Пицунда или Серега, Серый, Сереженька

Страница: 7 из 18

руками.

Серый опешил от такой оперативности, но очень быстро пришел в себя. Обхватив мою голову руками, Серега начал активно «ебать» меня быстро встающим членом.

Я расслабился и просчитался Парень вырвался из моих объятий и, с хохотом, с торчащим членом, отскочив метров на десять, остановился в вызывающей позе: ухватив свой стоящий член у корня, он стал им помахивать, явно меня дразня.

 — Юр Хочешь?... Догони!

Я принял с удовольствием эту игру.

 — Ах, так? Ну, заяц, погоди!

С этим криком я пустился за ним вдогонку.

Мы носились по пустому пляжу, падали, хватали друг друга за наши торчащие колбаски, вырывались, Серый снова удирал

Наконец, он совершенно неожиданно для меня с разбега бросился в море и поплыл. Кролем. Каким кролем! Я остолбенел. Такой отточенной, совершенной техники я от него не ожидал. Профессионал бы позавидовал.

Я опустился на колени у края пляжа и заворожено смотрел на мое чудо.

Серый остановился и обернулся отфыркиваясь.

Я, воздев руки к небу, театрально во весь голос воскликнул:

 — Боги! Это — будущий чемпион. Остановите его. Он — МОЙ! Я не могу без него! Я умру без него!

Я стал бить поклоны, то, тыкаясь лбом в мокрый песок, то, снова поднимая лицо к небесам, делая вид, что не обращаю на мальчишку никакого внимания.

Между тем, я незаметно следил за проказником.

Серый некоторое время держался на месте, но, не вытерпев моего долгого «моления», медленно стал подплывать Я продолжал неистовые поклоны до тех пор, пока не понял, что разделявшее нас расстояние таково, что мой неожиданный бросок в море с мощным спуртом, позволит мне поймать «беглеца». Незаметно для Сереги, я закопал пальцы ступней поглубже в мокрый песок и, притоптав его (получились своеобразные стартовые колодки, как у бегунов), приготовился к неожиданному прыжку в море.

И вдруг я заметил дельфина

Я замер и, вытянув указующий перст, крикнул:

 — Дельфин! Дельфин!...

Пока Серега озирался и наблюдал за маневрами морского животного, я тихо поднялся, вошел в море и, пронырнул расстояние, разделявшее нас, внезапно вынырнул, обхватив парня за причинные места.

Серый даже вздрогнул от неожиданности.

Но нам было не до озорства. Мы восхищенно наблюдали за животным.

Дельфин, то, погружаясь в пучину, то, выныривая, некоторое время покрутился около нас и, вскоре, удалился по своим делам.

Я прижал Серегу к себе. В ответ — Серый обнял меня за шею, слегка подтянулся и обхватил ногами мою талию. Мы целовались, я дрыгал ногами, чтобы удержаться на плаву.

Мы поплыли к берегу...

На берег я выполз первым и растянулся около скальных выходов.

Серый тихо подкрался и накрыл меня своим телом. Его быстро твердеющая колбаска терлась в моей межягодичной борозде.

 — Я не совсем понимаю, молодой человек, чего Вы от меня хотите?... — притворно непонимающе спросил я.

Серый, охваченный неожиданно нахлынувшей страстью, с силой прижимался к моей попке и нежно целовал в шею.

 — Юр Я хочу

 — Очень?

 — О-о-чень

 — И я этого хочу очень, очень Тащи крем

Серый вскочил с торчащим членом, вприпрыжку бросился к нашим вещам и вернулся с тюбиком. Все это время я восхищенно любовался моим любимцем.

 — Намажь меня сам.

Я уже млел от предстоящего наслаждения

Я почувствовал прикосновения его рук. Его манипуляции доставляли мне сладостное удовольствие.

Серега, намазав кремом преддверие, все никак не решался пробраться внутрь.

Пришлось дать ему ценные указания.

 — И внутри тоже.

Его палец осторожно проник сквозь манжетку ануса, который резко сжал его палец (это я сделал специально), Серый замер, решив, что причинил мне боль.

 — Давай, давай, глубже Помассируй предстательную.

Палец мальчишки нырнул в глубину и уперся в бугорок предстательной. От массирующих движений сладостная истома разлилась по всему телу.

 — М-м-м-м Еще, мой родной Хорошо Ну, теперь давай

В позиции лажа на животе я не мог видеть при проникновении лица Сереги А мне так этого хотелось. Но я решил не менять диспозицию. Перетерпев сладкую боль вторжения, я отдался полностью своим ощущениям. В этот раз я ничего не говорил, не советовал, лишь тихо постанывал от наслаждения

Серый экспериментировал сам: он, то полностью ложился на меня, буквально вдавливаясь в мою спину, то, «работал» приподнимаясь и нависая надо мной, вероятно для того, чтобы увидеть, как его член проникает в мои чресла, то, сидя, слегка приподнимаясь и опускаясь Он менял глубину и темп вторжений, входя под разными углами Это было что-то!

В процессе действа, сам Серый попросил меня подняться и встать буквой «Г», что я и сделал.

Я радовался тому, что Серега созрел до того, чтобы не просто как кролик быстро — быстро сделать свое дело, а с чувством зрелого любовника получать максимум кайфа от близости

А я, время от времени, то сжимал, то расслаблял анус, давая Серому дополнительные сладостные импульсы.

Серого хватило минут на пятнадцать... Его оргазм был сумасшедшим по силе, а последние толчки просто звериными по ярости. Я даже испугался, не порвет ли он мне что-нибудь там

Весь процесс, как я уже отметил, проходил в молчании. И только перед самым «финишем» я услышал столь сладостное для меня:

 — Юр Юр Юр — А-А-А-А!

Я весь горел, переживая его оргазм, как свой собственный.

 — Да, да Мое солнышко, дорогой ты мой Сережик

Я был бесконечно счастлив.

Серый зубами впился в мое плечо. Его колотило и трясло, он стонал и мычал.

Мы рухнули на песок мокрые от пота. Серега так и лежал на мне, тяжело дыша, иногда, не то, мыча, не то, подвывая от пережитого, целуя мою соленую от пота кожу на укушенной шее

После очередного купания, мы перебрались в тень деревьев, примостившихся у скалы, где устроились на обед. За обедом я «травил» анекдоты на разные темы. Как радостно было слышать его открытый заразительный смех

Потом сделали несколько снимков: Серый сфоткал меня, а я — крупно стояк Сереги.

Насытившись, улеглись отдыхать Я лежал на спине, а Серый — рядом на боку, положив голову мне на плечо. Его пальцы легко блуждали по моей груди, игрались с моим сосочком. Надо ли говорить, что я балдел в полудреме от его прикосновений и, конечно, мой член торчал

 — Юр А почему он у тебя все время стоит?...

Я расхохотался, очнувшись от мления.

 — Серый! Ты — чудо! Господи, как же тебе объяснить?... Ну Он «спит» тогда, когда, либо пресыщен, израсходовав свой «ресурс», либо, когда его ничто или никто не волнует, не возбуждает А ты меня дико возбуждаешь, само твое присутствие рядом А если ты смотришь на меня или ласкаешь, как сейчас, только мертвый на это не отреагирует... Я понятно объяснил?..

 — Понятно Значит ОН хочет меня?..

Я вздохнул.

 — Не бери в голову За эти часы и минуты, что мы вместе, я готов отдать жизнь

Серега ничего не ответил, продолжая путешествовать пальцами по моему животу, спускаясь, все ниже

 — А ОН у тебя красивый

 — У тебя не хуже.

Серегины пальцы добрались до моего члена и стали его ласкать, то, оттягивая крайнюю плоть, то, закрывая ею головку, то, охватив кулаком твердый ствол, сжимали его. Потом, стервец, стал оттягивать его от живота и отпускать. Мой член, как натянутая тетива, возвращался в исходное положение, шумно шлепаясь о живот Серому эта забава очень понравилась, и он продолжать забавляться Я был на седьмом небе от кайфа.

Вдруг он освободился от моей руки, обнимавшей его, сел, и я почувствовал прикосновение его языка к головке ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх