Пицунда или Серега, Серый, Сереженька

Страница: 9 из 18

друга.

Я подмял под себя Серегу. Мы вдруг замерли, глядя глаза в глаза, еле переводя дыхание.

«Серый!... Какое же ты чудо!» — подумал я, утопая в его взгляде.

 — Солнышко мое! — Я прильнул к губам Серого

Мы целовались взасос Страсть накрыла нас пышущим жаром.

 — Юр Я хочу — Страстно прошептал Серега.

 — Да, мой дорогой Я — твой, весь

Я опрокинулся на спину, распахнул ноги.

Серый целовал меня взасос Ах, какие сладкие у него губы И язык Осмелевший и глубоко ныряющий в мой рот

Его могучий член таранил мой живот. Но мне так хотелось, чтобы он таранил меня совсем в другое место, что я разорвал наш бесконечный поцелуй, еще больше согнув и подтянув ноги, облегчая Серому проникновение

Я страстно и жарко отдавался Серому, испытывая совершенно фантастическое по силе наслаждение, поощряя его словом на мощные активные действия, а затем, пережив с ним его оргазм, я восторженно его ласкал Мои сладострастные стоны, подмахивания, яростные сжимания руками его ягодиц, мои восторженные возгласы одобрения его мужской «работы» — все это было совершенно искренне. Я действительно был на седьмом небе от близости...

Но то, что произошло дальше, потрясло и ошеломило меня...

Мы лежали, обняв друг друга, утомленные и испепеленные страстью

Я задремал. Сквозь полусон, я почувствовал, как Серега стал целовать мой сосок, а его рука мягко массировала мой член Его ласковые и жаркие губы, целуя, спускались по животу все ниже, добрались до моего члена, мягко обхватили его и заскользили по стволу

Я, сквозь полудрему, млел от Серегиных ласк. Вдруг, ласки прекратились. Серега переместился, его пальцы снова обхватили мой ствол у корня, и я почувствовал, что головка моего члена уперлась во что-то упругое и тесное. И это что-то стало настойчиво давить на мой стояк.

Я вздрогнул, моментально открыл глаза и увидел Серегу, пытающегося насадится на мой член

Резким движением рук, я «сорвал» Серегу с члена, усадив его на свой живот.

 — Стоп!... Серый!... Ты, что это? С ума сошел?!

 — Юр

Серый припал к моему лицу и тихо на ухо (как будто кто-то мог его услышать), проговорил:

 — Юр Я хочу попробовать

 — Хотеть не вредно... Ты перегрелся на солнышке. Пойдем, искупаемся.

Я попытался приподняться, но Серый удержал меня.

 — Ты с ума сошел, Серый Зачем это тебе?... Это может перевернуть всю твою жизнь Кроме того, это поначалу очень больно, жутко больно Ты думаешь, что словишь кайф, который я получал от тебя? Солнышко Лапа Тебе всего 16-ть Это я виноват Я тебя совратил, сбил с пути Прости меня, родной

Серый накрыл мои губы ладонью, прервав мой монолог. Затем, крепко прижавшись щекой к моей щеке, снова тихо на ухо прошептал:

 — Юр Ты не сердись Ты у меня не первый

Я пытался оторвать Серого от щеки, чтобы посмотреть ему в глаза, но он вцепился в меня изо всех сил.

 — Нет Юр Ты первый, с кем я хочу быть

 — Продолжай, Серега Говори все

Я почувствовал внутри какую-то опустошенность

 — В прошлом месяце, там, у пляжа, в лесу, один мужик отсосал мне и пытался меня Я не дался Юр Я не знаю, что будет дальше Вдруг это у меня случится с кем-то другим Я хочу, чтобы ты был первым, чтобы тебе было со мной хорошо Я знаю, что тебе это нужно

 — Мне и так очень хорошо с тобой, Серый

Я, наконец, оторвал Серегу от своей щеки. Я смотрел в его чистые глаза, наполненные каким-то странным волнующим светом.

 — Я хочу, чтобы ты был у меня первым Знаешь, почему?..

 — Почему? — Недоуменно переспросил я.

 — Потому, что я тебя люблю Юр

Серый вжался в меня с такой силой, что у меня что-то хрустнуло в позвоночнике

Я нежно обнял мальчишку, еле сдерживая слезы.

 — Господи!... Если ты есть Спасибо тебе за это чудо!..

Мы еще долго обсуждали ситуацию Надо ли говорить, какая внутренняя жестокая борьба бушевала в моей душе Да, я мечтал, дико желал любить, обладать Серым в полной мере И жутко боялся этого Боялся, что боль, которую Серега испытает в моих объятиях, отвратит его от меня, оставит тяжелый осадок разочарования, негатив И самое главное, как это отразиться на всей его последующей жизни

 — Серый Ведь я скоро уезжаю На целый год Ты не торопишься?... Может, отложим на год все это?...

Но Серый уперся, как бык Я не смог устоять перед его настойчивыми уговорами.

В конце концов, я сдался, со смятением в душе Долго готовил попку Серого к этому ответственному шагу Я с невероятной страстью и нежностью вылизывал щелочку мальчишки, теперь совершенно доступную, мою попочку Долго смазывал преддверие, осторожно вводил палец, чутко реагируя на малейшие вздрагивания парнишки и сокращения мышц ануса Мой указательный палец медленно торил нехоженую тропу, добрался до предстательной и мягко стал ее массировать.

Серый вздрагивал, охая...

Я выводил палец, давая ему передохнуть, и снова медленно проникал в глубину кишки

Наконец, попка Серого приняла два моих пальца

Я весь взмок от напряжения и переживаний Наступил ответственный момент

Я был предельно осторожен, но мои попытки «войти» в позе на коленках были очень болезнены

Я предложил Серому самому насадиться на меня. Мы поменяли позицию.

Я шептал ласковые слова, целуя спину Сереги, умоляя его прекратить эту экзекуцию. Но, Серый, насадившись на головку моего члена, при вспышке боли освобождался от орудия пытки и, перетерпев ее, снова таранил мой член своим анусом

Только с пятой попытки, Серый, наконец, смог принять в себя моего «дурака». Мой член проник почти на всю длину в тугую горячую кишку парня. Анус серого жестко обхватывал мой член у корня, отчего он вздулся до предела.

«Сука, блядина, пидор хуев, говно собачье, что ты делаешь!» — это мой внутренний голос кричал — «Прекрати! Отпусти мальчишку!»

Господи! Да, как же это сделать, когда мой обезумевший от вожделения член полностью захвачен сладостным до умопомрачения анальным капканом?... Когда «съехала крыша»?..

Конечно, это была мука для обоих: для Серого потому, что его девственный анус испытывал нестерпимую болезненную растяжку; для меня потому, что при моем сексуальном темпераменте и необузданности сдерживать себя от яростных и активных действия было предельно мучительно.

Мелькнула дикая мысль: «Надо выдрать Серого предельно жестко, раскурочить его задницу до крови, так, чтобы он никогда больше не захотел «попробовать» подставиться кому-нибудь» Но, мысль, даже дикая, — мыслью, а в реальности — мой дорогой Серый, готовый ради меня терпеть эти муки

Я заблокировал руками движения Сереги, усадив его на свои бедра. Мой член оставался внутри. Я целовал спину Серого, мягко надрачивая его опустившийся член.

 — Ну, что, малыш? — Я посмел его второй раз назвать так. — Давай, отдохнем. Потихонечку выходи

Освободившись от моего члена, Серый впился губами в мои губы. Мы долго целовались.

 — Юр Ты не сердишься?

 — С чего, Серый?

 — Ну, что не получилось Я хочу, чтобы ты кончил в меня

Я рассмеялся.

 — Мне бы твои заботы. — Я обнял Серого за плечи, и мы пошли к морю

Потом, подмывшись и накупавшись, улеглись отдыхать под солнышком.

Но Серый, как заводной, снова начал меня терзать. Его нежные мягкие губы и язык ласкали мой сосок. Он его то всасывал, то теребил языком, то легко покусывал. Его рука надрачивала мой и без того торчащий в дикой эрекции член.

 — Юр

 — Да, мой хороший

 — Я хочу

 — Ну, ты и ненасытный

 — Нет ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх