Ох, уж эти пироги! Или лёгкий флирт, укрепляющий семейные отношения.

Страница: 10 из 16

тех размеров, как тебе показалось давеча...

 — Действительно... В чём же дело?

 — В той позе, в какой я заставил тебя принять его... А так как всё познаётся в сравнении, сейчас мы займём обычную, привычную для тебя позу, и ты окончательно поймёшь свою ошибку и мою правоту.

 — Ну и прекрасно!... Как вспомню то, что ты со мной проделывал, спина начинает ныть, а ноги схватывает судорога...

 — Ты ещё, уверен, попросишь меня вернуться к такого рода упражнениям... А теперь, пожалуйста, принимай меня таким, каков я есть...

3-й акт с двумя переменами.

Как только Леонид входит в неё, Саша сразу же убеждается, что и на самом деле ошибалась в отношении размеров его мужского достоинства. Оно ходит теперь внутри её естества как-то слишком свободно, касаясь то одной стенки, то другой, но не обеих сразу. Да ещё это засмущавшее её, противное хлюпанье!... И тянется это занятие бесконечно долго... Всё равно приятно, конечно, но до того острого переполнения чувств, что было и в первый и второй разы, сейчас далеко... Ах, до чего ж чудны были те мгновения!... Вспоминая о них, Саша закрывает глаза, судорожно схватывает своего партнёра в объятия и, что есть силы, двигает поясницей. Мысленная концентрация на предыдущих актах, кажется, в чём-то помогает ей: она чувствует, как мышцы в нижней части её вместилища сокращаются и сужают его, причём так сильно, что оно уже со всех сторон охватывает его орган... Но всё же не так плотно, как было перед этим... Открыв глаза, она с удивлением обнаруживает, что его взгляд тоже сосредоточен не на ней, а будто вперился в спинку кровати или в рисунок на стенных обоях за ней.

 — О чём ты думаешь, дружок?

 — Не о чём, а о ком... О тебе... А ты?

 — А я о том, что ты оказался прав...

 — Ну и как нам быть? Так мы долго ещё не кончим... Устанем...

 — Сделай что-нибудь... Ведь извращенцы — мастера на выдумки!..

 — Да, голь на выдумки хитра... Давай прервёмся на минутку, чтобы поменяться местами... Я ложусь на спину, а ты забирайся на меня... Не так!... Садись, обняв коленками...

 — Села... Что дальше?

 — Подвинься немного вперёд, чтобы наши передки совпали, прикасаясь друг к другу... Так... Приподними попу... И представь себе, что твоё отверстие — это горячая камера, а мой поршенёк — твэл, который следует поместить в неё... Аккуратно опускайся, так чтобы это получилось... Стоп!... Промахнулись... Ещё разок... Ещё... Возьми его рукой и вводи сама... Вот молодчина!... Оседлала? А теперь совершай движения: вперёд — назад, в одну сторону — в другую, вверх — вниз... Ну, как?..

 — Непривычно как-то...

 — Стоп!... Контакт потерян... Начинай всё сначала... И не скачи так лихо!... Знай меру... Слушайся моих рук!... Это как в танцах... Только там ведёт одна рука, что лежит на талии, а тут обе на бёдрах... Вот так... Хорошо?

Саша не отвечает, снова закрыв глаза и сосредоточившись на своих движениях... Вперёд — назад, и его змеёныш раздражающе ласкает клитор... Вверх — вниз, и его головка утыкается ей в шейку матки, чего с ней давно уже не случалось и что доставляет ей какое-то болезненное наслаждение.

 — Хорошо?

 — Угу...

 — Будет ещё лучше.

Леонид поднимает верхнюю часть своего туловища, берёт её обеими руками за груди и по очереди целует соски, чуть их прикусывая. Она охает, ахает, движения её убыстряются. А когда он, не выпуская изо рта своей добычи, просовывает обе свои ладони ей под ягодицы и начинает их пальпировать, из её уст вырываются какие-то звуки и вскрикивания, после чего она замирает, повиснув у него на шее. Он же, приклеив к её губам свои, нажатием ладоней на крестец то заставляет её приподниматься, то позволяет опускаться.

 — Ну. ты даёшь, Лёнечка!...

 — Чего?

 — Классно!...

Помолчала. Потом вдруг спрашивает:

 — А ты? Не кончил всё ещё?... Давай, кончай!..

 — Сейчас, будет сделано... Ложись рядышком...

Саша с готовностью исполняет это приказание и, растянувшись у него под боком на спине, прижимает пятки к ягодицам.

 — Так?

 — Молодчина! — хвалит он её, привстав на коленях между её бёдрами и пристраивая свой инструмент к ещё не успевшему остыть жерлу. — Теперь тебе понятно, что чем меньше раздвинуты твои ноги, тем теснее моему манипулятору и в воротах твоего храма и в нём самом, то бишь в «горячей» камере... И наоборот... Как, например, сейчас...

 — Так может?..

 — Нет, нет! Побудь немного в этой позе... Я быстро... Вот и кончаю... Чувствуешь?

 — И я... и я... — запричитала она.

Излившись, он падает её объятия, и они остаются неподвижными, полные блаженства и в полудремоте.

 — Да, как мне повезло...

 — В чём?

 — Такой мужик! И как только я решилась позвонить тебе?... Ничего подобного со мной не случалось ранее.

 — И не разу не приходилось делить эту постель с кем-нибудь другим кроме мужа?

 — Нет, не приходилось...

 — Так уж и не приходилось?... Признайся!..

 — Вставать надо, чтобы покормить тебя. Проголодался, поди?

 — Что ж, подкрепиться, вроде бы, не мешает... Не прочь буду отведать и твоего борща.

Саша соскакивает с постели на пол, достаёт из шкафа и набрасывает на себя халат.

 — Пока я буду возиться на кухне, ты полежи, отдохни.

 — Да чего валяться в одиночестве... Пойду с тобою... Поболтаем...

 — Тогда, чтобы не озябнуть, облачись в этот халат.

 — Прекрасно! Из супружеской постели в мужнин халат!... Ведь его же?..

 — Нет, специально для тебя купила сегодня утром!... Чего спрашивать лишнее?

 — Почему лишнее?

 — Ну хорошо, хорошо, его!... И что? Ведь ты у меня сегодня как супруг...

 — Да, naturel lieutenant de marie...

 — Это по-каковски?

 — По-французски.

 — И что значит?

 — А то и значит, что замещающий мужа!

 — Вот как?... Ну что же, неплохой заместитель... Вот тебе и его тапочки в награду!

Со смехом поцеловав его, Саша отправляется на кухню.

Немного воспоминаний.

Последовав за ней, Леонид усаживается за стол, зацепляет вилкой шпротину, отправляет её в рот и смотрит, как его гостеприимная хозяйка достаёт из холодильника большую кастрюлю, отливает из неё в кастрюльку маленькую, ставит последнюю на газовую конфорку и включает зажигание.

 — Пару минуток потерпи, сейчас подогреется.

 — Подождём... Куда торопиться... А я тем временем с удовольствием послушал бы рассказ про твои измены.

 — Какие измены?..

 — Так уж и без них обходилась? Ни разу?

 — Ни разу! Клянусь!... Картошку с мясом подогреть?..

 — Подогрей... И всё же, как насчёт измен?

 — В мыслях, если только... Например, сознаюсь, была и такая: поближе узнать тебя!

 — Что ж, и я был не чужд такой мысли...

 — И давно?

 — Помнишь, как мы встречали Восьмое марта в прошлом году?

 — Как же! Но впервые я задумалась об этом ещё предыдущей осенью. Помнишь, тогда профсоюз и комсомол организовали массовку с ночёвкой в пионер-лагере, в Васильевском? Мы с мужем, оставив своих детей на Родиных, отправляясь туда на своём «Москвиче», согласились подвести и тебя... Договорились, что ты будешь встречать нас на перекрёстке МКАД ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх