Рабыня Мадлен. Продолжение

Страница: 3 из 5

я была рабыней...

И тут всё разом кончилось. На мокром после ливня шоссе госпожа Хелен не справилась с управлением и врезалась в грузовик. Смерть Хелен была мгновенной. После похорон огласили завещание: всё своё имущество госпожа Хелен завещала мне. А это было немало: дом, акции, счета в банках. Я в после смерти Хелен была как в тумане, а после оглашения завещания вообще как пришибленная была. Что мне с этим делать, боже?! И кто будет мой новой хозяйкой? Маман Хелен смылась в момент, едва я к ней хотела подойти. Похоже, ей не нужно было ничего, лишь бы избавиться от меня.

Я вернулась в дом госпожи Хелен, который стал теперь моим и таким пустым. Скинув одежду, я прошлась по дому, вспоминая счастливые моменты с моей госпожой. Здесь госпожа Хелен трахала меня пальцами. А тут на лестнице, я трахала госпожу бутылкой из-под пива. Как она кричала и извивалась!!

 — Руки вверх! Замри! — прозвучал вдруг за спиной мальчишеский голос.

Ни поднимать руки, ни замирать я не стала, а медленно повернулась. Ну да, это был Бобби — толстый, прыщавый, в маленьких очёчках, в потных руках он сжимал охотничье ружьё, наверняка отцовское. Он смотрел на моё тело и возбуждённо облизывал свои толстые губы.

 — Что, не ждала? — спросил он.

 — Не-а, — ответила я, продолжая разглядывать сего персонажа.

Что-то было гадкое в этом пацане, отталкивающее. Мне было неприятно видеть его, дышать с ним одним воздухом. Казалось, от него исходят флюиды отвращения. Я несколько раз встречала соседей, они производили впечатление вполне порядочных людей. Причём, внутренне, не только внешне. В кого его сыночек уродился?

А мальчишке надоело меня рассматривать и захотелось меня полапать.

 — Подойди ко мне! — приказал он.

Мерзавчик был так уверен в своих силах, что отвёл от меня ствол ружья. Ну как можно опасаться девушку такого же роста, в три раза тоньше и ещё голую?! Однако сейчас ему предстояло выучить урок, что даже маленькая женщина кое-что может. Когда он протянул лапу, чтобы схватить меня за грудь, я перехватила его руку, вывернула и одним рывком сломала. Ох, и заверещал же он! А выхватила у него ружьё, и принялась избивать ногами. В несколько ударов он оказался у дверей. Открыв дверь, я вышвырнула его прочь, потом встала над его головой и хорошенько его оросила.

 — А теперь пошёл вон! — приказала я.

 — А ружьё! — захныкал он.

 — Могу вернуть, — сказала я, — но тогда я вставлю его тебе в зад. Хочешь?

Нет, он этого не хотел. Бормоча проклятья, он встал и ушёл, охая и стеная. Вечером зашёл его отец, долго извинялся, забрал оружие, а через два дня парня отправили в какую-то закрытую школу. Больше я с соседями не общалась.

А передо мной встал вопрос: где искать хозяйку? Без хозяйки я не могла уже. Причём, я хотела именно такую госпожу, как Хелен. Деньги у меня были, и немалые, так что я могла не торопиться, хотя и медлить особо не следовало. Однако всё решилось совсем по-другому, и далеко не так, как я хотела.

Через три дня в мой дом приехала подруга госпожи Хелен, рыжеволосая Айлин, тоже менеджер в крупной компании, и даже, как упомянула как-то госпожа, крупный акционер и член совета директоров, мадам лет этак около сорока. Несколько раз она приезжала с госпожой Хелен. Накинув халат, я вышла её встречать.

Я поразилась её облику, когда она вылезла из своего «мерседеса», чистая «Мистресс» из фильмов БДСМ: среднего роста, шапка взбитых рыжих волос, белый плащ, из-под которого виден чёрный корсет, и чёрные сапоги выше колен на семидюймовых каблуках, и ни бюстгальтера, ни трусиков. У неё была неплохая фигура, стройненькие ножки и большие груди, больше, чем я видела у кого-либо раньше.

Не успела я ничего сказать, как она шагнула ко мне и ударила по щеке стеком:

 — На колени, сучка!

Я, молча, упала на колени, в голове у меня мелькнула только одна мысль: «Вот у меня и появилась хозяйка!» Госпожа Айлин подошла ко мне и, наклонившись, взяла меня за волосы:

 — Теперь я твоя хозяйка, тебе ясно? Отвечай!

 — Да, госпожа! — ответила я.

 — Хелен про тебя мне много рассказывала, — отпустив меня, сказала госпожа Айлин. — Мне очень интересно, насколько её рассказы правда? Ползи за мной, шлюха!

Госпожа Айлин пошла в дом, я за ней на четвереньках. Шла она не очень уверенно, наверное, как догадалась я, хоть и ходила на шпильках, но на таких высоких каблуках пошла впервые. Как меня учили в Академии, ходить на таких каблуках — большое искусство. Поэтому я вовсе не удивилась, когда у госпожи Айлин подвернулась нога и она грохнулась со ступенек. Треснулась она здорово, даже потеряла сознание. Я испугалась и, не трогая пострадавшую, вызвала «Скорую помощь».

Да, пофорсила в образе «Мистресс»! Худшие мои предположения оправдались: госпожа Айлин повредила позвоночник. Ходить она могла, но очень медленно и с огромным трудом. У госпожи Айлин был дом в другом пригороде, куда я и переехала, чтобы ухаживать за ней. А как же иначе, ведь она была моя госпожа!

Правда, была тут одна тонкость, о которой Айлин ничего не знала, но в которую меня посвятили в Академии. Если меня передавали с соблюдением ритуала, («Вот твоя госпожа!» или что-то в этом духе), то я повиновалась исключительно этой хозяйке. Никто другой надо мной власти не имел. А вот с самопровозгла-шённой госпожой дело другое. Да, я буду ей тоже повиноваться, но лишь до тех пор, пока какая-нибудь другая женщина не объявит себя моей госпожой. Со смертью госпожи Хелен линия законных хозяек прервалась, теперь пошли самозванки...

У госпожи Айлин был большой трёхэтажный дом с громадным участком, не менее двухсот акров, где были бассейн, теннисный корт, конюшня с несколькими лошадьми. Когда я привезла госпожу Айлин домой из больницы, где она провела две недели, то подала ей коляску.

 — Что это?! — возмущённо спросила госпожа Айлин и ткнула палкой. — Ты меня считаешь калекой?! Убери прочь!!

С огромным трудом госпожа Айлин выбралась из машины и остановилась, отдыхая. Я стояла рядом, готовая в любой момент прийти на помощь. Передохнув несколько минут, она двинулась вперёд. Я покачала головой. Врач при мне сказал госпоже Айлин при выписке: «Вам нужно очень осторожно обращаться со спиной хотя бы первые три месяца, как можно меньше напрягать. Иначе возможны необратимые изменения и паралич ног, а то и полный паралич». Глядя, как ползёт госпожа Айлин, я не выдержала, подкатила коляску и посадила госпожу, отняв палку. Рыжая госпожа обругала меня, но во взгляде я увидела благодарность. Характер не позволял ей признать, что она погорячилась.

В доме я первым делом повезла госпожу Айлин в ванную. Налила воду, раздела и уложила. Всё это госпожа Айлин воспринимала молча. Но когда я, скинув одежду, принялась её мыть, она стала тяжело дышать, а когда принялась намыливать её сиськи, она схватила мою голову и прижала к своей груди. Посмотрев ей в лицо, я взяла губами её сосок и принялась ласкать его языком и губами, изредка покусывая, руками же я стала мять её груди. Госпожа Айлин застонала, прижимая мою голову сильнее. И вот её тело изогнулось в оргазме.

 — Продолжай... ласкать, — еле сумела выговорить она.

Продолжать так продолжать. Я начала ласкать тело госпожи Айлин губами, язычком, ручками грудью, а сама вспоминала, как первый рас это случилось в больнице.

... Сначала не могло быть и речи, чтобы я оставалась в палате возле госпожи Айлин, врач высказался об этом ясно и недвусмысленно, использовав все богатства английского языка, и даже добавив пару выражений на русском, тем более, что я была для Айлин никто. Я потом поинтересовалась, где он обогатил свой лексикон.

Оказалось, при каком-то землетрясении он работал вместе с русскими, ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх