Новая жизнь. Часть первая

  1. Новая жизнь. Часть первая
  2. Новая жизнь. Часть третья
  3. Новая жизнь. Часть четвёртая

Страница: 3 из 6

и приобретаешь немалую долю цинизма.

Он не понимал что он здесь почти неделю, и его даже не волновало, что он не знает своего местонахождения, изредка выныривая из бездны своих рваных воспоминаний, он видел лишь лица незнакомых людей в белых халатах, которые даже не хотели понимать его. Пробудившись на этот раз, его сознание было более ясным, и воспоминание осталось в его голове, а не потонуло во тьме беспамятства.

 — Они меня отпустили... значит, все кончилось... тогда где я? — произнес он в темноту, ответом ему был пронзительный скрежет в тишине отпираемого железного дверного засова. На пороге стоял здоровенный мед брат в белой форме, перед собой он толкал мерзко дребезжащий столик на колесах, заваленный различными таблетками, ампулами, пилюлями, стерильными в герметичных упаковках и уже использованными шприцами.

 — Заебала эта лампочка,... когда же этот чёртов электрик её сделает... только и может, что бухать — сплюнул в угол, вскрыл ампулу, и чистым шприцем набирая из неё какой-то препарат, приблизился к койке. Заглянув в раскрытые глаза Никиты, произнёс.

 — О! Смотрю, очухался? Опять будешь нести бред про то, что тебя похитили, и держали полгода хер знает где, или может, назовёшь меня своим «Господином», и попросишь наконьчать тебе полный рот? — и расплылся в кривой ухмылке.

 — Что? — с трудом складывая буквы в слово, спросил Никита. — Что происходит, где я нахожусь?

 — Смотрю, первый адекватный вопрос за 10 дней... Четвёртая психиатрическая клиника города (N).

 — Чего? А что я здесь делаю?

 — Лечишься... — мед брат склонился над ним и вогнал содержимое шприца ему в вену. Сознание Ники помутилось, но он не потерял нить реальности, тело его охватила сильная слабость, без помощи он не смог бы повернуть даже голову.

 — Жаль, что ты не сможешь сейчас назвать меня своим Господином — он расстегнул ремни сдерживающие тело от лишних движений, приспустил его штаны и перевернул на живот. Разминая отлежавшиеся мышцы его рук и ног, елейным голоском произнес.

 — Тебе не повезло что ты такой симпотяшка, но в честь твоего прихода в себя я обещаю быть менее грубым, надеюсь тебе понравиться.

Санитар плюнул в правую руку, и засунув ее в штаны размазал содержимое ладони по собственному уже принявшему боевую готовность члену, после чего сняв свои штаны, дотронулся влажной рукой до податливых ягодиц, толстый, мозолистый, указательный палец настырно проскользнул в расслабленное очко Ники. Из глаз Никитки, от обиды покатились мелкие соленые слезы, жадно впитывающиеся в худую больничную подушку. Слегка помастурбировав анальное отверстие, он вынул палец, ощутимо шлепнул по попке Ники, что вызвало его сдавленный стон, навалившись сверху, вставил и резко вошел на всю длину своего немаленького члена, засунув скверно пахнущий палец Никите в рот. И при этом первом толчке из Никиткиных легких полностью, с силой вырвался воздух вперемешку с хриплым, глухим стоном. « Опять... Снова... почему это снова происходит они меня обманули» — подумал Никитка в тот момент когда член начал ходить по его жопе. « Я уверен это не психушка. Это они все подстроили... Они продолжают издеваться... они мне врали». Твёрдый член мед брата резко входил и выходил, причиняя себе наслаждения, а ему боль.

 — Ну, что, грязная блядь, тебе нравится, беспомощная тварь... похож я на твоего Господина? Или мне надо быть по жёстче? Сделать тебе больно? Тебе же это нравится!?

Он чувствовал как его налитый силой и желанием фаллос ходит в расслабленном, беспомощном анале все, наращивая темп. Он трахал его минут 10 не сбавляя скорости, и не обращая внимания на все учащающиеся всхлипы, и безмолвное сопротивление. Резко вынув свой хер из его жопы, он грубо развернул беспомощное тело на спину закинул его ноги себе на плечи. И тут Никита вновь почувствовал, как в его прямую кишку входит налитая кровью залупа извращенного санитара, а он, пользуясь полукоматозным состоянием Никиты, засунул свой язык ему в полуоткрытый рот, с которого вытекала тонкими струйками слюна, засасывая его, ни чуть не смущаясь того, что совсем недавно во рту побывали его пальцы, испачканные в дерьме его не способной к сопротивлению жертвы. Опираясь на одну руку, свободной вначале он небрежно погладил его по щеке, а потом с размаха ударил по лицу, в заторможенном состоянии Никита даже не закрыл от удара веки, а тот с интересом, не останавливаясь, скользя своим фаллосом в нем, заглядывал в его налитые слезами глаза.

 — Так привычней? Тебе правда это, как и мне доставляет удовольствие? Ладно, можешь не отвечать, я спрошу тебя об этом в следующий раз как приду. А сейчас я сделаю то, о чём ты просишь уже 10 дней, — и стал размеренно хлестать ладонью его по щекам, оставляя отпечатки пальцев на бледной коже, голова Никитки болталась из стороны в сторону, словно у тряпичной куклы. Никита тяжело дышал, прерывисто хватая ртом воздух, тонул в своём отчаянии, уже ни на что не надеясь.

Почувствовав приближение оргазма, санитар вынул свой пышущий жаром орган, толчком рванулся к изголовью кровати, раскрывая одной рукой рот готовой уже потерять сознание жертвы, другой приподнял за затылок его голову, и бесцеремонно пропихнул свой воняющий хер, до упора в глотку.

Легкая дрожь экстаза охватила тело мед брата, рукой придерживающей затылок, он схватил Ники за волосы и с силой начал движения вдоль своего обмякающего и извергающего струи горячей спермы члена, растекающиеся вниз по его пищеводу. После чего вынув член изо рта, который выходя, вытянул за собой ниточкой остатки не проглоченной спермы, обтер его об заплаканное лицо со словами — как плохо, не проглотил до конца, а облизать не можешь... Потом оближешь.

Кряхтя, встав с Никиты, натягивая одной рукой штаны, он достал из кармана халата, висящего на ручке столика который он привез с собой пачку сигарет и закурил, натянул на Никитку штаны, стал медленно пристегивать его ремням к кровати.

 — В следующий раз, я не буду вкалывать тебе никаких лекарств, ты сам... Собственноручно ублажишь меня, и сделаешь это хорошо, иначе я тебе сделаю плохо, и я знаю другие способы, чем просто бить тебя по лицу, — он улыбнулся, и кивком головы показал на свою тележку.

 — Таааак, десерт ты у нас уже скушал... а сейчас главное блюдо... не мясо с жаркое, но от голода не сдохнешь. — и вставил катетер Никите в вены, и подсоединил к капельнице, подвесив мешок на специально вбитый в стену крючок. Пошлепал его по щеке, — До завтра, пупсик, — и удалился, насвистывая веселую мелодию, под аккомпанемент дребезжания телеги, заперев на засов железную дверь, оставив Никиту наедине с собственными ощущениями, и вонючим запахом звуконепроницаемой палаты.

Ники лежал с закрытыми глазами, в полу сне, вспоминая. Он никак не мог понять, почему всё это случилось. Почему именно с ним. Всё в его жизни было устроено и рассчитано. В перспективах была блестящая карьера, он не употреблял наркотиков, не вёл раглильдяйческий образ жизни, алкоголь да, но не чаще, чем у всех. Конечно, порой его сознание рожало какие-то необъяснимые мысли и желания, и он не стесняясь мирился с их присутствием, и даже потакая им, выражал в своём творчестве. Но он никогда не думал, что всё может выйти именно так...

Он возвращался из клуба и не успел отойти и 10 метров, как жизнь в одну секунду перевернулась, и больше не стала, и он был уверен, не станет, такой как прежде. Очнулся он уже в непонятном, темном помещении, размеры которого едва позволяли лечь. Голова гудела, как после знатной пьянки, а руки оказались скованными спереди, обшарив помещение он нашёл лишь двух литровую бутылку воды, и под самым потолком красный огонёк, множество из которых, впоследствии стали его постоянными спутниками. Тогда он, конечно, догадался, что это камера, добраться ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх