Потоп

Страница: 2 из 3

к ней в рот.

Я пытаюсь сделать это, немыслимо выгибая спину, я пытаюсь дотянуться членом до ее рта, но у меня не чего не выходит. Смирившись с безысходностью, я начинаю успокаиваться.

Член, поняв, что кончить ему не удастся, начинает сдуваться и переходит в полуэрекцию, повиснув под собственной тяжестью. Яйца начинают саднить и болеть.

Она вновь садиться передо мной в кресло и поправив халат, продолжает курить.

 — Отпустите меня пожалуйста... — говорю я ей, в моем голосе чувствуется мольба и сострадание.

 — Отпустить тебя?! Еще чего! Не-е-т — говорит она протяжно — я только начала. С этими словами она закидывает одну ногу на другую, поправляет халат, и сняв с ноги тапочек касается своей ножкой моей ноги и начинает поднимать свою ногу вверх, медленно приближая к моему полуэрогированному члену.

 — Ой смотри, а у тебя хуй в соплях — с этими словами она пододвинув кресло по ближе ко мне поднимает мой член своей ногой и довольно сильно прижимает его к моему животу, как бы выжимая член о живот. Я чувствую, что он у меня действительно мокрый, но это не сперма, а какая-то прозрачная жидкость.

 — Разве тебе плохо со мной? Я же чувствую, как тебе было хорошо! Нет отпускать тебя я не собираюсь, у меня на счет тебя другие планы. Ты живешь один, тебя там никто не ждет. Что ты там будешь один делать?

 — Я хочу кончить, у меня болят кокошки!

 — Что-что-что болят? Ахахахаха! Кокошки?! — смеясь она слабо попинывет своей ножкой по ним — у нас болят кокошки! Ахахаха! А ты знаешь, почему они болят?

 — потому что я не кончил — отвечаю я.

 — да, потому что от возбуждения твои, как ты говоришь, кокошки, вырабатывают сперму, а выйти мы ей не дали. Я буду возбуждать тебя до тех пор, пока твои кокошки, ахаха, не лопнут!

Она затушила бычок, и сказала — Ладно, я сделала тебе приятно, теперь и ты сделай мне. С этими словами она встала, обошла меня сзади, и, взяв, откуда-то палку с завязанными на концах петлями привязала один конец к моей ноге, потом отодвинув вторую ногу в сторону, привязала другой конец к ней. Я стоял в позе звезды, мои руки и ноги были развернуты в разные стороны.

Она вновь встала и и подошла ко мне со спины. Ее рука, ее магкая ручка аккуратно взяла мою мошенку в ладошку и начала массировать будто перекатывая китайские шарики. Это было наслаждение ощущать свои яйца в ее мягкой и теплой ручке. От удовольствия я закрыл глаза, дыхание стало резким и прерывистым. Я кайфовал.

Внезапно я почувствовал сильнейшую резкую боль в области паха. Я не сразу понял что она резко сжала мои яйца и тут же отпустила.

 — А! — вырвалось у меня из груди — Больно!

 — Больно говоришь, ахаха — с этими словами она вновь сильно сжала яйца и тут же расжала свою хватку. Затем еще и еще. Сначала я ощущал вспышки боли, которые тут же исчезали.

Член начал напрягаться. Я поймал себя на мысли что боль доставляет мне наслаждение. Член стал твердым как сталь. Второй рукой она нежно обхватила его, и пару раза оттянув на нем кожу сильно его сжала.

 — О! — застонал я, выделывая тазом поступательные движение и впихивая свой лом в ее сжатой руке. Еще раз и я кончу. Но нет, нет-нет, что это. А! Она разжала свои руки и отошла. А билься в конвульсиях, пытался повернуться и дотянуться членом до косяка, чтобы потерется о него, но у меня ничего выходил.

 — Ахахахаа! Давай-давай! Ну! Что же ты?! Не получается? — смеялась она над моимы попытками кончить. — Понимаешь что испытываю женщины когда мужики кончают не дождавшись партнерши? Кстати я забыла один маленький моментик.

С этими словами она ушла и вернувшись показала мне из моего плеча красную шелковую ленточку.

 — Смотри что у меня есть — сказала она тряся ленточкой перед моим нососм

 — Что это? — недоумевая спросил я

 — Сейчас увидешь — сказала она и начала пристраивать эту ленточку к моему члену. Она туго перетянула сначала основания моего члена, а потом также туго перетянула верхнюю часть мошонки и крепко завязала. Яйца словно налились свинцом и были похоже на небольшой сильно надутый воздушный шарик. Сильно похлопывая ладонью по моим яйцам она обратилась ко мне:

 — Я специально перетянула твои яйца чтобы ты не на роком не обспускал мои полы. Смотри... — она взяла мой член двумя пальцами и несколько раз вздрочнула его.

Мне казалось я кончаю, но из член не вышло не капли. Зато яйца буквально лопались от того количества спермы, которая в них накопилась.

 — Ну как, нравиться? Хочешь — пососу?

 — Нет... мне больно — еле выдавил я из себя.

 — Терпи козак, атаманом будешь! — усмехнулась она.

Затем, повернув какой-то рычаг на турнике, она опустила его до пола и вновь зафиксировала. Я оказался стоять на четвереньках с широко разведенными ногами.

Она села, точнее легла в кресло, развернула халат, показав мне все свои прелести, и, забросив свои ножки мне на спину, скрестила их. Мое лицо оказалось перед ее киской. Я очень сильно чувствовал ее запах. Это был запах женщины, запах похоти, запах сучки.

 — Лижи! — приказала она мне.

Дважды приказывать мне было не надо, я послушно впился в ее лоно и стал жадно засовывать в нее свой язык и буравить им ее.

 — Ты что делаешь, урод! — громко сказала она, и, убрав ноги, сильно полоснула по моей спине ремнем — Лизать не умеешь что ли?! Нежнее, я тебе не кусок мяса! Расслабь язычок, и нежно, как кошка, медленно проведи его от основания до лобка!

Я стал в точности исполнять то, что она мне только что сказала.

 — А тут замри — сказала она когда я уже собирался отвести язык и начать заново — замри и нежно — нежно поцелуй...

А поцеловал как можно нежнее и почувствовал ее движения тазом — ей это явно нравилось.

 — Вот так! Хорошо мой маленький, продолжай.

Я начал водить языком как она сказала, контролируя, чтобы язык был расслаблен, и целовать ее капюшончик. Каждый раз, целуя ее, я чувствовал ее вздрагивания. Чуть погодя я поймал себя на мысли, что мне это безумно нравиться и что я готов делать это всю ночь.

Где то минут через двадцать ее начали охватывать судороги, я старался не обращать на них внимания и продолжал делать свою работу. Ее судорожные движения учащались, стали доноситься стоны. В какой-то момент она с силой схватила меня за волосы и практически впихнула меня в свою киску, да так что я не мог вздохнуть ни носом ни ртом. Не обращая на это внимания я обхватил губами капюшончик ее киски и стал быстро-быстро, но очень нежно щекотать горошинку язычком. Она выла и прижимала мою голову еще сильнее, она буквально расплющила мое лицо о свою промежность.

Воздух закончился, я пытался сделать вдох, но у меня не получалась, попытался отстраниться чтобы вздохнуть, но ее сильная хватка не выпускала меня. Рефлекторно, я стал делать вдох, то тем самым только сильнее впивался в нее, и тут она взвыла и что то полилось на меня на мое лицо, она стала бить мое голову о свою промежность поливая под напором своим сока.

Одна обмякла, опустила мою волосы, и лежала неподвижно.

 — О, о-о, ох, хо. О-оо. — доносилось сверху. — Я уж думала некогда больше не испытаю это, умничка моя, а ты говоришь отпустите, как же отпущу такого лизунчика?!

Я тоже был почему-то счастлив. Мне было хорошо, от того что я доставил радость другому человеку.

Ну что же, теперь моя очередь доставить тебе удовольствие сказала она поднимаясь с кресла. Она ушла на кухню и вернулась оттуда с тазиком и полной кружкой эсмарха.

 — так-с, сейчас мы тебя почистим — ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх