Подарок

Страница: 2 из 2

не только от недостатка воздуха, но и от избытка чувств. Я чувствовал по конвульсивным вздрагиваниям ее тела, что она сливает прямо в мой алчущий рот, и глотал, глотал, глотал...

 — Небось, на целый год наглотался, — хохотнула нахалка и, притянув за шею наездницу напротив, впилась в ее рот долгим поцелуем. Девки трахались со мной, одновременно покрывая лицо друг друга сладостными засосами, размазывая по своим лицам темную краску с век и ресниц. Они стали такими замарашками, что я не вытерпел и откровенно хохотнул в кулак.

 — Ты посмотри на этого типа, Валь. Мы ему доставляем такой кайф, а он еще издевается над нами, — воскликнула Зойка и брызнула мне в лицо струйкой мочи.

 — Стоп! Мы так не договаривались. Мой рот не туалет, чтобы каждые... , — взъерепенился я и столкнул с себя нахалку.

 — Балбес! Это высший кайф! Понимать надо! — грохнула опрокинутым стулом слетевшая с меня девица. Она встала, потирая ушибленную ягодицу. Косо глянула на меня и выразительно покрутила указательным пальцем у своего виска, обиженно отвернувшись. Я показал ее спине язык, теперь полностью отдаваясь своей любовнице.

Валентина, воспользовавшись моментом, продолжая усердно накачивать меня, наклонилась и стала вылизывать попавшую в мой рот влагу подруги. Я тут же отблагодарил ее за это бурным потоком в ее нежное чрево...

... Возвратившись на сутки раньше из командировки, я прямо с вокзала ринулся в лабораторию, поймав в коридоре Зинулю?

 — Где спим сегодня? — обнял ее одной рукой за талию, запустив другую под юбку и положив ладонь на ее миниатюрную ягодицу.

 — Как всегда, у Розалии Яковлевны.

Это была пышнотелая особа, которая давала нам приют. Не будь Зинули, как мне казалось, она могла бы сама составить мне компанию. Поэтому я дорожил этим «запасным аэродромом», и всячески ублажал хозяйку. Она же всегда очень чутко относилась к моим чувствам и потребностям.

 — Сначала его натянем, — Зинуля взяла мой член и стала осторожно облекать его в иностранную «кожу». Выполнив операцию так умело, что я заподозрил ее в излишней натренированности, она легла на меня, прошептав:

 — А теперь меня натягивай...

Как только мой «Боец» достиг конца ее «туннеля», лицо партнерши напряглось, губы растянулись в сладостной улыбке, глаза осоловели, и она, опустив голову, шепнула:

 — Надо же. Первая прошла...

 — Торпеда? — усмехнулся я.

 — Ага. Пошевели немного...

Я напряг до предела свой орган и поводил им в разные стороны, сделав несколько медленных качков.

 — О-о-о! Да ты садист, милый, — прошептала она, задрожав всем телом, и я понял, что прошла вторая...

Я подумал, что после второй она скиснет, но у Зинули появилось второе дыхание, словно у бегуна на длинную дистанцию. Она перешла на размеренные движения, явно сохраняя силы и растягивая удовольствие.

«А у нее чудесные ресницы», — подумал я, глядя, как они подрагивают от избытка чувств.

 — Ох! Ух! Ах! Давай! Жми! — забилась подо мной в любовном трансе моя подчиненная. Кровать под нами заходила ходуном, пружины жалобно стонали. Мы так разошлись, что Розалия Яковлевна ревниво постучала в стену из своей спальни.

Третья прошла. Зинуля выдохлась, как загнанная лошадь. Даже на ее очаровательном пупке роились капельки пота.

 — Давай передохнем. А ты пока сходи, проведай Розочку. Что-то не нравится мне ее стук в стену.

 — Мешаем спать, Розалия Яковлевна? — подошел я к кровати, в которой лежала сорокалетняя женщина недурных форм.

 — Ну, вы и даете! Меня соседи поедом съедят, — села в кровати та, выставив напоказ свою белую пышную грудь. Она многозначительно глянула на меня в немом вопросе. Второго приглашения мне не потребовалось. Я нацепил на своего «Бойца» чудо зарубежного интима и запрыгнул в постель хозяйки квартиры. Когда я ей с силой засадил и стал размеренно накачивать, волна чувств тут же выплеснулась из этого шикарного тела, которое так забилось подо мной, что соседи внизу теперь наверняка донесут на соседку сверху, как рубящей в своей спальне дрова по ночам.

Мне нравилась эта тихая, безропотная женщина, брошенная мужем. Я иногда заскакивал к ней один на «огонек». Когда она на кухне заваривала кофе, я подходил сзади, приподнимал юбку, зная, что дома она трусики не носит, сгибал ее пополам и, молча, насиловал долго и страстно. Во время нашего слияния она упорно молчала, видимо воспринимая мой член как дар небес, а когда я, закончив процесс, и вытерев своего «Бойца» о ее розовато белые ягодицы, она поворачивала ко мне свое заплаканное лицо и покрывала мое, потное и еще напряженное лицо страстными, благодарными поцелуями. В эти минуты она, почему-то казалась мне ласковой матерью, без памяти любящей своего блудного сына. Я сладко засыпал под ее рукой, уткнув свой нос в ее обворожительную подмышку.

... На следующий день Пал Палыч отвел меня в сторону и заговорщески произнес:

 — Знаешь, старик. У меня есть одна изумительная штучка. Одна медичка подарила. Мы с ней опробовали. Без дураков. Класс! Она так сатанела и кусалась при этом, что такой ее раньше я никогда не видел. Я бы себе оставил, да напряженка с тугриками. Купи. Мамой клянусь, что не пожалеешь! Ну!... И он вынул из кармана знакомую коробочку с потертой заглавной буквой...

Эдуард Зайцев

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх