На крючке — 2

Страница: 1 из 6

Утро выдалось тяжелым для большинства отдыхающих. Вечером все перепили, и поэтому ходили по лагерю, стоная и морщась от болей в головах и неприятных ощущений в желудках. Единственным, кто чувствовал себя хорошо, был Виктор Петрович. Он был бодрым и веселым, много смеялся и подшучивал над «больными». «Вот кабан! Сколько же сил у него!» — думала Лена, вспоминая вчерашние «подвиги» своего мучителя. Правда, она все реже думала о нем, как о мучителе, хотя боли во всем теле, а сильнее всяких болей стыд, все еще терзали ее.

Она встала с постели с опухшими от слез глазами, а когда Игорь поинтересовался, что с ней, она выплеснула на него всю свою обиду. Игорь долго оправдывался, старался приласкать и обещал, что сегодня все будет по-другому.

Лена успокоилась. Обида прошла, и теперь она жила ожиданием чудесного вечера. День удался на славу, они гуляли по берегу, наслаждались прекрасными пейзажами и Игорь даже уговорил Лену порыбачить. Хорошему настроению способствовало еще и то, что Виктор Петрович объявил, что ему нужно быть в городе, но завтра утром он снова вернется, и уехал.

Вечером Игорь с Леной пораньше распрощались с компанией и отправились спать. Игорь, хоть и выпил, сегодня, казалось, был в форме, а Лена пребывала в романтическом настроении, страстно желая загладить свою вину перед мужем.

Она старалась быть как можно соблазнительнее, играла со своим мужчиной, лаская его и побуждая его к ответным ласкам. Стремясь доставить ему удовольствие, она покрывала поцелуями его грудь, живот, бедра. Игорь был очень возбужден, и, когда жена стала ласкать губами его живот, постарался подвинуться так, чтобы еще раз предложить Лене поласкать ртом его член. Лена сразу поняла, чего хочет муж, и решила, что сегодня он это получит. Она потерлась о его член щекой, потом прошлась по нему губами, затем языком, медленно погрузила головку в рот. Внутри у нее все пылало. Лаская мужа, Лена ожидала ответной ласки, но он, по-видимому, был настолько доволен своим положением, что не особенно заботился о жене. Лена была так возбуждена, что уже не могла обходиться вялыми ласками Игоря. Внизу у нее все горело, и ее рука самопроизвольно потянулась туда, дотянулась до изнывающей в ожидании, истекающей соками промежности. Лена издала глухой стон, сдвинулась губами по члену мужа, все сильнее втягивая его в себя...

И тут Игорь замычал, схватил ее за голову, надавил на затылок, его член задергался у Лены во рту, и из него толчками стала выплескиваться сперма. Лена попыталась вырваться, отстраниться, но Игорь, казалось, этого и не заметил. Его член, изливаясь, вошел полностью в этот теплый рот. Лена была шокирована такими действиями, она их не ожидала и не хотела. Ей было очень неприятно, дышать было тяжело, однако в голову впервые пришла странная мысль: «Даже хорошо, что он такой маленький, до горла не достает, не то, что тот...».

Руки Игоря отпустили ее голову. Он не двигался. Лена выпустила изо рта член, который стал совсем маленьким, сплюнула в простынь капли спермы, подняла глаза на мужа. Игорь спал. Сначала Лена в это не поверила, она прижалась к мужу всем телом, поцеловала, зашептала на ухо что-то нежное.

 — Спасибо большое, любимая, — пробормотал Игорь, затем повернулся на бок и захрапел.

Никогда еще Лена не была так разочарована. «Неужели это все?»

Ей снова хотелось плакать. Накинув халат, она вышла на улицу. Ночной воздух не успокоил ее, он лишь больше показал ей, что жизнь может быть такой свежей, такой прекрасной, а ей приходится лишь страдать. Она миновала лагерь и прошла по тропинке, ведущей к маленькой беседке возле берега. Села на скамейку и стала смотреть на воду.

 — Не одному мне сегодня не спиться, — заставил ее вздрогнуть знакомый бас.

 — А, это опять вы. Вы же уехали.

 — Как уехал, так и приехал. А может, я по тебе соскучился! Ты мне понравилась.

 — Опять собираетесь меня мучить? Только на этот раз ничего у вас не выйдет. Я буду кричать, — Лена уже не могла бояться

 — Конечно, будешь. У меня все кричат. Только не сразу, а потом, когда от кайфа молчать невтерпеж станет. Ты, по-моему, и вчера орала, да только я тебе рот зажал. Помнишь, как сладко было? — рука Виктора Петровича легла Лене на плечо.

 — Помню, — Лене было хорошо то того, что мужчина не стал хватать, лапать, а вот так, по-братски пригрел ее.

 — Тебе со мной всегда сладко будет. Это сначала только больно. Верно говорю?

«О чем он говорит? Какое такое «всегда»? Неужели опять?» И тут женщина поняла, что теперь действительно не сможет ЕМУ отказать. Ради чего ей ему отказывать? Ради кого? Лена внезапно почувствовала непонятную симпатию к этому мужику, к этому зверю, который не только брал от нее то, что хотел, но и давал ей то, чего не мог, а может, и не хотел дать ей муж.

Виктор Петрович поднял ее со скамейки. Теперь они стояли рядом, и его руки опустились ей на талию.

 — Ты очень красивая. И страстная. Мне такие нравятся. Сильно больно-то было?

 — Сначала сильно, потом — совсем не больно, а сегодня опять сильно.

 — А где сильнее — то? Здесь? Или здесь?

Его руки пришли в движение. Левая опустилась на лобок, поглаживая тело через тонкую ткань, а правая двинулась по ягодицам, слегка пожимая их, слегка раздвигая.

Лена задрожала. Она снова почувствовала прилив возбуждения. Не контролируя себя, она прижалась к мужчине, ее руки легли ему на плечи.

 — В попе больнее было. Еле сидела.

 — Это правильно. Это пока не привыкла. Вот сегодня еще разомнем, а завтра болеть уже не будет. Еще сама попросишь. Вспомни, как хорошо было.

Виктор Петрович положил обе руки Лене на ягодицы.

 — Хочешь, чтоб опять хорошо было? Вижу, что хочешь. У тебя жопа хорошая, так и просится.

 — Мне больно будет. Я боюсь. Я правда боюсь, но все равно хочу.

 — Вот и молодец. Беги в палатку, дай мужу вот это, пусть поспит, не боись, это снотворное.

Лена, дрожа, почти бегом вернулась в палатку. Быстро нашла стакан, налила воды и вдруг остановилась. Ее охватили сомнения. Что дальше? Она не знала, что и думать. Да и не могла. Сердце ее бешено колотилось. Она собирается изменить мужу. Человеку, которого любит. Что же делать?

Лена постаралась успокоиться. Она решила остановиться. Но что сказать Виктору Петровичу? Ей стало страшно.

В этот момент Игорь заворочался во сне и застонал.

 — Лен, а, Лен...

 — Что, дорогой?

 — Таблетку дай, голова болит.

Лена автоматически протянула мужу и стакан, и таблетку, и, лишь когда Игорь все выпил и снова уснул, она спохватилась: «Что я сделала?»

Надо было что-то решать. Два дня назад она и подумать боялась о подобном. Так, в нерешительности, она просидела минут пять, пока полог палатки не приоткрылся.

 — Долго ходишь, а я ждать не привык. Долго уговаривать — тоже, — негромко проговорил Виктор Петрович. Он проник в палатку, уселся возле Лены, затем опрокинул ее на спину.

 — Чего напряглась-то? Расслабься, он до утра не проснется. А может, меня боишься? Да не трясись ты так, сейчас согрею.

Виктор Петрович прижал ее к постели, его руки начали гладить ее руки, плечи, живот, потом перебрались на грудь. Постепенно Лена перестала дрожать. Она снова почувствовала себя под опекой этого грубого, но и одновременно нежного мужика, который так настойчиво стремится доставить удовольствие не только себе, но и ей. Она согрелась, и теперь млела под его сильными руками, которые мяли ее груди, ласкали напряженные соски, гладили бедра. Он не нуждался в ее ответе на ласки, он все делал сам.

 — Ну, что там у нас? — его рука легла ей между ног, — порядок, уже мокренько. Я-то ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх