Начало сексуальной революции или оргия с девственницами

Страница: 2 из 5

другого крема. Наконец, мой немаленький хуй вошел в попу полностью. Я услышал Олин шопот: «Чего ждешь? Еби». Я начал двигаться взад-вперед. Руки мои ласкали ее маленькие груди, я целовал ее в шейку, на которой было какое-то странное ожерелье, состоявшее из монеток и каких-то разных бусинок.

Сначала это было трудновато, но затем все пошло как по маслу. Вера стонала подо мной, не знаю уж от чего — от боли или удовольствия. Гуля подсказывала: «Не спеши, не кончай. Держись, сколько сможешь». Я сдерживался, но если до этого у меня месяц никого не было, то долго не потерпишь. И с криком «Кончаю» я выбросил свою сперму Вере в попу. Еще несколько движений и я выскочил из нее. Вера повернулась ко мне лицом и крепко поцеловала. Затем принесли волокнистый карандаш и предложили оставить автограф на попе. На попе уже не было места, и я написал чуть повыше «Шлюха».

Затем меня отправили в ванную, а когда я вышел из нее, то увидел на той же кровать Гулю, совершенно голую. Справа и слева от нее стояли Вера и Оля и раздвигали передо мной Гулины ножки.

Я обратил внимание, что пизда у Веры была чисто выбрита, а у Гули между ног были целые заросли. Но пока об этом спрашивать не стал, а спросил, почему Гуля до сих пор целка. На это мне было отвечено, что татарки должны выходить замуж только за татар, а те женятся, только если невеста девственница. Иначе муж выгоняет жену после первой брачной ночи с позором. Но теперь Гуля выходит замуж за русского Васю, а ему все равно, целка она или нет. Так что можно ее выебать. Поэтому же она и не бреет пизду. За этими разговорами я почувствовал возбуждение, мой хуй встал и я направился к Гуле, чтобы сделать то, о чем меня просили. Но на дороге встала Оля. «Ты что, просто так ломать хочешь? Женщине, прежде чем ломать, надо сделать приятное. Полижи ее пизду». Лизать пизду? Я, конечно, слышал об этом, но мне, как и всем моим друзьям, казалось это унизительным. Быть пиздолизом? Я глянул на всех трех подруг и понял — если я это не сделаю, то ноги моей в этом доме не будет.

И зажав свое самолюбие в кулак, я приблизился к старательно раздвигаемым передо мной ножкам Гули. На внутренней стороне бедер тоже были надписи «Ебать здесь» и «Сломай целку». Я ткнулся носом между ее ног, ожидая чего-то ужасного. Но запах, который я учуял, был не противным, скорее завлекательным. Пахло чем-то парфюмерным с резким запахом, но ничего отвратительного. Я, как в омут, бросился вперед. Вся пизда была распахнута и я начал полизывать губки, покрытые тонким слоем прозрачной жидкости. Я начал отчаянно лизать везде. Язык наткнулся на какое-то возвышение. Выше губок вылезала какая-то не то родинка, не то бородавка. Я коснулся ее языком и услышал Гулин стон, это был тот стон, которым стонали мои подружки во время ебли. Поняв, что это ей приятно, я захватил эту горошину губами и стал ее сосать.

Гуля изгибалась, стонала, а я продолжал ее ублажать под одобрительные возгласы Оли и Веры «Молодец, давай еще!». Наконец, Гуля стала стонать во весь голос, а ее тело содрогалось от судорог. «Немедленно вставляй!» в один голос закричали Оля и Вера. Мой хуй, уже давно стоявший, они в четыре руки стали заправлять Гуле в пизду, покрытую выделениями. Он вошел без препятствий и уперся в ту пленку, которую я разглядел раньше. Я заколебался. «Ну же!» закричала Гуля. Не раздумывая, я вдвинул хуй вперед. Он преодолел сопротивление и занял свое естественное место. Я начал целовать Гулю, ласкать ее маленькие твердые груди. Гуля издала какой-то странный звук. «Еби!» кричали подружки. И я начал ебать ее. Ебал не задумываясь ни о чем. Просто ебал. Ей, похоже, это нравилось. Она опять начала выгибаться, стонать. Ебля длилась дольше, чем с Верой — ведь я уже один раз кончил. Но вот, наконец, подошел момент, я собрался и с криком «Кончаю!» выплеснулся в Гулю. Она задрожала, затрепетала и расслабилась. Я вышел из нее.

Заботливые девичьи руки подхватили меня и проводили в ванную. Там я отдышался, помылся и, завернутый в полотенце, вышел. За мной в ванную шмыгнула Гуля. Мне было предложено оставить на Гулином животике автограф. Я не думая написал «Блядь». Затем меня усадили в глубокое кресло, стоящее у кровати, а подружки, в чем мать родила, развалились на кровати. Мне налили чашку крепкого кофе с коньяком. (Все-таки пригодилась моя бутылка).

Представьте себе трех абсолютно голых девушек, каждая из которых — мечта любого студента, принимающих самые завлекательные позы. Причем на них, в отличие от всех моих знакомых девочек, не было никаких белых полосок от трусиков или бюстгальтеров. Загар покрывал их полностью — и груди, и попки, и бедра — все было покрыто ровным слоем загара.

Присмотревшись к Оле, я увидел, что пока я был в ванной, у нее на щеках появились надписи «Сосу хуй» и «Обвафли меня». Пизда у нее тоже была гладко побрита, как и у Веры, а все ноги от пят до пояса покрыты густым слоем загара.

Девочки начали рассказывать свою жизненную философию. Говорили они наперебой, каждая дополняла другую, поэтому их взгляды я изложу как нечто целое.

Каждая женщина, по их словам, имеет право на любые наслаждения. Они рады, что я написал им «Шлюха» и «Блядь», но не «Проститутка». Это было еще одна проверка для меня. Проститутки отдаются мужчинам за деньги или подарки и служат для его удовольствия. Они не против названий шлюха, блядь, потаскуха. Им это даже нравится. Но они решили, что будут получать удовольствие для себя. Каждая из них оставалась целкой, но по-разному. Про Гулю мне уже рассказали, добавив, что ее в жопу и в рот ебли все кому не лень в ее родном городе, именно поэтому ее послали учиться так далеко.

Но в пизду она никому не давала. Верочка и еблась и сосала, но жопа ее была нетронутой. А Оля попробовала и то и другое, но не сосала ни у кого. И вот они решили одним разом избавиться от любой девственности, но чтобы это было не случайно, а одновременно и силами одного парня. Я (и это мне польстило) был тем, кто понравился им трем одновременно и они решили, что если я соглашусь с их требованиями, то я и буду этим парнем. Я поинтересовался, а нельзя ли получать наслаждение от кого-то одного, например, мужа, а не становиться блядью. Общий смех был мне ответом. Оля добавила, что никакой самый сексуальный муж не сможет выебать жену одновременно в пизду и в жопу. Я вздрогнул и спросил, пробовали ли они такое. Оля, махнув своими длинными ресницами, скромно сказала: «И не раз», а Гуля брала в рот и в жопу одновременно.

Я был ошеломлен. Но за это время мой хуй стал подавать признаки жизни.

Тут эта троица перетащила меня на кровать и стала целовать и лизать везде. Первой скрипкой была Оля, но она уступала мой хуй время от времени Гуле и Вере. Если Оля и Вера просто сосали головку, поддрачивая руками, то Гуля показала, что имеет огромный опыт. Она заглатывала мой хуй почти полностью, упираясь носиком мне в волосы на лобке, затем выпускала его назад и вновь возвращала в горло. Но, когда я уже был почти готов, моим хуем завладела Оля. Она продолжала сосать и дрочить до тех пор, пока я не разрядился ей в рот струей спермы. Часть спермы она проглотила, а второй залп пришелся ей в лицо. Глаз, щека и немного волос были покрыты белым слоем. Тут Гуля и Вера стали облизывать Олю, пока она вновь не стала чистой и сияющей. «Резолюцию» я написал на Олином лбу — хуесоска.

«Теперь мы сестры» в один голос заявили девчонки. Я вспомнил, что по обычаям женщины, имевшие одного любовника, могли считать себя сестрами.

После очередного посещения ванной мне принесли коньяк с неплохой закуской, напоили чаем и уложили спать в другой комнате, хотя я и порывался улечься с ними на огромную кровать. Мне было приказано отдохнуть до завтра. Возбужденный, я долго не засыпал, мне вспоминались подробности моего «Посвящения». А когда я заснул, можете представить, какие мне снились сны.

На следующий день я проснулся оттого, что кто-то лизал мой поднявшийся хуй. Открыв глаза, я увидел ...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх