Ох, уж эти пироги! Или лёгкий флирт, укрепляющий семейные отношения.

Страница: 15 из 16

на те подвиги, что хотелось бы...

 — Спать меньше надо, молодой человек! Приходит к нему среди ночи дама, а он дрыхнет без задних ног!

 — Виноват, дорогая!... Но можно ли будет исправить это досадное упущение?

 — Не знаю...

 — Что так?

 — То, что ты находишься у меня, не является тайной для Родиной, и наша с ней задача состоит в том, чтобы отмести все подозрения на этот счёт у её мужа, к несчастью повстречавшего тебя во дворе, когда ты шёл ко мне. Вот почему я не могла и не могу послать их к чёрту... Мне, разумеется, милее было бы остаться с тобой до утра, но...

 — А что мне прикажешь делать? Не одеться ли мне тоже и уйти вместе с тобою?

 — Наверно, нам так и следует поступить. Только побыстрее... Но, когда выйдем и закроем квартиру, ты не станешь спускаться со мной, а поднимешься выше и подождёшь, пока за мной не захлопнется дверь их квартиры. Почему-то мне кажется, что Родин стоит на лестничной площадки в ожидании меня и курит...

 — Хорошо... Я быстро... А пока суть да дело, скажи мне, есть ли надежда на новую встречу?

 — Не знаю, что и сказать... Завтра приезжают дети... Потом вернётся муж... Куда от них деваться? Да и рисковать что-то не очень хочется... Но, как говорится, надежда юношу питает!..

 — А если у меня появится такая возможность пригласить тебя куда-нибудь?

 — Куда?

 — К себе домой, например, если мама будет отсутствовать.

 — Сколько времени она будет отсутствовать? И сколько времени мне надо будет потратить на дорогу к тебе и обратно?

 — А вот тут совсем неподалёку, в Свиблове, у меня приятель хороший живёт. С ним всегда можно договориться, чтобы отдал на вечер ключи от своей квартиры. Это десять — пятнадцать минут хода отсюда.

 — А чем я объясню своё отсутствие дома? Нет, всё это не серьёзно... Ну, что, оделся? Тогда пошли... Вот твоё злосчастные пальто и шапка... именно их присутствие здесь, на вешалке, и выдало нас с тобой... Кстати, раз Клавка всё знает и не только не собирается меня выдавать, но и вроде бы защищает от подозрений своего Ивана, то почему бы мне не прибегнуть к её помощи?..

 — Помощи? В чём?

 — В организации нашей следующей встречи!... Мы задумаем совместный культурный выход в город на весь день, в последний момент я под каким-нибудь предлогом отказываюсь ехать с ними и остаюсь дома! Свободная!... Но, поживём, увидим! Мало ли что в жизни может приключится?

Последние слова Осадчая произносит, уже открывая двери квартиры. Пропуская гостя вперёд и уже молча указывая ему пальцем на лестницу, ведущую наверх, она задерживается в проёме, чтобы ответить на его прощальный поцелуй... И тут видит, что прямо за его спиной стоит Родина...

 — Ба, я тут стою с полным противнем, не в силах оторвать одну из рук, чтобы позвонить, а они всё никак не намилуются! — с какой-то весёлой издёвкой заявляет она.

 — С каким противнем?... — недоумённо взирает на неё Осадчая. — И почему ко мне?... Ведь я уже уду к вам...

 — Ну и иди. Тебя там ждут уже давно. А я к тебе, чтобы поставить пироги в твою духовку. Моя почему-то не зажигается... А вы, молодой человек, коль здесь оказались, пожалуйста, не уходите. Ваша помощь мне понадобится... Ба, да это Леонид Михайлович!... Вот здорово!... Заодно и поболтаем... расскажите, как вы без нас...

И, вручив ему противень, проскальзывает в так и не успевшую закрыться дверь. Всё ещё не пришедшая в себя Осадчая устремляется за ней и уже в коридоре схватывает её за рукав халата.

 — Ты что, Клавка? С ума что ли сошла? В чём дело?

 — Скажи своему гостю, чтобы он не светился на лестничной площадке с противнем, а заходил сюда... Сама же отпусти мой халат, не обнажай, пожалуйста, меня перед ним и лучше закрой за нами дверь... Так-то лучше... Проходите, Леонид Михайлович, сюда, на кухню, ставьте противень, идите снимайте пальто и шапку и возвращайтесь сюда, чтобы помогать мне... А ты, подружка, поторопись вниз, и пока там мой Ваня чинит плиту, займись приготовлением новой партии пирогов с какой-нибудь другой начинкой. А лучше всего сделай фигурки из теста. У тебя это так хорошо получается... Давай, давай, не мешкай! А мы тут без тебя управимся... Не правда ли, Леонид Михайлович?..

Ошарашенная таким натиском, Осадчая не знает, что и сказать. И не протестуя, абсолютно безропотно даёт своей соседке и подруге взять себя под локоток и вывести из кухни в коридор, а потом и на лестничную площадку. Там Родина, прежде чем закрыть за ней дверь, неожиданно обнимает и целует её:

 — Ни о чём не беспокойся... Всё будет хорошо...

И слегка шлёпнув ладонью по заду, добавляет игриво:

 — Но и ты с моим не балуй!..

Всё ещё не придя в себя, Саша спускается этажом ниже, дверь в квартиру Родиных оказалась приоткрытой, и мысли её сразу же приобретают другое направление: не о том, что может произойти между Леонидом и Клавой в её отсутствие, а о том, не подслушал ли случаем Иван хоть часть того разговора, что произошёл пять минут назад у открытой двери её собственной квартиры, когда она и Леонид встретились нос к носу с его женой...

 — Вот, видишь, что-то не заладилось, — не поднимая головы от газовой плиты, говорит ей Родин. — Пытаюсь починить горелку... Ума не приложу, что с ней...

 — Ладно, оставь пока горелку... Где тесто?

 — Вот, в кастрюле.

 — Насыпь в какую-нибудь посудину питьевую соду и погаси её уксусом... Взбей ещё пару-другую яиц. Принеси мне остатки водки... Кажется, ты не всю её выпил...

 — Кажется... Выпил...

 — Тогда мне придётся подняться к себе, поискать...

 — Сходи... Хотя нет, вот стоит заначка... Хватит?

 — Сполна, даже тебе на пару глотков останется... Налей сюда малость... Добавь растительное масло, три столовых ложки сахара и муку... Так, видишь, получается тесто средней плотности... Теперь я буду делить его на фигурки, а ты достань ещё одну кастрюлю с плотно закрывающейся крышкой и налей в неё два с половиной стакана воды, раствори там сахар и мёд. Конфорки-то работают?... Тогда зажигай и ставь кастрюлю, чтобы раствор закипел...

 — Интересные у тебя фигурки получаются, — замечает Родин, выполнив её приказ и теперь следя за тем, что лепили её пальцы. — Звёздочки, кубики, крестики, колечки, полумесяц... Отнести это наверх, Клаве?

 — Нет, как только раствор закипит, надо будет быстро заложить их туда, плотно закрыть крышкой и держать там минут сорок, причём каждые пять минут быстро приоткрывать её и помешивать содержимое, чтобы фигурки не пригорели. Когда они приобретут ореховую окраску, шумовкой по одной вынь их, положи на смоченную доску и посыпь сахаром. А я пока буду готовить вторую порцию...

 — Да, работы непочатый край... Видно, заняться духовкой уже не придётся... Тут даже не до того, чтобы налить и выпить...

 — Ну, конечно, скажешь... Наливай и выпивай... Пользуйся, пока жены нет...

 — А ты не против?

 — Мне что? Пожалуйста... За кастрюлей только следи...

 — Выпил... А вот закусить нечем... Твоими кренделёчками можно?..

 — Можно, коли не в терпёж...

 — А если не в терпёж ещё кое-что?..

 — В туалет что ль захотел?... Так помешай в кастрюле и беги, в твоём распоряжении пять минут...

 — Я не о том...

 — А я о том... Помешивай, помешивай, не дай им прилипать...

 — Да куда они денутся?... Не прилипнут... А я бы сейчас к тебе малость прилепился ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх