Крутой бизнес

Страница: 2 из 3

за соседним столом. На ней были голубого цвета джинсы и широкий, золотистого цвета лиф, не достигающий пупка. Из-под ровной челки «А ля, Клеопатра» на пенсионера смотрели большие зеленого цвета глаза. Челюсти ее работали, что-то пережевывая.

 — Чего тебе? — спросила девушка, закинув глаза в потолок и покачивая ножкой.

 — Ты занята сегодня?

 — А что?

 — Надо обслужить мужичка...

 — Тебя что ли? — девушка перестала жевать и уставилась на громилу.

 — Его, — кивнул тот в сторону Ивана Емильяновича.

 — Этого старого козла?! — фыркнула девица и демонстративно отвернулась.

 — Да. Его. Этого хватит? — верзила показал ей триста баксов.

 — Ну, если... , — начала было набивать себе цену девица, но парень грубо оборвал ее.

 — Без если. Не то даром пахать будешь. Поняла?!

 — Поняла, — тяжко вздохнула девица, протянув руку за деньгами, но рука парня ловко обошла ее и сунула деньги в нагрудный карман пиджака пенсионера.

 — Рассчитаешься, когда она отработает. А ты смотри у меня. Без фокусов...

Иван Емельянович до того растерялся, что потерял дар речи.

 — Ну чего ты вылупился? Дуй! — парень налил ему еще рюмку. Пенсионер мигом выпил ее, сунул в рот последний кусок мяса и тут же встал.

 — Я ваш должник, — начал было он, но парень прервал его.

 — Нет базара, дядя. Рассчитаешься при случае...

 — Пошли... , — повернулся пенсионер к девице и нетвердым шагом направился к выходу.

... Они шли по ночной улице и молчали. Девица семенила на каблуках-шпильках, изредка поглядывая на угрюмого кавалера.

 — Далеко еще, папашка? — спросила она, стараясь заглянуть в его глаза.

 — Уже пришли...

Поднявшись на второй этаж, пенсионер зазвенел ключами. Открыв дверь, он пропустил вперед гостью.

 — А у тебя ничего хаза, — девушка вышагивала по коврам, рассматривая комнаты. Она даже нажала на матрас кровати в его спальне, словно проверяла его упругость.

 — Один живешь? А где хозяйка?

 — Умерла...

 — Прости. Я не знала, — девица подошла вплотную и погладила его по руке.

Стол у пенсионера был небогат. Пельмени, яичница, пара соленых огурцов и начатая бутылка водки.

 — Бедновато живешь, папашка, — сказала гостья, но тем не менее, тут же уселась за стол и стала разливать водку.

 — А по телеку что? — спросила Маша, посмотрев на темный экран «Радуги».

 — Сейчас поглядим. Впрочем, не хочешь интересный фильм по видику посмотреть?

 — Какой?

 — На историческую тему. «Калигула»...

 — Это про древних римлян, что ли?

 — Ага.

 — Этот я видела. У подружки. Там этот римский император трахает в зад мужика на глазах у его бабы...

 — Он и со своей сестрой там трахается, — добавил хозяин дома.

 — Это ясно. Они же любили друг друга...

 — Тогда у меня есть кое-что покруче. Поставить?

 — Валяй! — взмахнула вилкой девица и отравила в рот отрубленное жареное яйцо.

Они пили и глядели на экран. Там голая шикарная девица лазала на четвереньках по ковру и старательно отсасывала у каждого из четверых мужиков, сидящих полукругом в креслах. Затем те, поочередно драли ее сзади, а она, мыча от удовольствия, размазывала по ягодицам их брызгающее «молочко».

 — Класс! — похвалила Маша и стала раздеваться. Сняв последнюю деталь своего туалета, она подошла к хозяину и стала раздевать его. Он сидел на диване и дрожал, словно его только что вынули из проруби.

 — У тебя есть еще такие видики? — спросила она, взяв в кулачок его торчащего «бойца».

 — Угу, — еле выдохнул он, сгорая от вожделения.

 — Тебе как больше нравится: сверху или снизу? — она подошла к нему вплотную, обняла его голову за затылок и потянула ее вниз, стараясь приблизить ее к лобку. Он задрожал еще сильнее. Чтобы унять его дрожь, она, привстав на цыпочки, прижала его лицо к своей щели, погрузив в нее его нос.

 — Чуешь запах красивой женщины? — спросила она, услышав его причмокивания внизу.

 — Некрасивые так же пахнут, — нашелся он, но она перебила его:

 — Соси! Языком щекочи клитор! — стонала она.

И он сосал, чмокал губами, выплевывая ее волосы, а она в это время, как заведенная, терлась промежностью о его язык, наезжая на нос. Ее движения все убыстрялись, пока не превратились в бешеную пляску страсти. Он едва успевал глотнуть ртом воздух, как она вновь загоняла его лицо в себя. Это продолжалось несколько минут, а ему казалось, что пролетела вечность. Наконец, он не выдержал, схватил ее за талию, развернул к себе задом, согнул пополам ее хрупкое тело и что было силы всадил в нее своего изнемогающего от нетерпения «бойца». Он думал, что делает над ее хрупким и тонким телом грубое насилие, но тут-же был крайне удивлен, как его орган свободно вошел в нее и уютно там расположился, словно бывал там ранее много раз. И она как-то странно, без лишних эмоций, свободно приняла его, как будто это был не мужской орган, а медицинская груша. Ему даже обидно стало, что на его язык она отвечала более горячим чувством, чем на то, что сейчас находилось в ней, словно не зная, что с этим надо теперь дальше делать. Но возникшую заминку заполнил экран телевизора, на котором здоровенный негр насаживал на свой черный вертел, словно кусок белого мяса, молоденькую блондинку. У той на губах играла натянутая улыбка, а в глазах стояли слезы.

 — Посмотри, как он классно ее дерет! Какой молодец! — просияла Маша и повернулась к старику:

 — Мне кажется, папашка, что ты не для того вошел туда, чтобы там поспать, а? А ну-ка, покажи этому негру, как белый мужик может отшворить белую женщину! — и тут она так энергично заработала тазом, что он удивился такой внезапной прыти, боясь за сохранность своего «бойца». Он рассчитывал на спокойные, размеренные ритмические движения, но получил от нее такую бурю страсти, что его «боец» не выдержал этой внезапной, яростной атаки, и тут — же сдался на милость победителя. Старик хотел доказать ей, что он все еще боевой конь, но она поняла, что перед ней уже просто сивый мерин.

 — Тебе хорошо? — пытался он оправдаться перед ней.

 — Могло быть и хуже...

 — Почему?

 — По кочану. С вашим братом не трудно и за решетку загреметь. Скажут, что специально папашку укатала...

... Маша плескалась в ванной, а он отмывал своего «бойца» под струей кухонного крана. Вскоре она вышла в его халате с полотенцем на голове в виде тюрбана и уселась напротив него в кресле. Глядя со стороны можно было подумать, что это заботливая внучка внимательно изучает лицо заболевшего деда, однако помня о наследстве.

 — Претензии есть? — спросила она, закуривая.

 — Что ты! Все было тип-топ! — натянуто улыбнулся он.

 — Гонорар! — она протянула свою изящную руку, прищелкнув пальцами.

Он вынул из кармана три зеленые бумажки и протянул ей. Девушка тут же сунула их под лифчик. Иван Емельянович присел к ней, взял ее руку и, нежно поглаживая ее, сказал:

 — Машенька. Ты — замечательная девушка. У тебя, наверняка, есть друзья, которым также хотелось бы скоротать время. Можешь смело предлагать им мою хату. Вот телефон.

 — А ты мне все больше нравишься, папашка. Как бы не втюриться в тебя. Кстати, а кто наследник твоей пещеры?

 — Тот,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх