Черная Роза

Страница: 2 из 3

невольно залюбовался я негритянкой, а она, поставив поднос с посудой, словно почувствовав что-то, быстро оглянулась, и наши глаза встретились. Я быстро отвел взгляд в сторону, поняв, что она поймала меня с поличным. Она лукаво улыбнулась и подмигнула мне.

«Ого! Клюет!» — обрадовался я и ринулся следом за девушкой. Я догнал ее на выходе и, поравнявшись, бросил:

 — А не сходить ли нам куда-нибудь?

 — Куда? — повернула она свою прелестную головку, сверля меня синими глазами. Да-да. Я не оговорился. Глаза у нее были синими, как штилевое море. Ее маленький, курносый носик она, наверняка, приобрела от европейца, так как его никак нельзя было назвать негритянским. А эти глаза? Кто же их подарил ей? Все это мигом пронеслось в моей голове, и я ответил:

 — Куда хотите. Можно в музей, зоопарк, кино. Выбирайте...

 — Вас как зовут? — спросила она.

 — Михаил. А вас?

 — Роза, — протянула она узкую ладонь и, пожимая ее, я понял, что такие мягкие руки не бывают у женщин физического труда.

 — Вы — студентка? — осмелел я.

 — Угадали. А вы? Для студента — староваты. Вам лет сорок. Не так ли?

 — Почти. А вообще-то — тридцать семь. Но это не имеет значения. Я могу сопровождать вас на правах, скажем, холостого друга.

 — Меня больше бы устроило слово — разведенного. Но ваше предложение на счет кино меня вполне устраивает. Кстати, я тоже холостячка.

 — Тоже разведены?

 — Нет. Еще не успела выйти замуж... Так в какое кино мы пойдем?

 — Тут неподалеку идет французский фильм «Игрушка». Там играет...

 — Пьер Ришар. Это мой любимый артист. С удовольствием посмотрела бы фильм с его участием, — быстро ответила Роза.

Я согласно кивнул, взял ее за руку, и мы направились в сторону кинотеатра. На нас кое-кто недоуменно поглядывал, но мне было на это наплевать, как и Розе — тоже. Она гордо вышагивала рядом со мной, теперь уже крепко держа меня под руку.

... Мы сидели в темном зале, и когда зрители смеялись, Роза тоже вздрагивала от смеха, теребя меня за рукав пиджака. Я, словно невзначай, поймал ее ладошку и вместе с моей положил на ее коленку. Она повернулась ко мне, лица не было видно, только глаза сверкнули, словно у пантеры из черной чащи джунглей. Она не отняла руки, мою тоже не сбросила с коленки, только вся она как-то сразу обмякла и перестала смеяться, опустив голову. Я понял, что смутил девушку и тут же убрал руку. Она наклонила голову к моему уху и прошептала: «Спасибо!». Теперь смутился я, так как не понял, за что она меня благодарит.

Поразмыслив, решил, что она не из таких, которые по первому намеку готовы тут же запрыгнуть в постель к мужчине. Роза, как потом выяснилось, происходила из богатой интеллигентной африканской семьи, была образована и хорошо воспитана. Она была настоящей леди, хотя и очень простой в общении с людьми. Я это понял каким-то шестым чувством и решил не торопиться срывать плод, пока он сам не созреет.

Знаете, как у Пушкина: «Чем меньше женщину мы любим...», «тем больше нравимся мы ей», — чуть ли не хором мы закончили в ответ. — Но, в то же время, надо было создать ему такие условия, чтобы он созревал быстрее, так как до окончания моей командировки оставалось две недели.

После кино мы зашли в кафе. Она с детской непосредственностью расправлялась с мороженым, а я с видом крутого кавалера пил кофе с коньяком. На нас обращали внимание. Женщины укоризненно поглядывали на меня, а мужики, плотоядно улыбаясь, с восхищением глазели на Розу. Видимо «шашлычок» из черного мясца пришелся бы им по вкусу. Еще бы! Такая красотка, да, к тому же, черная. Это ли не писк моды или особый утонченный шик! Одним словом, мы стали постоянно встречаться, а в свободное от занятий время ездили на Днепровские пляжи. Вода была еще холодной, но загорающих уже было много. Представляете, с каким любопытством они нас разглядывали! От чернокожей красавицы в ярко-красном мини-бикини невозможно было оторвать глаз.

Бабы сатанели, глядя, как их мужики пускают слюни от одного только вида красивой негритянки. Этот захватывающий полу стриптиз мне тоже очень нравился и я, чтобы подогреть интерес к своей персоне, запросто брал ее руку и целовал в ладошку или в жеманно дернувшееся плечико, а то и в черную щечку, когда мы лежали рядом, на песке, и ее головка покоилась на моей руке. Розе это так нравилось, что она закатывала глаза и тихо шептала: «Еще! Еще, милый!». Я начал чувствовать, что она уже прочно сидит у меня на любовном крючке и наступает пора более решительных действий. Роза была очень начитанной, эрудированной девушкой. Она хорошо разбиралась в русской литературе и мировом искусстве. Поэтому наше общение не было молчаливым.

Мы часто обменивались мнением, иногда спорили до хрипоты, отстаивая свою позицию, а когда я явно проигрывал, то затыкал ей рот крепким поцелуем. Она

тут же затихала, а потом набрасывалась на меня, колотя по спине кулачками, крича, что я применяю в споре бездоказательные и запрещенные приемы, которые она вынуждена безропотно сносить в силу своей женской слабости. Да я и сам видел, что стоило мне, как бы невзначай, коснуться ее груди или коленки, как глаза у нее широко раскрывались, дыхание учащалось и, казалось, что она уже еле сдерживает себя, чтобы не наброситься на меня. Ее, бедняжку, видимо, так припекало, что после этих ласк она тут же бежала в воду, чтобы погасить «пожар» между ног. Окунувшись, она ложилась рядом, и я старательно обтирал ее широким полотенцем. Я понял, что в удобную минуту в более интимной обстановке следует применить именно эту тактику, чтобы быстрее уложить ее в постель. И такая минута, наконец, наступила.

 — Роза. А как ты посмотришь на то, если я приглашу тебя к себе в гости? — спросил я, испугавшись такой смелости.

 — В гостиницу? А меня пустят?

 — Нет проблем! — хвастливо ответил я, зная, что проблемы будут и немалые. Надо было уломать старшего администратора, которая сама положила на меня глаз, и дежурную по этажу, любящую «бабки». Но все же мы договорились с ней на субботний вечер. Обстановка упрощалась тем, что напарник по номеру съехал, и я остался один. С тетей Пашей (старшим администратором) я уже договорился, пообещав вечером поздравить ее с днем рождения.

 — Так он будет только через полгода! — та удивленно подняла брови.

 — Мне на такой срок командировку не продлят, — чмокнул ее в подставленные губки.

С ней пришлось повозиться до утра. Она оказалась достаточно тертой мужиками теткой, и отрывалась по полной, выжимая из очередного хахаля все, до последней капли спермы. Узнав о моей будущей чернокожей гостье, она иронически хмыкнула, предложив групповушку на троих, но, глянув на мое суровое выражение лица, снизошла до очередной ночи любви сразу же после негритянки. Потом, осатанев, она так оттрахала меня, что я едва выбрался к утру из-под ее ненасытного тела. Даже в душе меня шатало. Но добро на негритянку я из нее все же вырвал. Дежурная по этажу, тоже хотела испробовать мой член на прочность, но я уговорил ее на элементарную взятку.

Да и тетя Паша строго предупредила, чтобы я не трахал эту вихрастую стерву, а заплатил деньгами, а то Петру Петровичу (хозяину гостиницы) отстегивать будет нечем. Вот так мне пришлось из-за этой чернокожей дивы сражаться на два фронта. Теперь я понял, почему немцы тогда проиграли нам в Великую Отечественную. Боже! Как я теперь понимаю тех мужиков, которые членом пробивали себе карьеру через жен своих начальников. Короче. Купил я бутылку коньяка, шампанского, закуски разной и коробку шоколадных конфет. Это значительно сузило мой командировочный бюджет, но чего не сделаешь ради красивой, хотя и чернокожей, женщины. Ведь такое ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх