ютились в одной комнатке университетского общежития, жили, как правило, впроголодь, но вполне дружно и счастливо, если бы только их мирное существование не нарушали постоянные приставания некоторых, не в меру сексуально-озабоченных, студентов и частые придирки преподавателей по знанию предметов.

Вот и сейчас девчата взгрустнули, так как им предстояло написать реферат на тему: «О сексуальной доминанте в развитии языка у первобытного человека». О таком они и понятия не имели. Дело в том, что свои сексуальные потребности они научились удовлетворять сами, занимаясь мастурбацией, а, когда становилось совсем невмоготу, то ложились друг на друга валетом и с помощью губ и языка доводили свои «мышки» до полного оргазма. Освободившись, таким простым способом от бремени сексуального пресса, девушки, взяв в рот по сухарю, вновь усаживались за учебники, чтобы продолжать грызть гранит науки. Но вот, если бы не эти проклятые рефераты. Ну откуда им было знать, чем и как занимались этим делом люди в глубокой древности. Поняв, что без профессиональной консультации по этому вопросу, им рефераты не написать, девчата решили обратиться за помощью к двум застенчивым юношам, жившим этажом ниже, как раз под их комнатой. Мальчики казались им серьезными и элегантными. Никогда они не видели их пьяными, и из их комнаты никто из прекрасной половины человечества тайком не выходил. Тем более, что у них ни по одному из предметов не было хвостов.

Борис, высокий брюнет с задумчивым взглядом, и Виктор, с веселой располагающей улыбкой, нравились девчатам хотя бы тем, что они никогда к ним не приставали. Парни были внимательными и вежливо-предупредительными. Они частенько занимали очередь девушкам в университетской столовке, пропуская их вперед, и нередко одалживали им небольшие суммы до очередной «стипухи». В материальном плане им было несколько легче. Мальчики частенько разгружали вагоны по ночам, а вот девчонкам подрабатывать было негде. Они знали, что на этих мальчиков часто бросают алчущие взгляды другие более расторопные студентки со старших курсов и кое-кто из молодых преподавательниц, но парни, словно не замечали их, демонстрируя олимпийское спокойствие. Это льстило нашим красоткам из комнаты выше, и они решили по этому вопросу обратиться именно к этим однокурсникам. Как-то, сидя за одним столиком во время обеда, Лиля набралась храбрости и первой открыла рот.

 — Мальчики. Вы уже написали рефераты?

 — О сексуальной доминанте? — усмехнулся Борис.

 — Именно. Черт бы ее побрал, — поддакнула Мила.

 — Нет. Как можно написать о том, чего не знаешь, — ответил Борис и с грустью посмотрел на Милу, которая ему явно нравилась.

 — Ты прав. Чтобы писать о чем-то, надо хорошо знать суть предмета. А как тут узнаешь о том, что было миллионы лет тому назад? Даже в фильме «Миллион лет до нашей эры» об этой сексуальной доминанте ничего не сказано, — подхватил Виктор.

 — Как же нам быть? Что делать? — тяжело вздохнули девушки.

 — Впрочем, есть один выход. Правда на сто процентов гарантии нет, но приблизиться к изучаемой теме вплотную может помочь, — медленно жевал Борис, старательно выковыривая вилкой какие-то подозрительные кусочки из пережаренной котлеты.

 — Что это? Говори скорей! — всплеснули руками обрадованные девушки.

 — Не знаю только. Подойдет ли?... тянул резину юноша.

 — Подойдет. Мы на все согласны. А то из-за этой долбанной доминанты могут до экзаменов не допустить, а там — прощай стипуха, — всполошились девушки, боясь потерять эту единственно-спасительную нить Ариадны.

 — Тогда нам всем необходимо окунуться примерно в такую же обстановку, в какой жили наши далекие предки, — предложил юноша, пряча хитроватую улыбку, склонившись над тарелкой.

 — Как это? — сделал вид, что не понял друга Виктор.

 — А так. Надо взять палатку и в субботу уехать на какой-нибудь необитаемый остров.

 — Бабок не хватит, — усмехнулся Виктор.

 — Тогда, хотя бы, на наше любимое озеро. Я знаю там классные, укромные уголки, где не ступала нога человека. Будем ходить нагишом, удить рыбу, печь картошку на костре, глядишь, и появятся мысли о сексуальной доминанте в развитии языка у первобытного человека. А с такими спутницами не грех заняться и самой доминантой, — улыбнулся Борис.

 — Вы что?! Решили из нас подопытных кроликов сделать?! Поупражняться задумали?! — Мила поднялась, грозно сдвинув брови, но подруга тут же охладила ее пыл.

 — Сядь! Тебя это не касается, Если ты против, то отдуваться за двоих буду я. Так и быть. Выручу тебя с этой доминантой. Видимо мне на роду написано одной нести этот тяжелый крест, — сказала Лиля. Толстушке явно импонировала перспектива попотеть под мускулистым телом Бориса, который ей очень нравился. Она постоянно строила ему глазки, но он, казалось, не замечал ее усилий понравиться ему.

 — Ладушки. Уговорила, — согласно кивнула Мила, испугавшись быть отрешенной от мужского внимания на предстоящем мероприятии. На том и они и порешили. Девчонки вызвались закупить провизию на два дня, а мальчики взялись за техническое обеспечение похода.

В субботу, убежав с лекций, веселая четверка, навьюченная рюкзаками, тряслась в старом автобусе, уносящем их из душного города на прекрасные просторы девственной природы. Загородное озеро было любимым местом отдыха горожан, но были там и такие малодоступные уголки, в которых, как уверяли ребята, еще не ступала нога человека. Именно туда и устремилась наша четверка. «Дикари» пробрались в самую глухомань, где, как им казалось, ничто не помешает им смешаться с матерью природой, и найти корни сексуальной доминанты в развитии языка у первобытного человека. Узкая полоса берега, отрезанная со стороны суши непроходимым забором колючей ожины, казалось, специально была предназначена для наших любителей дикой природы, которые пробрались туда вплавь, толкая перед собой надувные матрасы с пожитками. Девушки плыли, держась за матрасы, а мальчики подстраховывали их.

 — А здесь очень мило! — радостно воскликнула Мила, первая ступившая на этот «Необитаемый остров». — Мне тоже здесь жуть, как нравится! — захлопала в ладоши Лиля.

 — Так. Всеобщее внимание! — объявил Борис, собрав четверку в кружок. — Слушайте мою команду: теперь мы — первобытные люди. Поэтому прямая речь в виде предложений отменяется. В те времена Пушкиных и Толстых не было, и люди объяснялись, в основном, жестами и короткими словами. Я, к примеру, теперь не Борис, а — Бо. Прошу так и называть. Лиля превращается в Ли. Мила — в Ми, Виктор — в Ви. Всем ясно? — Ясно! — дружно ответили дикари. — Цыц! Я же только что предупредил. Объясняться только жестами. Надо было просто кивнуть или, в крайнем случае, сказать «Ку». Неужели это так трудно запомнить?!

 — А как это жестами? — не поняла Ми. — Ну, к примеру, увидела ты ежа. Подойди ко мне, возьми за руку и промычи: «Бо! Е...», и пальцем покажи в сторону находки. — Ой! Как это романтично, — захлопала в ладоши Ли. — Опять ошибка. Ты должна просто хлопать, подпрыгивая на месте, и издавать только одни звуки: «Хо!, Хо!, Хо!». Так, насколько мне помнится, выражали свой восторг неандертальцы. — Хо! Хо! Хо! — подпрыгивая, захлопали в ладоши девушки и рассмеялись. — Во! Теперь я вижу, что ваш интеллект начал опускаться до уровня первобытного «хомо сапиенса». Если и дальше так пойдет, то зачеты за реферат, считайте, у вас в кармане, — поддержал друга Виктор,...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх