Научная конференция-2

Страница: 1 из 2

Вновь приветливый Питер. Мне уже далеко за пятьдесят. Моя фамилия в списке ведущих ученых конференции. Время стендовых докладов. Академики, доктора наук, кандидаты наук и аспиранты в свободном режиме переходят от одного стенда к другому. В самом дальнем уголке помещения замечаю девушку восточной внешности лет 25. Смуглая, стройная кореянка. Светящиеся глаза излучают доброту и приветливость. Подхожу к стенду. Читаю имя автора: «Елена. « Место работы — Иркутск. Вижу, что аспирантка немного нервничает.

«Интересный подход. Управление системами сложной структуры? Каким же способом Вы оптимизируете структуры. Перебором?» — задаю вопрос. Четкие ответы показывали компетентность аспирантки. Она прошла сложный путь к решению проблемы. Я беседовал с Еленой и вдруг в какой-то момент поймал себя на мысли, что наша научная дискуссия повторяется по знакомому сценарию. С тем только отличием, что 30 лет назад я стоял на месте аспирантки и отвечал на каверзные вопросы красивой женщины, Ирины, профессора из Иркутска.

Время стендовых докладов истекло. Я протянул Елене свою визитную карточку. Она прочла фамилию и с детской непосредственностью воскликнула: «Спасибо! Я очень рада знакомству с Вами. Все Ваши монографии есть в библиотеке нашей кафедры. Я училась по Вашим книгам!». Пожелав аспирантке успехов, я удалился.

После обеда состоялось автобусная экскурсия по Питеру. В автобусе Елена села рядом со мной. Экскурсоводом была пожилая питерская интеллигентка. Она увлеченно вела нас по городским тайнам: «Посмотрите направо... Посмотрите налево... « В какой-то из этих поворотов Елена почти легла на мои колени, пытаясь рассмотреть высотное здание. При этом ее рука случайно оказалась на моем Антоше. Я не показал виду. Нежное прикосновение было возбуждающим. Мой Антоша начал вставать, а спутница, не меняя позы, замерла. Мне была приятной мысль о том, что она получила мой призыв, мое послание языком тела о том, что я чувствую в ней желанную женщину. Ее соски отчетливо обозначились на свитере. «Теперь, твой ход, детка», — подумал я. Она медленно провела ладонью по всей длине моего Антоши, а затем сомкнула ладонь.

Елена лежала в неудобной позе, крепко сжимая мой член в своей руке. Она перевела взгляд на меня. В ее взоре сквозила растерянность, и даже какое-то удивление тому, что произошло. Она ждала ответного шага. Я подставил одну руку ей под голову, так, что моя ладонь оказалась на ее груди. Она сразу же прижалась к моей руке. Вторую я положил на талию. Опустил руку на бедро. Затем медленно (благо в автобусе было темно), перенес руку обратно на талию, потом на животик, потом на лобок. В такой позе она провела остаток экскурсии.

Уже темнело, когда экскурсия завершилась. Лена умоляюще смотрела мне прямо в глаза. Ее губы блестели. От нее исходил опьяняющий аромат молодого тела. Она преодолевала себя и хотела какого-то продолжения. Я пригласил Лену к себе в номер, под предлогом показать последнюю публикацию. Протянув ей журнал, я сказал: «Читайте, юная надежда науки!»

Сам же удалился в ванную комнату, оставив приоткрытой дверь. Я понимал, какому испытанию подвергаю Лену. Голый мужчина за стеной, отозвавшийся на ее прикосновение. Он желает близости с ней. А она сидит, держа в руках научную статью.

Приняв душ, я подошел к зеркалу, вытирая капли воды полотенцем. Делал это нарочито медленно. Боковым зрением я видел, что Лена, не отрываясь, смотрит в мою сторону. «Ну, же, быстрей решайся! Я жду тебя», — посылал я мысленные пассажи Лене. Тридцать лет назад, когда я, будучи аспирантом, был в ее положении, я уже стоял в ванной комнате на коленях перед нагой восточной женщиной — профессором из Иркутска. Лена же сидела на краюшке дивана в оцепенении. Журнал валялся на полу. Двумя руками она вцепилась в диван и неотрывно смотрела на меня. Происходящее было для нее пыткой. Она была психологически зажата в тисках своих представлений о правилах интимных отношений между женщиной и мужчиной.

«Надо идти на помощь», — решил я. Запахнувшись полотенцем, я подошел к ней. Лену трясло. Все ее тело вибрировало. Обеими руками я охватил ее голову и, наклонившись, нежно прикоснулся к ее губкам. Это был не поцелуй, а, прикосновение. «Скажи, да!» — попросил я. «Да! Да!» — прошептала она еле слышно.

Я погладил ее по щеке, по шее, опустил руку на грудь. Взял пальцами свитер и попросил: «Сними!» Она вздрогнула и торопливо стала стягивать свитер через голову. Она была без лифчика. Красивая грудь. Возбужденные соски. Тонкая талия. Само совершенство!

«Дальше!» — попросил я, расстегивая застежку на ее джинсах. Она стащила с себя джинсы и, оставшись в одних трусиках, опять села на диван. Я присел перед ней. Просунул руки под трусики и стал снимать их. Она встала и опустила трусики на пол. Моему взору открылось сокровенное место девушки. Лобок был гладко выбрит. Половые губки едва обозначались под лобком. Она опять опустилась на диван и повернулась ко мне вполоборота, чтобы спрятать свои прелести.

Я притянул ее к себе и она, выходя из ступора, прислонилась щекой к моему Антоше. Он не замедлил усилить проявление своей активности и стал вылезать из-за полотенца. Лена прикоснулась к его головке, затем ладошкой подняла Антошу в вертикальное положение. Полотенце упало. Лена опять прижалась щекой к Антоше и стала дышать полной грудью, вдыхая мой аромат. «Молодчина! Ты нашла, повинуясь природному инстинкту, наиболее правильное действие!» Благодаря глубокому дыханию, за счет поступления в организм кислорода, щеки Леночки стали розоветь. На лбу выступили капельки пота, и стала утихать дрожь во всем теле. Я понял, что время разрешения своих внутренних противоречий для нее прошло. Лена рывком схватила моего Антошу и захватила его головку ртом. Вероятно, она делала это впервые. Она пыталась ввести в рот, как можно большую его часть. Потом стала покусывать зубами. Не получая положительных эмоций, Лена освободила Антошу, захватила его в руку и стала быстро, быстро совершать движения вверх-вниз. Это было ее представлением об интимных отношениях между женщиной и мужчиной.

Я остановил «ручную работу» Лены. «Леночка, не торопись. Удовлетворение не здесь, а в голове женщины», — сказал я, снял с усилием ее руку с Антоши и поднес ее к своим губам. Лена поняла, что она делает что-то не так. Она подняла на меня взор. Растерянным взглядом окинула комнату, осознавая произошедшее между нами. Потом уткнулась в меня и заплакала. «У меня никогда ничего хорошего не получается с мужчинами! Я боюсь близости. Мне всегда больно!» — говорила, всхлипывая Лена. «Я сегодня в автобусе чуть не сошла с ума от Ваших прикосновений. Простите меня! Я всегда контролирую себя. Я не такая... Я хотела, чтобы Вам было приятно. Я думала, что сегодня у меня все получится... « — продолжала она.

Тушь на ее раскосых глазах потекла. Я вытирал, ручьем текущие слезы, пальцем. От этого на прекрасном личике становилось еще больше грязных разводов. «Плачь, девочка! Плачь! Рассказывай, что тебе не удается. В чем твои неудачи?» — говорил я ей. Она вспомнила школу, университет. Говорила, что всегда была отличницей, во всем хотела быть первой. Училась, работала над собой, занималась спортом. Принимала участие в научной работе. А вот мальчики, почему-то всегда сторонились ее...

Она исповедовалась мне. Она очищалась от прежних заблуждений. Ей становилось легче. Она не смотрела в мои глаза, а исследовала мою грудь. Гладила волосы на груди. Добралась до соска. Попробовала мышцы, оставшиеся от занятий тяжелой атлетикой в молодые годы. Из-за этого грудь моя, хотя и потеряла былую твердость, выглядела достаточно внушительно.

«Два человека, не смущаясь из-за отсутствия одежды, сидят, обнявшись, и говорят, говорят. Две личности. Женщина — в начале своего жизненного пути, которая годится собеседнику во внучки. Мужчина — умудренный жизненным опытом, уставший от приключений. Что нас связывает? Почему случайность,...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх