Ох, уж эти пироги! Или лёгкий флирт, укрепляющий семейные отношения.

Страница: 16 из 16

бы...

 — Ты лучше прилепись к рюмке... Там ещё есть малость?..

 — Есть... Ну что ж... Ничего другого не остаётся, как допить... С горя...

 — С какого ещё горя, Ваня? Что ты говоришь?... С пьяна поди... Не забывай про кастрюлю!..

Перекидываясь такого рода репликами, не лишёнными некоторой доли двусмысленности, и проводят они около часа. Затем наступает очередь вариться второй порции. Руки Осадчей уже ничем не заняты, и она начинает подумывать над тем, под каким предлогом отпроситься домой...

 — Что-то Клава там задерживается... Уж вроде бы всё должно испечься... Не сходить ли мне посмотреть, в чём там дело?..

 — Если ты помешаешь вместо меня, я сбегаю, — предлагает Родин.

 — Да нет уж, раз приставили тебя к делу, так и занимайся им... А я схожу...

Но не уходит... Боится, а вдруг там происходит нечто похожее на то, что было уже днём, но только с нею... Ведь блядун же... Не упустит такой возможности... Пироги, поди, испекли и занялись несколько иным делом... Наверняка, если сейчас ворваться туда, обнаружишь улики... Но как на них реагировать?... Поднимать скандал, ругаться?... Что услышишь в ответ?... Да, положеньеце аховое!..

 — Ты о чём задумалась так, Саш? — прерывает своим вопросом ход её мыслей Родин. — Погрустнела чего-то вдруг... О Серёжке что ль вспомнила? Да дрыхнет он без задних ног в поезде... Хотя, может быть, уже и разбудили проводницы... Время-то сколько? Да, у него скоро будет Ульяновск, а затем Мелекесс, выходить надо... А нам то же пора подумать о сборах на работу... Посмотри, что там можно приготовить на завтрак и займись этим... Или пойди посмотри, что там моя жена у тебя делает... Не заснула ли?... Вот будут дела, если наши с тобой пирожки там сгорели!..

 — Ты смотри, чтобы в твоей кастрюле ничего не сгорело! А мне на самом деле лучше заняться завтраком... Чем вы себя обычно по утрам потчуете?... Яичницу, что ли сделать?... Или, вот творог вижу, сырники?

 — Сырники!... И кофе...

 — Где оно?

 — Слева на полке... Молотое, в банке...

 — Нет, банка пустая.

 — Пустая? Тогда посмотри на верху, в глубине, в зёрнах... Не достанешь?... Давай я...

 — Ничего, вот табуретка, на неё встану.

 — А я тебя поддержу, чтоб не упала... Вот так, за талию...

 — За талию, говоришь? Вот чёртовы мужики, не успеешь на минуту за дверь по делам выскочить, а они уже хватаются за бока подруги!

Эти слова принадлежали появившейся на кухне Клаве. Услышав её голос, Саша оборачивается и, словно испугавшись, падает в объятия Ивана.

 — Ой, держите меня! — взмолилась она, повиснув у него на шее. — Сейчас мне плохо станет...

 — Вот так, они даже моего присутствия не стесняются! Опусти её на потаскун старый! И возьми у меня из рук этот противень!... Поставь его на стол... Будь он проклят с этими чёртовыми пирожками!..

 — Ах, они уже и чёртовы!... Нет, взгляни, Ваня, ничего, румяненькие, не подгорели... А мы то уж думали, что ты там дрыхнешь и что пирожки тю-тю, в угольки превратились... Что так долго?

 — А, долго рассказывать...

 — Нет уж, расскажи пожалуйста, что там с тобой такого приключилось... Нам всё равно делать нечего... Вот, следим, как доваривается вторая порция крендельков... Помешивай, Ваня, не забывай об этом...

Клава подходит к окну и смотрит в темноту, простёршуюся за его стёклами.

 — Вон уже кто-то и на работу бежит, — замечает она и спрашивает: — А сколько времени?

 — Уж скоро шесть, — отвечает Иван. — Саша завтрак, было, собралась готовить и полезла за кофе...

 — Да, было, собралась, — подтверждает Осадчая. — Но теперь побегу к себе... Может быть удастся часок вздремнуть...

 — Иди, иди, отдохни, — соглашается Родина. — Мы уж как-нибудь без тебя справимся... Встречаемся, как обычно...

Как обычно — это значило, что ровно в 8.30 они выходят из подъезда и идут на железнодорожную платформу Лось. Так было и на этот раз.

 — Ну как, удалось вздремнуть? — участливо спрашивает Родина.

 — Как бы не так! — ворчит Осадчая. — А где твой Иван?

 — Он уже ушёл, чтобы попасть на предыдущую электричку. Ему надо быть на работе пораньше.

 — Вот здорово!

 — Да, поговорить можно... И как ты только такого мужика захомутала?

 — Что, хороший? Тоже отведала? Нахалка!..

 — Да будет тебе! У тебя муж молодой ещё, а у меня 60-летний старик... Ты забавлялась полдня, а мне не перепало и часика из-за этих чёртовых пирожков... И как он тебе понравился?

 — А тебе?

 — Ничего... Не прочь была бы и повторить всё это... Но разве ещё раз такой случай представится?... Ты, я вижу, раз сердишься на меня, думаешь точно также...

Подруги поднимаются на платформу и первым кого видят, — Родина.

 — Ты чего не уехал? Опоздал что ль?

 — Да нет, втиснуться не сумел. Из Александрова, народу, как огурцов в бочке... Придётся ехать вместе. Но от вокзала я побегу, тороплюсь больно...

 — Беги, беги... Не споткнись только о шпалы, не спавши-то... Под поезд не попади...

У них самих-то время было, и они, выйдя из последнего вагона, не торопясь отправляются в десятиминутный путь по шпалам...

 — Ну, давай, выкладывай, Осадчая... Я тебя за такую скромницу принимала... Видела, что ты глазки на него положила... Но чтобы на такое отважиться!... Думала, — так, лёгкий флирт... А она, надо же!... И давно вы встречаетесь?

 — Вчера в первый раз... И, наверно, в последний...

 — Не ври мне!... О чём вы договаривались при прощании?

 — Да ни о чём, вроде бы... Во всяком случае, ни о чём конкретном.

 — А почему же он, когда я, закинула, было, удочку насчёт встречи с ним, ответил, что лучше всего, наверно, было бы, если бы я всё предварительно обговорила с тобой?..

 — Мысль одна в голову пришла. И я поделилась ею с ним... Устроить какой-нибудь праздник с выездом наших семей на весь день, а со мной в последний момент что-нибудь случается, и я, с твоего согласия остаюсь дома...

 — Ошибаешься, дорогая, не будет на то моего согласия!

 — Почему? В другой раз, если такой случится, так и быть, останешься ты!..

 — Другого раза может и не быть... А если нам удастся хоть однажды спровадить наших любимых с нашими чадами, то мы сразу обе и устроим себе праздник отдохновения... Кто знает, перепадёт нам в жизни ещё такое?... Мы же ведь не искательницы приключений?... Да и мужей своих любим... Не правда ли?... Я, например, на своего, когда утром вернулась от тебя, с такой нежностью смотрела, замешанной на сознании своей вины, своего греха... Но грех такой сладкий был!... Или я не права?

 — Права, права!... Другими словами, лёгкий флирт, как ты говоришь, но укрепляющий семейные отношения.

 — Вот именно, жизнь учит диалектике по своему, а не по Гегелю... Поживём — увидим...

Они подходят к проходной... Впереди им предстоят рабочие будни, перемежаемые буднями семейными... Серые будни, время от времени прерываемые государственными и семейными праздниками, а порою, если посчастливится, и чем-то более существенным... Слово «любовь» давно уже вышло из их обихода, но то. что случилось накануне, было нечто на неё похожее, во всяком случае ею окрашенное...

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх