Охотницы за черепами

Страница: 1 из 3

Нинка, двадцатилетняя блондинка, лаборантка флотской химической лаборатории, была недурна собой. Ее голубые глаза казались глубокими озерами, маленький, слегка вздернутый носик, являл собой само совершенство, а плавные линии фигуры и особенно ягодиц, вызывали вожделение у мужчин. Зная это, девушка специально носила все узкое, облегающее, полупрозрачное. Она была умна и остра на язык. Таким, как говорится, палец в рот не клади. Единственным недостатком, который она в себе носила и кляла, была ее чрезмерная сексуальность. Стоило мужику только прикоснуться к ее руке, как у этой супер — сексуалки тут же захватывал дух, сердце подскакивало под девяносто, и ноги уже были готовы сами раскинуться в стороны, освобождая проход к месту, где бушевал огонь необузданной страсти.

Будучи самолюбивой, имея склонность к карьеризму, лаборантка понимала, что этот недостаток может стать неодолимым препятствием на ее пути далеко идущих планов. Она с завистью и весомой долей презрения смотрела на женщин, менее умных и не столь красивых, как она, но изображающих из себя этаких удачливых бизнес-леди под крылом недалекого, но богатого покровителя. В такие минуты она походила на завистника, воспринимающего лишний рубль в кармане соседа как личное оскорбление. Она понимала, что не так-то просто в наше сложное кризисное время подцепить на крючок какого-нибудь богатенького «Буратино». Они или уже сидят на нем, либо искусно его обходят, показывая всем своим надменным видом, что с умной женщиной много хлопот, а глупые, но красивые, быстрее и проще становятся бесплатным приложением к двуспальной кровати. Нинка понимала, что если хочешь чего-нибудь добиться, то надо в совершенстве знать суть предмета изнутри. Постичь логику поведения современного супермена не просто. Под напускной маской надменности, чванливости и непроницаемости не сразу удается распознать истинное лицо человека с его достоинствами и недостатками. Ну как тут узнаешь, в какую сторону вращаются шарики в черепе обнимающего тебя мужчины. Ведь большинство из них добивается тебя ради собственного удовольствия, но далеко не твоего.

Такие мысли не раз посещали умную головку практичной лаборантки, побуждая ее постоянно анализировать намерения мужчин по отношению к себе, чтобы, ненароком, не оказаться в ситуации глупой рыбы, попавшейся на крючок с простейшей наживкой. Но воевать одной с сильной половиной человечества вряд ли под силу двадцатилетней девчонке. Нинка понимала, что в этом нелегком деле без верной, красивой и умной подруги ей не обойтись. И такая нашлась. Ею была Леночка, девятнадцатилетняя брюнетка, секретарша начальника лаборатории.

На поверку Лена действительно оказалась ценным кадром, так как ее осведомленность по части разнообразия мужских характеров и повадок этих презренных самцов была не ограниченной. Она тоже подыскивала себе выгодного мужа, и на этой почве быстро сошлась с энергичной лаборанткой. Подруги сразу же нашли общий язык, и тут же составили совместный план охоты за «черепами». Этим словом они с презрением называли будущих кандидатов в мужья.

Начальник лаборатории, сорокалетний капитан второго ранга, явно не относился к категории женоненавистников и любил представительниц прекрасного пола всех подряд, невзирая на возраст. Он не обращал внимания на внутреннее содержание предмета, предпочитая внешние данные и способности партнерши принять, в нужный момент, его длинный «Хобот». В лаборатории все знали, что Леночка успешно справляется не только с обязанностями секретарши, а и с другими, более важными делами, что позволяло ей ногой открывать дверь в кабинет шефа, а закрывать — своей соблазнительной попой, смущенно поправляя на ходу прическу и юбку. Начальник как-то сгреб в охапку и лаборантку, но та, крепко прижатая к его груди, доверительно шепнула ему на ухо:

 — И не мечтай! Лучше отпусти, а то яйца оторву, — и нежно погладила при этом по его ширинке маленькой, но твердой ладошкой. Шеф отпрянул, и с тех пор лаборантка стала для него пустым местом. При встрече он смотрел как бы сквозь нее, словно она была невидимкой. Лена заметила это и как-то сказала Нинке:

 — Ты что? Сдурела? Разве можно так шипеть на шефа?! Он же, при случае, турнет тебя отсюда и все дела.

 — А местком?

 — Вот, дура! Какой местком?! Алла Борисовна давно спит с ним.

Алла Борисовна, тридцатилетняя симпатюшка-хохотушка, дочь одного из высоких чинов из Центра, числилась инженером в лаборатории и была бессменным председателем месткома, так как больше ничего другого она просто не знала и ничего не умела, кроме, конечно, секса. Ее всегда переизбирали единогласно, так как никто не хотел стать личным врагом шефа. Всегда веселая и насмешливая, она любила часто оставаться после работы и подолгу обсуждать с шефом вопросы по улучшению работы в трудовом коллективе, а ее шофер в это время терпеливо ждал, когда же в кабинете начальника погаснет свет, после чего, ровно через час, председатель месткома в отличном настроении садилась в машину и с загадочной улыбкой на лице приказывала:

 — А теперь — домой, Вася!

На Нинку шеф наехал случайно. Просто увидал оттопыренную, аппетитную попку, которой та так заманчиво шевелила, наклонившись над ящиком с посудой, в которой она выбирала нужную колбу. Шефу нравилась поза наклоненной женщины, особенно в такие моменты, когда из-под юбки показывались на какие-то мгновения женские трусики. Поговаривали, что он даже их коллекционировал, снимая с очередной жертвы. В лаборатории об этом знали, но помалкивали, так как почти все молодые сотрудницы прошли через комнату «отдыха», смежную с его кабинетом. Поговаривали, что у шефа была вверху могучая «Мохнатая лапа», что обеспечивало ему полную неприкасаемость. Ходили слухи, что он и мальчиками не брезгует, но в это мало кто верил, так как шефу и своих смазливых баб хватало. Но шеф не был бы шефом, если бы закрыл глаза на Нинкину выходку. Он вскоре вызвал к себе секретаршу и, погладив ее по упругой ягодице, сказал:

 — Ленусь. Твоя подруга — невоспитанная девочка. Кроме того, у меня возникло сомнение, а справляется ли она со своими обязанностями?

 — Подумаешь, обязанности: посуду мыть, да от выходок Аллы Борисовны сопли по щекам размазывать.

 — Вот! И с председателем месткома не ладит. Вечно огрызается...

 — А кто с ней ладит? — насмешливо посмотрела шефу в глаза любовница номер два.

Шеф вынул из-под юбки девушки свою нетерпеливую руку и категорически заявил.

 — Зря стараешься защитить подружку. Я думаю, что ей пора написать заяву по собственному желанию...

 — Другого пути нет? — еле вымолвила перепуганная Ленка.

 — Ну, почему же? При желании найдется, — он вновь запустил руку в ее трусики и стал массажировать клитор.

 — Когда и где? — сжала ляжки Ленка, боясь, что вот-вот ее жидкость прольется прямо на ладонь шефа.

 — Вот это уже деловой разговор. Сегодня, после работы, вы обе остаетесь, — ответил шеф и, увидев, как похотливая гримаса исказила ее лицо, и тело задрожало от мощного оргазма, удовлетворенно хмыкнул, вынул пальцы из ее промежности и вытер об ее юбку.

 — «Козел!», — ругнулась про себя Ленка и, промокнув свою пещерку трусиками, вышла из кабинета. Она быстро нашла Нинку и, отведя ее в сторону, нравоучительно зашептала:

 — Ну что? Доигралась! Шеф хочет тебя выпереть...

 — За что?! — побледнела девушка.

 — За яйца. Неужели не понимаешь?!

 — Вот, гад! Что же делать?

 — Один выход: откупиться...

 — У меня нет баксов. А сколько он хочет?

 — Немного. Только на одну ночь...

 — Что?! Да пошел он! Чтоб я с ним трахалась лупоглазым!...

 — Иначе выпрет. Я его хорошо ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх