Крутой бизнес

Страница: 1 из 3

Выйдя на пенсию и обнаружив, что его кошелек полегчал вдвое, Иван Емельянович решил подзаработать. Но это оказалось не так-то просто сделать. В период внезапно свалившегося на головы людей финансово-экономического кризиса пенсионеров на работу нигде не принимали. Помятуя, что «спасение утопающих — дело рук самих утопающих», наш герой решил вопрос своего трудоустройства взять в собственные руки. Ему надоело завидовать крутым мужикам, с презрением смотрящих через окна своих престижных иномарок на таких бедолаг, как он, и Иван Емельянович решил стать тоже крутым. Однако, при первом же ознакомлении с реальной возможностью занять какую-нибудь даже самую скромную нишу в местном бизнесе, он тут же столкнулся с проблемой ниши. Они, как оказалось, были уже давно заняты другими. В поиске своей ниши пути-дороги как-то привели предприимчивого пенсионера в ночной клуб.

Иван Емельянович сел за самый дальний столик, в углу, под фикусом, и с интересом взирал на танцующие пары. И тут он заметил, как к двум девчонкам в мини-юбках и кофточках, сверкающими серебряными блестками, подвалила жердеобразная особа с желто-грязным цветом волос.

 — Девочки. Не хотите прошвырнуться? — прохрипела она, вынув изо рта длинную сигарету.

 — С кем? — заинтересованно глянули на нее девчонки.

 — С девочками...

Девчонки, отойдя с дамой под покров фикуса, стали торговаться.

 — Двести баксов каждой, — сказала та, что была постарше.

 — Нет проблем, — согласно кивнула баба, — но только мне по пятьдесят с каждой...

 — Идет, — согласились девицы и пошли на выход.

Иван Емельянович не поверил глазам и ушам своим. Он только что был свидетелем, как бойкая сутенерша мигом склеила двух шикарных девок и увела с собой. И тут у пенсионера зародилась гениальная мысль: «А что, если и мне заняться ремеслом сутенера? Квартира у меня трехкомнатная, живу один, есть две кровати, одна из которых двуспальная, но и диван, если разложить, двоим позволит приземлиться. Это же одновременно можно три пары уложить, а то и четыре, предварительно разогрев их порнофильмом. Так. Это сколько же можно бабок за один сеанс срубить? Если по двести баксов с пары, то все восемьсот выйдет. А в месяц же это сколько будет?» — он принялся лихорадочно считать в уме и чуть не упал со стула: цифра получалась астрономической... «И главное: никаких налогов!» — ликовал он.

Иван Емельянович сначала похолодел, а затем его кинуло в жар от такого открытия. Действительно. Деньги валяются прямо на земле. Стоит только нагнуться и поднять их... «Правда, — продолжал размышлять будущий предприниматель, — будут и затраты. Во-первых, девки за так работать не станут. Им придется отстегивать. А это уже грозит уменьшить доход наполовину. Ну, а потом там напитки разные для гостей, постельное белье, презервативы и прочая мелочь потянет на себя деньгу, но даже, если одна треть останется, то таких денег мне ни в жизнь не заработать».

Иван Емельянович так размечтался, что стал невольно вспоминать, когда он по-человечески сам трахался. А было это ровно десять лет тому назад, когда еще была жива его «мамулик». А после ее смерти его встречи с женщинами с этой целью, как правило, совершались вне дома. То на «фазенде» он заваливал какую-нибудь вдовушку прямо на полу своего домика, в лучшем случае подстелив под нее телогрейку, то на пляже, ночью, жарил прямо на песке очередную пассию, из-за чего однажды ему пришлось обратиться к врачу из-за боли в члене. Тот покраснел, распух, резкая боль испугала любителя острых ощущений. Он кинулся к врачу, но тот промыл мочеиспускательный канал от попавшего туда песка и рекомендовал не трахаться на пляже. Но пожилой ловелас только кивнул в ответ, и тут же завалил соседку в лесу прямо на скрытые под листвой грибы, которые они собирали. Вот и выходило, что на простынях он теперь «шалил» редко, разве что у какой-нибудь чистоплюйки, которая подворачивалась при случае, но таких встреч становилось все меньше. Видимо сказывался возраст. Ведь недаром гласит пословица, что «старый конь борозды не портит, но и не глубоко пашет», а нынешние бабы любили глубокую пахоту и, как правило, большим плугом. А где же его взять, если твой из хобота слона превратился в короткую гофрированную противогазовую трубку.

Иван Емельянович нервно запустил руку в карман и пощупал свой «Перец». Тот безнадежно спал, не подавая признаков жизни. «А было бы недурственно насадить на «Банан» хотя бы вон ту играющую задницу», — подумал пенсионер, глядя, как в танце трясет телесами дородная тетка, наверняка, бухгалтерша какого-нибудь частного предприятия. Он отпил немного водки из рюмки и откусил кусочек от конфетки. На более широкий размах у него не было денег, ведь на одну пенсию не то, что по кабакам шастать, а дальше хлебного ларька и молочного магазинчика путь заказан. Вот и на этот вечер он полгода собирал, с каждой пенсии по чуть-чуть откладывал, и вот, наконец, вышел в свет. А свет, не подозревая, что в его среде сидит размечтавшийся «крутой бизнесмен», чавкал гамбургерами, рвал челюстями шашлычное мясо, глотал фужерами марочное шампанское, дымил забугорными сигаретами. «Ничего. Дай время. Будет и на нашей улице праздник», — думал пенсионер и, сделав пол глотка из рюмки, нервно закурил. Он продолжал наблюдать за молодыми «курочками», примеряя их к будущей роли путан. «Но как подойти хотя бы вон к той? Что сказать? Как предложить? А вдруг она на его скромное предложение ответит звонкой оплеухой. Только этого мне не хватало!» — подумал Иван Емельянович, осторожно погладив щеку, словно он уже получил эту злосчастную пощечину. Но, оказалось, что сама судьба вдруг пошла навстречу будущему сутенеру. Его заметила «бухгалтерша», задом которой он только что восторгался, сделала ему глазки и направилась в его сторону. «Неужто на танец пригласит?!» — поежился пенсионер, боясь, что его выставят на всеобщее обозрение в его старомодном помятом костюме. Но «бухгалтерша» проплыла мимо, едва не задев его столик своей «кормой авианосца».

«Фу! Пронесло!» — с облегчением вздохнул Иван Емельянович и хотел было сделать последний глоток из рюмки, как над его головой громыхнул кто-то басом:

 — Свободно?

Иван Емельянович вздрогнул, оглянулся. Над ним навис огромный дядя.

 — Да. Садитесь, пожалуйста, — кивнул пенсионер.

Громила сел, небрежно бросил огромные кулаки на стол, взял меню.

 — Пить будешь? — спросил он у Ивана Емильяновича, не отрывая взгляда от меню.

 — Что? — не понял тот.

 — Водку.

 — Водку? Гм... Водку — буду, но у меня нет денег.

 — Не суетись, — скривился громила, — я угощаю...

Верзиле принесли бутылку водки, салат и две порции мяса с сыром. Одну он пододвинул пенсионеру. Тот обалдел. Один вид жареного мяса сводил его с ума, а запах так сильно дурманил голову, что желудок перехватило судорогой. Парень наполнил рюмки и протянул свою.

 — Будем, — они чокнулись.

 — Ты кого пасешь? — спросил верзила, видя, как Иван Емильянович, проглотив водку и засунув в рот кусок мяса, продолжает осматривать зал.

 — Да, так, — покраснел пенсионер.

 — Не гони пургу. Говори. Небось, бабенку высматриваешь, что помоложе, а? — хохотнул он.

 — Хотелось бы, да некого. Какая дура на меня клюнет, — обреченно махнул рукой пенсионер. — Им бабки подавай...

 — Факт. Без бабок и в раю делать нечего. Но понравился ты мне. Чем-то батю моего напоминаешь. Хочешь, фокус покажу? — верзила вынул из кармана пиджака пачку баксов и, глянув в зал, поманил пальцем:

 — Маша. Подойди...

К столу подошла, слегка покачивая бедрами, невысокая блондинка, сидевшая ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх