Половой гангстер

Страница: 2 из 3

Поленко.

 — Он такой миленький, не целованный, — запела та.

 — Где ему целоваться. У них же в отделе одни старые грымзы сидят, не то, что у нас, — сказала вошедшая вслед за Поленко главбухгша, смахивающая на красавицу — цыганку.

Действительно. Не успел Поленко утвердиться в новой должности, как в управлении склада появились одни молодухи.

Нинка хлопотала у стола, остальные рассаживались. Главбухгша села рядом с начальником, Нинка — со мной. Женщины, весело щебеча и перемигиваясь, накладывали в тарелки закуску. Поленко на правах гостеприимного хозяина разливал спиртное.

 — Фи! Шампанское. Это же коровья моча! Я тоже хочу коньячку, — наморщила носик забастовавшая Нинка.

 — И я! — протянула рюмку «цыганка». — Я, кажется, не представилась. Хоть я и не царица, но тоже — Тамара, — стрельнула она в мою сторону своими черными, колдовскими глазами, сверкнувшими из-под тонкой ниточки бровей.

Поленко поднял трубку внутреннего телефона и позвонил дежурному по части.

 — Сделай так, чтобы ни одна собака не прорвалась ко мне до конца дня. Я работаю с проверяющим...

 — Ну, мальчики, за вас! — подняла рюмку Нинка.

Мы встали с рюмками в руках, чопорно поклонились, выпили молча. Тут же заработали челюстями.

После третьей рюмки раскрасневшаяся Нинка, закинув изящную ножку на мое колено, а точеной ручкой обхватив меня за шею, откровенно лезла целоваться.

 — Какая красивая ножка, — положил я ладонь на ее колено.

 — Это — цветочки. Ты еще ягодок не видел, — задиристо ответила Нинка.

 — Можно посмотреть? — расхрабрился я

 — Если начальник разрешит, — метнула та взгляд на Виктора и хихикнула в рюмку

 — Валяй, — ответил Поленко, запустив ладонь под юбку главбухгши. Та вздрогнула, напряглась, но руку, молча, пропустила. У нее тут же замаслились глазки. Нинка попыталась повыше задрать свою мини-юбку, но у нее ничего не получалось.

 — Сниму-ка я ее совсем к чертовой матери, мешает, — подскочила она и стала расстегивать юбку. У нее что-то заело, и она повернулась ко мне:

 — А ну-ка помоги, кавалер.

Я дернул за пояс, что-то хрустнуло, и юбка упала к ее ногам.

 — Молодец. Вот, что значит военный человек. Ему некогда возиться, — хохотнула главбухгша. Нинка сбросила кофточку и осталась в розовом лифчике и голубых плавках. Теперь она намного выгоднее смотрелась, чем Тамара. Та, ревниво стрельнув глазищами по полуголой фигуре секретарши, тоже стала раздеваться. Вскоре на ее теле остался только красный лифчик и такого же цвета плавки. Ее смуглая фигура смахивала на тело спортсменки, перерезанное двумя ярко красными линиями.

 — Клево! — ахнула от неожиданности увиденного Нинка. — И где же ты так прибарахлилась?

 — Да так. На «туче» купила по — случаю... , — уклончиво ответила Тамара.

 — Вот теперь у вас действительно есть на что посмотреть, — Поленко пьяно хлопнул главбухгшу по миниатюрной ягодице.

 — Выпьем за любовь! — подняла та фужер с шампанским, вновь усаживаясь на колени начальника. Нинка сделала то же, уютно расположившись на моих... Она ревниво поглядывала на соперницу, явно ревнуя.

Мы выпили на брудершафт. Крепко, по мужски, поцеловали дам. Это сразу же раззадорило их. Они стали осыпать нас поцелуями, но тут резко зазвонил телефон. Дежурный по части доложил, что на КПП прибыл помощник прокурора гарнизона.

 — Я оставлю вас на часок, — поднялся Поленко, ссадив с колен главбхгшу — закройтесь...

Поленко ушел. Нинка подошла к двери, щелкнула замком.

 — А ну его! Вечно у него какие-то дела, когда дело до интересного доходит! — сказала она и наполнила свою рюмку водкой.

 — Выпьем! — Тамарка подняла фужер.

Мне показалось, что у нее ни в одном глазу после стольких тостов. Я смотрел в ее бездонные глаза и чувствовал, что хочу утонуть в их глубине.

 — Выпьем! — подхватила Нинка и одним махом осушила рюмку.

... Они пили, а я пригубливал, боясь, что не смогу долго выдержать такого бойкого

спиртоводочного марафона. Девчата были значительно моложе меня и явно поднаторели по части алкоголя.

 — А не развлечь ли нам проверяющего? Что-то он у нас не весел, буйну голову повесил, — лукаво улыбнулась Тамарка.

Мне действительно немного было не по себе. Мысль о том, что в часть прибыл блюститель закона, лишала состояния раскованности, расслабленности.

Девочки вытащили из стоящего в углу шкафа два грязных, видавших виды, солдатских матраса, положили их по центру пола и накрыли голубым байковым одеялом, на одном из концов которого красовалась черного цвета пришитая буква «Н».

 — Тут ноги, — хохотнула Нинка и бухнулась на «ложе любви». Она быстро сняла лифчик, стянула трусики и бросила их на диван. Ее голое белое тело, местами искусанное комарами, лежало передо мной, как торт перед гурманом — сладкоежкой. Я так и думал, что бедовая секретарша сама предложит свое грешное тело, наверняка, имея на это указание шефа. Тамара тоже стала раздеваться, но делала она это медленно, потягиваясь и извиваясь, словно стриптизерша на подиуме. Я не вытерпел такого «кино» и быстро разделся. Только в отличие от девчонок я не кидал свои вещи, а аккуратно навешивал их на спинку стула. Сказывалась воспитанная службой аккуратность и пунктуальность.

Став голым «королем», которого так и тянуло прикрыть срам рукой, я налил два фужера шампанского и протянул девчатам.

 — Выпьем за любовь! Прозит! — сказал я.

 — Вот это тост! — воскликнула Тамарка и, взяв фужер, стала медленно лакать бъющую в нос пузырящую жидкость. Нинка бесшабашно выпила залпом. Затем они с хохотом навалились на меня и началась борьба. Тамарка пыталась впиться в губы, а Нинка — укусить член. Их хохот, казалось, обрушит стены. Я испугался, что нас могут услышать и поцелуями пытался заткнуть рот хотя бы одной из них. Наконец они одолели меня, распластав на одеяле. Тамарка глубоко запустила язык в мой рот, а Нинка, причмокивая, сосала мой орган. Наступила тишина: девки работали, а я балдел. Они только мычали и стонали, но свое дело делали старательно, профессионально, Я крепился, сколько мог, но вскоре все же слил Нинке прямо в рот. Та, не моргнув, проглотила, утерлась ладошкой и, улыбнувшись, подошла к столу. Она хлопнула рюмку водки, набила рот колбасой и, усмехнувшись, изрекла:

 — Нет. Это не Рио-де-Жанейро. Тебе до Виктора Семеновича далековато, дружок.

 — Брось, Нинон! Не каждый из мужичков сможет выдержать такое. Главное, что-

бы он был способен быстро восстанавливать свою боевую готовность, — нравоучительно сказала Тамарка, аккуратно массажируя мой член. И о, чудо! Он тут же стал вновь наливаться богатырской силой. Тамарка заметила это и легла на меня, заправляя его между ног. Надевшись, она «поехала» мелкой «рысью». Каждый подскок она сопровождала страстными: «Ох! Ох!» и «Ах! Ах!». Нинка ревниво повела глазами.

 — А вот я возьму и расскажу кое-кому, чем вы тут занимались, — язвила Нинка, опрокидывая в рот очередную рюмку водки.

 — Мы не жадные, Можем и тебе оставить, — предложила Тамарка, притормозив подскоки.

 — Ладно! Валяйте! Влезу на очередную «палку», когда вам надоест. Должна же я выполнять указания шефа, — миролюбиво ответила Нинка и улеглась на диван. Водка, наконец, сморила ее и она уснула.

Мы продолжили свое приятное занятие.

 — А ты неплохо трахаешься, и член у тебя ничего, хотя и меньше, чем у Виктора Семеновича,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх