Пицунда или Серега, Серый, Сереженька

Страница: 8 из 18

члена, отчего последний задергался

Я даже присел, я страстно хотел видеть (!), как Серый ласкает мой член.

Еще несколько скромных пассажей языком и мой член погрузился в ошеломляюще горячее влажное пространство рта Серого

Серега начал делать мне минет! Я чуть с ума не сошел

Его, сначала осторожные и не очень уверенные движения, постепенно становились все более определенными.

Я застонал от восторга.

Серый, входя во вкус, плотно обхватив губами мой ствол, скользил все с большей амплитудой.

 — Серый — простонал я — Я сейчас кончу тебе в рот Это тебе может быть неприятным Ты слышишь?

Но Серый продолжал все активее начатое. Меня затрясло

 — Се... рыйййй! — Я руками вцепился в его спину.

Дикий по сладости оргазм взорвал все мое существо. Мощные струи спермы выстреливали в рот Серого.

Серега, давясь и кашляя, старался выпить струи выбрасываемого семени

Половина вылилась на живот...

Я посмотрел с благодарностью на моего любимого. Его подбородок и губы были измазаны моей (!) спермой!

Он виновато смотрел на меня. Я тихо и счастливо рассмеялся.

 — Если бы ты сейчас себя видел, Серега!... Вот, умора!... Иди ко мне

Я притянул мальчишку к себе, стал слизывать свою сперму с его лица и целовать.

 — Боже, Серега, какое же ты чудо!

 — Тебе понравилось, Юр?..

 — Обалдуй!... Это была сказка

Я жарко обнял Серегу, жадно целуя губы, которые только что приняли мою сперму.

Нацеловавшись вдоволь, я отблагодарил Серого, ошеломив его классным минетом.

Под его стоны и финальные вопли «ЮрЮр-а-а-а», сводящие меня с ума, я жадно выпил все до капли.

Искупавшись, улеглись на подстилку.

Я предложил Сереге помассировать его. Мне так хотелось ласкать его тело.

Серый с удовольствием согласился и улегся на живот.

Я люблю делать массаж парням в бане, ощущать крепкие мышцы под бархатной кожей, мять их и, зная чувствительные (эрогенные) места и прохождение блуждающего нерва, не прикасаясь к мошонке или члену, только с помощью массажа доводить парней до эрекции и видеть их смущение Это всегда давало мне невероятный адреналин, кайф

Но, пожалуй, впервые, я с таким наслаждением гладил и массировал тело столь дорогого для меня человечка Ах, какая нежная, эластичная кожа и упругие молодые мышцы. Я наслаждался каждым прикосновением к бесконечно желанному телу, нет, не просто телу, а к дорогому мне существу И как магнит, меня тянуло к шикарной попке Серого, которая находилась прямо перед моими глазами

Такая красивая, упругая, с глубокой межягодичной бороздой и маленькой щелочкой в самой ее глубине

Мой член гудел от возбуждения, а голова шла кругом. Я массировал спину Сереги, поясницу, разминал мышцы ног и обалденные «булочки» красивейшей попки

Ноги Серого были слегка разведены, и мой взгляд мог видеть его волшебную щелочку

Я разминал булочки Сереги, мял и потряхивал, разводил их в стороны, чтобы увидеть его маленькую розочку И не выдержал: мои губы и язык прильнули к заветному месту. Я жадно вылизывал Серегу, стараясь языком проникнуть в глубину

 — Юр Ты же обещал — Серый, вывернув шею, посмотрел на меня.

Я резко отпрянул от попки.

Наши взгляды встретились Мой — лихорадочно возбужденный и его — спокойный, но проникающий насквозь

 — Что, я обещал?... — зловеще изрек я. — Да не нужна мне твоя жопа!... Хуй об нее марать?..

Я ужаснулся тому, что сказал... Я никак не мог понять, почему и откуда это взялось?..

Я видел, как расширились глаза Сереги. В них был ужас, смятение, шок

Что я натворил?! Что делать? Как вылезти из дерьма, в которое я сам залез? Заискивающе попросить прошения, упрекнуть Серого в том, что он не понял грубой шутки?... Нет. Это будет не убедительно Необходима импровизация, чтобы смягчить непростительный и ничем неоправданный удар, нанесенный моему дорогому Сереге

Интуитивно я чувствовал, что надо «играть спектакль», но так, чтобы Серый это понял.

 — Люди!... — Я орал во весь голос, обращаясь куда-то в пространство. — Люди!... Посмотрите! Серый думает, что я посягаю на его жопу! Вот на эту — Я театрально указал на какую. Добавив в свою интонацию явные краски актерства, скрипучим и гнусным голосом продолжил:

 — Да за всю свою жизнь я не видел более отвратительной жопы! Да разве это — жопа?... Вы — посмотрите! Это — какая-то жалкая, какая-то маленькая, какая-то кругленькая, какая-то крепенькая — (тут я потыкал указательными пальцами в Серегины ягодицы, отчего, ягодичные мышцы засокращались) — жопка Да еще — разрезанная глубокой трещиной на две не одинаковые половинки!...

Я провел пальцами по межягодичной впадине от мошонки до крестца.

 — Вот Левая — в два раза больше, чем правая Нет Правая — в два раза меньше, чем левая А если их раздвинуть — (я с силой растянул половинки в стороны) — то там мы увидим еще одну трещинку или щелочку И там, наверное, как в червивом яблоке, живет какой-нибудь червяк Тьфу!... — (Я смачно плюнул) — Гадость какая!

Я отвернулся от Сереги, с ужасом и смятением ожидая реакции Получилось или нет? Я про себя молил Бога и самого Серегу простить мою идиотскую выходку, из-за которой может рухнуть ВСЕ

Затянувшееся молчание было для меня пыткой Кровь прилила к лицу В висках стучали отбойные молотки Сердце, казалось, пробьет грудную клетку Я покрылся холодным потом Наконец, я уловил за своей спиной какое-то шевеление Я весь напрягся Как перед расстрелом Что последует?..

 — Юр

И пауза... Несколько секунд мне показались кошмарной вечностью

 — Да ты, наверное (пауза), просто (пауза) плохо (такая долгая пауза, что я, зажмурившись, внутренне закричал — Ну, убивай!... Режь!... Ну, давай!) рассмотрел мою попочку

Я не сразу вник в то, что произнес Серый. Что он сказал?

 — Плохо рассмотрел твою по

Я резко развернулся к Сергею, и слова застряли в моем горле: Серый стоял на коленках в позе раком, с оттопыренной попкой, обращенной ко мне и чуть ли не вывернув шею, смотрел на меня. В его глазах было столько лукавства и озорства

«Боже мой!... Простил!... Не зациклился!... Какой же ты умница, Серый!» — эти полные счастья слова били кувалдой в моей дурацкой башке Нервное напряжение спало, и я вдруг почувствовал сильную слабость

Серый продолжал стоять в вызывающей позе

Я некоторое время тупо смотрел то в его глаза, то на выставленную, как на показ, классную попку, не зная, что предпринять... Затем, с трудом встав на четвереньки, долго «вглядывался» в попку Сереги, которая была совсем рядом, и напряженно думал, какой реакции, каких действий ждет от меня Серый? Может, что наброшусь на его попку, зацелую и посягну на ее девственность?... Или он «созрел», чтобы принадлежать мне? Или это проверка меня на «вшивость»? Ах, как мне хотелось знать, что он думает!..

Я, зарычав зверем, подполз на четвереньках вплотную к попке Серого (Серега продолжал стоять в первоначальной позе), по-собачьи шумно обнюхал попку с разных сторон, полуфыркнул, получихнул, как это делают собаки, так же на четвереньках обошел Серегу, оказавшись лицом к лицу, глаза в глаза. Имитируя голос Джигарханяна, изрек:

 — Это подлая провокация Я — мудрый и сильный Джерхан, а ты — слабый и маленький Маугли Ты меня не проведешь Твои попытки совратить меня, обольстить и соблазнить своей самой прекрасной попкой на свете, мне смешны

 — Да никакой ты ни Джерхан!... Ты ты помесь кота Базилио и лисы — Алисы

 — Что-о-о?

Мы бросились друг на друга, сплелись в клубок, хохоча и тиская друг ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх