История одной фантазии

Страница: 2 из 3

просить Лиану массировать меня «пониже», она послушно перешла на поясницу; ещё чуть позже я снова стал просить её спуститься ниже, затем ещё и ещё. Она никак не хотела принять, что её подруга просить помассировать ей попку. Но я продолжал упорствовать, и в какой-то момент она сдалась и, положив руки мне на попу, смеясь, спросила:

 — Здесь?

 — Да, продолжай! — Ответил я каким-то необычным тоном.

В этот момент я не знал чего ожидать: весь план мог пойти на смарку, я уже успел пожалеть, что так быстро и нагло взялся за свое дело. Но Лиана прервала мою тревогу, начав массировать попку. Я испытал такой подъём! Ещё бы, ведь в моём понимании это означало, что мой план уже на пятьдесят процентов удался! Девушка, похоже, растерялась, не зная толком, каким образом надо делать массаж в этом месте... Так что я решил не затягивать это, а переходить к следующему шагу.

 — М-м-м, мне так приятно, Лиана! — Воскликнул я через пару минут.

И потом тихим голосом, но чтобы она всё-таки слышала, добавил:

 — Я возбуждена... Я так... — Я изображал, что не нахожу слов.

 — Ленка, ты — что? — Ошарашенно переспросила подруга.

 — Лиана, правда, мне так хорошо! Я сама не знаю... Вот потрогай сама!

С этими словами я чуть раздвинул ноги, открывая доступ к сочащейся влагой киске, прикрытой лишь чёрными трусиками.

 — Ну хвати-и-ит! — Так по-детски запротестовала Лиана, а затем звонко рассмеялась от растерянности. — Давай серьёзно!

 — Лианочка, подруженька, ну пожалуйста! — Я настаивал на своём, вложив в голос максимум доверия и ласки, но давая понять, что я не шучу.

Наконец, подруга поддалась моим уговорам, а может просто любопытство взяло своё, но она действительно просунула свою ручку между моих ножек и стала нащупывать всю силу моего возбуждения.

 — О-о! — Протянула она, удивляясь. — Да ты же вся мокрая!

К этому времени я уже почти не играл и не притворялся, возбуждение накрыло меня с головой, я отчаянно хотел её! Должно быть, если бы столь небывало сильная страсть накрыла меня в моём собственном теле, мой член был бы так напряжён, что вот-вот готов бы был треснуть!

 — Да-а, милая, пожалуйста, не убирай, не убирай руку... — Шептал я так страстно и так отчаянно, что Лиана не могла не поддаться на мольбы, растерявшись от всего этого.

 — Пожалуйста, пожалуйста... — не унимался я — продолжай, продолжай... продолжай! — Срывающимся на писк шёпотом молил я.

Лиана, похоже, всё ещё не верила в происходящее, но руку не убирала. Я же, пользуясь случаем, тёрся о её пальчики промежностью прямо через трусики. Через несколько секунд ошарашенная Лиана сама стала массировать пальчиками мою киску, не совсем, похоже, понимая что и зачем она делает.

Лианины пальчики потихоньку, но всё смелее и смелее, всё активнее и активнее тёрлись о мою, или Ленину, киску, истекающую сильнейшим потоком женской влаги. Я стал активнее двигаться вверх-вниз, пытаясь прижиматься к ручке любимой как можно сильнее... Меня охватил какой-то жар!

 — Девочка, моя, дорогая... — Я просто не знал, как обратиться, поэтому шептал всё подряд. — Вставь в меня хоть один пальчик, войди, прошу тебя, пожалуйста!... — И чтобы подкрепить свои серьёзные намерения делом я, подчиняясь страсти, своей же рукой отодвинул полоску трусиков в сторону, прошёлся вдоль своей промежности рукой, собирая обильные капли влаги и — должно быть, к дикому удивлению, если она могла ещё удивляться, подруги, — поднёс пальцы ко рту и стал жадно их облизывать...

Ничего уже не понимающая Лиана тупо подчинялась моим просьбам, я почувствовал — и это было чудесное блаженство — как её тонкий пальчик легко-легко входит в мою пещерку, раздвигая половые губки. Мне показалось, будто что-то гигантское стало расти внутри меня, внизу живота, мне перехватило дыхание; я думал, что потеряю сознание или взорвусь от нервного перенапряжения... и, чтобы хоть как-то дать выход буре чувств, я, не стесняясь никого и ничего, громко, во весь голос застонал: «Да, да, боже мой, прошу, любимая, пожалуйста, не останавливайся-я-я-я!!!» И сам стал двигаться, насаживаясь и слезая с её пальчика. Затем приостановился и почувствовал, к величайшему своему удовольсвтию, что Лиана сама уже вовсю работает ручкой, быстро-быстро трахая меня своими пальчиками. Похоже, там был уже не один палец, а два; уж когда там появился второй, я в пылу даже и не заметил!

Но всё-таки, хоть телом я сегодня был и красоткой-девушкой, но в душе оставался самцом: я хотел женского тела, я хотел трахать, я хотел владеть, но не чтобы владели мною. Так что я перевернулся, привстал и уже без всяких увёрток впился своими девичьими губками в её. Мы страстно целовались в течение минуты или двух, я просовывал Ленкин язык в её ротик, пропускал Лианин язычок в свой ротик, всасывал его, облизывал, обнимал своим языком, затем вновь переходил в атаку, исследуя своим язычком её рот... Это было чудесно, великолепно. Пока это продолжалось, я стянул с Лианы маечку и лифчик, освободив миниатюрную, как и всё в ней, грудь: миниатюрную, но прекрасную и столь желанную!

Я мял ее руками, чувствовал пальцами затвердевшие сосочки, ласкал их, зажав между указательными и средними пальцами рук.

Я оторвался от её губок, стал целовать её тоненькую шейку; в какой-то миг я не удержался и стал просто облизывать её ушко. Ласки эрогенной зоны завели подружку еще сильнее: её ручка, забывшая на какое-то время обо мне, вновь проскользнула к моей промежности, я почувствовал, как её пальчики заиграли с моим клитором, а затем вошли внутрь и быстро и сильно задвигались там. После нескольких движений я ласково взял её ручку, вытащил из себя — она вся была в моих соках — и стал гладить её же пальчиками её грудь, размазывая свою влагу по ней, до блеска; а затем чуть наклонился и стал слизывать её, покрывая поцелуями Лианино тело, задерживаясь на сосочках на несколько мгновений, всасывая их ртом и отпуская, чтобы через несколько секунд снова вернуться к ним. Голова моя кружилась, мне хотелось ещё и ещё, сильнее и жестче: самец внутри этого женского тела требовал дани себе, требовал силы, требовал женщины!

Я обнял Лиану и стал аккуратно и плавно опускать её спиной на кровать, целуя её животик. Когда я положил её на спину, сам оказался у её ножек: прелестных стройненьких ножек, о которых столько мечтал! Я снял с неё коротенькую домашнюю юбочку и отбросил в сторону: теперь Лиана осталась в одних трусиках, а сам я — совершенно голый. В тот момент я ещё подумал, куда это незаметно пропали мои трусики?

Склонившись над ножками Лианы, я — секунду помедлив: как она отреагирует на это? — припал к ним губами: я самозабвенно целовал её нежные икры, проводил вдоль них языком, и снова целовал: как бы в нерешительности, продвигаться мне вверх, ближе к пышущему жаром раю, или вниз, к маленьким пальчикам, от которых я испытывал странный восторг?

Я двинулся вниз, добрался до миниатюрных ступней и впился в них губами, стараясь во что бы то ни стало не пощекотить, не разрушить этим нашу страсть. Затем я добрался до пальчиков и стал их облизывать, по отдельности, затем все вместе... Я пытался языком лизать её между пальчиков, ловя её туманный, страстный, но всё же удивлённый взгляд. Она смотрела мне в глаза и больно закусывала нижнюю губку. Подавляя импульсивное желание быстрее подняться и подтянуться к её лицу и самому впиться эти сахарные губки, я продолжал ласкать языком пальчики её ножек, сам получая от этого дикое животное удовольствие!

Казалось, я мог бы лизать её ножки вечно, однако я, предвкушая большее, всё-таки оторвался от них, поднял глаза и — замерев на несколько секунд — просто любовался наготой Лианы. Но картина была неполной:...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх