Волшебная "кнопочка"

Страница: 6 из 6

была настолько густой, что увидеть человека, стоявшего в паре метров было уже невозможно.

Стараясь не шуметь, я начал полоскать свой разгоряченный член. Сейчас, в прохладной воде, он сжался и доверчиво уместился у меня в ладошке. Завершив гигиеническую процедуру и едва натянул брюки и футболку, я услышал неподалеку голоса. По тропинке вдоль реки явно кто-то шел.

Не желая никого смущать, я осторожно отступил с открытого места в темноту кустов и, стараясь не хрустеть ветками, присел, попытавшись слиться с фоном.

На то место, где я стоял минуту назад, вышли две девушки. Одна, высокая, тут же быстро сняла с себя спортивный костюм, под которым оказались только белые трусики, ярко выделяющиеся в отсветах лунного света.

«Ты что, купаться будешь» — спросила вторая полненькая девушка, одетая в свитер и длинную, до землю, юбку.

 — «Нет, только подмоюсь» — ответила первая.

 — «Ты думаешь у Вадика сегодня что-то получится?» — с усмешкой спросила толстенькая — «Он же почти бутылку водки скушал»

 — «У меня все получится... « — осадила подругу высокая. Она сняла трусики, бросила их на свою одежду и неожиданно шагнула в сторону кустов, в тени которых затаился я. Не дойдя до моего убежища пары шагов, девушка присела, развела ноги и стала громко писать. Закончив шумную процедуру, девушка вошла в воду по колени, раздвинула ноги и стала аккуратно мыть свою прелести.

В это время ее полненькая подруга тоже решила сходить по-маленькому. Не сходя с места, она подняла юбку, и тоже пописала, спустив до колен неприлично большие трусы. Придерживая задранную юбку, девушка подошла к берегу и зачерпнув воду ладошкой, повозила рукой у себя в промежности.

Высокая вышла из реки, вытерлась полотенцем и быстро оделась.

«Холодно» — прокомментировала она, и парочка удалилась в сторону лагеря. Некоторое время я вслушивался в темноту, откуда доносились их уплывающие голоса. Когда звуки исчезли, я вышел из своего сумрака.

Казалось бы, будничный факт — невольно подглядел и подслушал как две женщины ходили в туалет. Но, удивительное дело, мой увядший было «мальчик» вновь напомнил о себе. Между ног висела уже не сморщенная вялая сосиска, а вполне пригодная к употреблению упругая сарделька. Выждав для приличия еще несколько минут, я направился к своей палатке, с радостью ощущая в плавках тревожную упругость.

В палатке царила атмосфера полная готовности к ночному разврату. Слабый луч фонарика осветил деток, которые сладко посапывали, заботливо сдвинутые Тоней к одной из стенок палатки. Чтобы дети не сползали в нашу сторону, Тоня отгородила их от нашего места валиком из моего свернутого в рулон спального мешка. В этот раз Тоня хорошо продумала свое ночной наряд. Вместо нескольких слоев ненужного трикотажа, сейчас на ней была только футболка, едва прикрывающая ее голую попу. Послушав еще немного непритворное похрапывание, доносящееся из «детской половины» палатки, я выключил фонарь, снял с себя ненужные плавки, а потом стянул с Тони и ее «пеньюар».

Мы лежали, тесно прижавшись друг к другу, и наши руки не торопясь изучали складочки и выпуклости наших тел. Наконец то я смог положить руку на Тонину грудь и ощутить ладонью твердость и остроту ее, как по команде, напрягшихся сосков. Они приятно щекотали ладонь, когда я катал маленькие Тонины грудки по ее телу. Тонечкины пальцы быстро добрались до моего члена и легонько мяли головку, то нежно извлекая ее из кожицы, то задвигая ее обратно. Эти нежные пощипывания нельзя было назвать «дрочкой». Они действовали ровно настолько, чтобы поддерживать во мне состояние непрерывного возбуждения.

Повернув Тоню на бок, я добрался до ее аппетитной попки, которая манила меня еще днем, но тогда до нее дело не дошло. Упругие булочки почти полностью помещались в моей руке, и я с удовольствием тискал их, стараясь ненароком пройтись кончиками пальцев по плотно стиснутому Тонечкиному анусу. Я не мог предполагать ее реакции на ласку столь сокровенного места и не стал упрямиться в своих попытках поласкать его, почувствовав, что каждый раз, когда я оказываюсь от него в опасной близости, Тоня инстинктивно зажимается.

Проведя рукой по плоскому животу и пушистому лобку, я запустил руку между Тониными ногами. Сегодня было попросторнее, и Тоня легко впустила меня к своей «кнопочке». Кнопочка уже ждала меня. Губки были дружелюбно раздвинуты и густо смазаны. Упругий бугорок клитора сам лег под мой средний палец.

И началась вчерашняя любовная игра с той лишь разницей, что я делал свое приятное дело с несравненно большим удобством для себя и для партнерши. Я уже знал, как доставить Тоне наибольшее удовольствие, а она регулировала мой движения, сильнее или слабее сжимая в руке мой член. Пока Тоня отдыхала после очередного оргазма, я гладил ее грудь и целовал ее сосочки, приятно коловшие мой язык. Относительная свобода давала мне сегодня возможность гладить внутренние поверхности Тониных бедер, и тот небольшой, но очень чувствительный промежуток между входом во влагалище и анусом.

Под Тониной попкой на этот раз предусмотрительно расположился сложенный вдвое ее свитер, способный впитать в себя обильные выделения женского организма.

Начав ласкать Тоню после ее второго оргазма я ощутил, что ненавязчивый массаж ее пальцами моего члена возымел действие — он звенел от готовности и вот-вот мог пролить драгоценные витамины мимо Тониной дырочки. Я нежно дотронулся до Тониной руки и шепнул:

 — Не торопи, а то я кончу...

 — Ложись на меня — услышал я в ответ.

Извернувшись, я мгновенно занял верхнюю позицию, вогнав свою дубинку в скользкую глубину Тониного влагалища, надавив всем свои низом на приподнятый свитером Тонечкин лобок. Корень моего члена уперся в Тонин клитор, и я продолжил его ласки, сам получая при этом непередаваемые ощущения. Плотно прижавшись к Тоне, я совершал еле заметные круговые движения членом, стараясь не ослаблять нажим на клитор. Головка члена где-то внутри женщины ощущала упругий бархатный шарик ее матки. Я водил головкой вокруг нее, одновременно чувствуя гладкие стенки раздавшегося в глубине влагалища.

В темноте раздалось невнятное детское бормотание. То ли приснилось что-то, то ли мы своей возней разбудили кого то из своих малышей. Мы замерли. Я тихонько опустился на Тоню, не выходя из нее. Некоторое время мы лежали, прислушиваясь к ребячьему сопению. Детки мирно спали, спугнув родителей случайным звуком.

Отвлекшись от процесса, я почувствовал, что мой член предательски сжался. Я попытался было сползти с Тони, но был остановлен ее недоуменным шепотом: — Ты что?

«Я не готов...», шепнул я в ответ и спустился между Тониным телом и палаткой.

«Повернись ко мне спиной», попросила Тоня.

 — Зачем?

 — Повернись... — настойчиво повторила она.

Как только я исполнил Тонину просьбу, я ощутил на своих ягодицах теплоту маленькой женской ладошки.

«Где она только этому научилась?», думал я в то время, как Тоня приятно массировала мой зад, иногда деликатно проводя пальчиками вокруг самой чувствительной дырочки. От таких неожиданных ласк мой член вновь налился силой и я повернулся к Тоне лицом, готовый продолжить наше упражнение «мужчина сверху». Но Тонечкины пальцы, только что ласкавшие мой зад, неожиданно переключили свои ласки на мои яички. Тонечка чуть касалась их подушечками пальцев, посылая в член импульсы неземного удовольствия. Тоня не дрочила мне член — она его возбуждала до такой степени, что любое оголение головки неизбежно привело бы к мгновенному извержению вулкана. Но Тоня не спешила — она давала мне возможность как можно дольше наслаждаться этой гранью еле терпимого удовольствия. Никогда раньше я не находился в состоянии, когда мне не хотелось кончать. Хотелось все дольше и дольше ощущать волну энергии, пробегающую от корня члена до его головки и затихающую в момент, когда Тонины пальчики на секунду прекращали свой нежный массаж.

Наконец, Тоня устала. Она ласкала меня левой рукой, положа свою голову мне на грудь. Ощутив в очередной момент мою готовность выплеснуть из себя порцию горячей спермы, Тонечка нежно зажала мой член в кулачок и сделала несколько энергичных движений... Первая струя семени ударила Тонечке в лицо, она ослабила свою хватку и продолжала выдаивать меня, проливая мне на грудь и лобок пахучее удовольствие.

Мы лежали, тяжело дыша, вдыхая сладкий запах настоявшейся спермы. Теплые струйки щекотно стекали с моего живота куда то вниз, на спальник, но вытереть их не было никаких сил ни у меня, ни у Тони. Тонина рука продолжала вяло теребить мой липкий опустошенный член. Сил как-то выразить ей свою благодарность у меня не было. Слегка повернув к Тоне свое лицо я уткнулся ей в лоб и неловко чмокнул его.

«Спи» — ласково шепнула Тоня, сжав в ответ мой поникший орган.

Приподнявшись, Тоня вытерла мой живот какой-то тряпочкой и укрыла меня спальником.

Утром пошел мелкий дождь. Участники соревнований продолжали проходить установленную на реке трассу, судьи терпеливо мокли под промокающими тентами, а сторонние наблюдатели теснились под зонтиками или прятались под капюшонами брезентовых штормовок. Выгнать детей в этой ситуации надолго на улицу не представлялось возможным, и мы стали собираться к отъезду.

Подъехав к Тониному дому, я помог ей занести в тамбур ее туристический скарб и отнес в сарай так не пригодившийся нам в этот раз каяк. Оказавшись в полутемном сарае один на один, я попытался привлечь к себе Тоню за талию, чтобы поцеловать. Тоня, увернувшись от моих губ, мимолетно чмокнула меня в щеку и, отстраняясь, шепнула: «Все... Спасибо... Забудь... «.

Мы несколько раз потом встречались с ней на улице, приветливо кивали друг другу, но больше ни разу жизнь не занесла нас в одну кровать... Или палатку...

E-mail автора: sergegor-ero@yandex.ru

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх