Русский военнопленный фрау Эгельс

Страница: 1 из 3

6—12 мая 2007 г.

Увидев своего нового работника, фрау Эгельс, поморщилась с нескрываемой досадой — не могли ей выделить более здорового, крепкого пленного. Дали какого-то худенького заморыша. Пока он отъестся, затем окрепнет, будет способен выполнять свои обязанности в ее хозяйстве, к этому времени, в Германию уже придут русские и, ей непременно придется отвечать за его мучения. Она подумала-подумала, после чего решила, что ей не стоит мучить этого и без того замученного лагерем беднягу, потому что была уверена в том, что советские войска займут их маленький городок через два-три месяца. Лучше уж ей за ним хорошо ухаживать, вылечить, сытно кормить его, и тогда в недалеком будущем, благодарный ей, возможно он, тоже защитит ее от своих.

Поэтому, когда она привела его в маленькую, но очень уютную комнатку и по-немецки сказала, что он будет в ней жить, майор Ветров несказанно этому удивился. В концлагере ему удалось удачно подменить свои документы, после чего он стал красноармейцем Федором Костиным. Даже имя у умершего бойца было как у него, так что привыкать к нему не пришлось.

Майор Ветров, был переводчиком в одном из армейских штабов второй ударной армии, генерала Власова, предательски брошенной им в немецком окружении. Будучи человеком предусмотрительным, он заранее переоделся в солдатскую форму и бережно, зарыв в лесу свои командирские документы, долго бродил по лесам, пока его группа случайно не напоролась на искавших их немцев. Так в концлагере, появился боец Федор Костин.

Прекрасно зная немецкий язык, он постоянно был в курсе лагерных дел. Томясь от скуки, немцы часовые откровенно болтали о том, что дела на фронте идут все хуже и хуже, так что войне, вероятно, скоро придет неминуемый конец. Прислушиваясь к едва слышимым звукам артиллерийской канонады, он с тревогой и надеждой ждал прихода наших войск. Ему еще придется объяснять, почему он красноармеец Костин, а не майор Ветров? Поверят ли ему?

Когда его вызвали в комендатуру, где их тщательно осматривали и отбирали какие-то штатские немцы, когда его перевели в группу отобранных пленных, он даже подосадовал на свое фатальное невезение. Угонят его, черт знает куда, а вскоре придут наши и освободят лагерь. То, что это случится уже скоро, он не сомневался, тем досаднее ему было осознавать это.

Доброжелательность и сердечность симпатичной фрау Эгельс, несказанно поразила его. Сытно накормив, она показала ему его комнату и тем самым еще раз удивила его. После адской лагерной жизни, маленькая, уютная комнатка с кроватью, мягкой постелью и белоснежными простынями, показалась для него настоящим раем. В нем впервые проснулся цивилизованный человек.

 — Прошу простить меня, фрау Эльза, но, к сожалению, я не могу спать на этой постели, — неожиданно, для пораженной чистейшим берлинским диалектом русского пленного, фрау Эгельс, произнес он, — она... как бы это сказать, слишком чиста для меня. Я очень давно не мылся.

 — Вы, не русский, а немец?! — Изумленно спросила она.

 — Что Вы! Конечно же нет. Вы, можете не сомневаться. Я, чистокровный, русский офицер. По образованию, ученый-филолог, со степенью кандидата наук. Мой, немецкий язык, это так сказать, дань военному времени. В армии, я служил переводчиком.

 — О-о-о, Вы непременно должны спать на этой мягкой постели. Я прикажу служанке разжечь колонку, после чего вы отлично помоетесь. Кстати, мы с Вами не познакомились. Как Вас зовут?

 — Федор. Федор Костин.

 — Фьё... Ах, эти непроизносимые русские имена! Об них можно сломать язык. Простите меня герр Костин.

 — Не извиняйтесь фрау Эгельс. По-немецки, мое имя звучит, более привычно для Вашего слуха — Фридрих.

 — О! Фридрих! — Обрадовалась она. — Можно я Вас буду звать, Фридрихом?

 — Конечно можете фрау Эгельс.

 — Фридрих. При посторонних, например, при моей соседке фрау Цоллерн, Вы должны меня называть фрау Эгельс, а между нами, для Вас я буду просто... фрау Эльза.

 — Вы очень любезны и добры ко мне, милейшая фрау Эльза.

Впервые осознав, что не смотря на истощенный вид, Фридрих симпатичный и довольно молодой мужчина, она смущенно покраснела.

Сидя в кресле Федор Викторович, впервые ощутил, как страшно он устал. Попав в этот гостеприимный дом, с радушной и даже милой хозяйкой, он незаметно расслабился и почувствовал, что тяготы последних двух лет, прожитых в плену, тяжелым грузом опустились на его устало опустившиеся плечи.

Войдя в комнату, чтобы сказать, что ванна уже наполнена теплой водой, фрау Эльза увидела, что ее гость крепко спит. У него было усталое, но умиротворенное лицо интеллигентного человека. Разглядев его, она неожиданно подумала, что он очень напоминает ей ее покойного мужа Генриха.

Он был дипломатом и тайно недолюбливал Гитлера, не без оснований считая его выскочкой, часто предрекал ему неудачи в войне с русскими. Генрих, русских знал хорошо, так как часто бывал в Москве. Он часто говорил ей, что Россия очень непредсказуемая, опасная для немцев страна. Зря этот бесноватый ефрейтор Адольф Шикльгрубер, бездумно ввязался в эту страшную военную авантюру. И вот его предсказания все же сбываются. Один русский уже здесь, спит в ее доме, в кресле мужа, а она сделает все, чтобы он достойно жил у нее, не был на нее в обиде. И не из-за того, что она боится русских, это так, а оттого, что он по-настоящему нравится ей.

 — Фридрих. Прошу меня извинить, что я прерываю Ваш сон, но ваша ванна уже готова. Вы можете помыться и лечь в Вашу постель.

 — Да-да, фрау Эльза. Я, сейчас, — сонно пробормотал Федор Викторович.

Он встал и потолок комнаты словно опустился на него. В его глазах потемнело и он бы упал, если бы хозяйка предусмотрительно не подхватила его. Прикосновение его худого мужского тела, неожиданно взволновало ее.

 — Фрау Эрна! Идите к нам! Нашему гостю стало дурно! Помоги мне раздеть его!

 — Что с ним случилось фрау Эльза? Он, болен? Тогда, это очень опасно для нас.

 — Прошу Вас Эрна, не задавайте мне глупых вопросов. Он не болен, а устал и истощен, потому что слишком долго был голоден. Это, обыкновенное физическое истощение. Мы будем вместе мыть его. Давайте отведем его к ванне.

Несмотря на то, что он был неимоверно худ, его тело отличалось гармонией и стройностью. В нежных объятиях взволнованной фрау Эльзы, находилось тело молодого мужчины лет тридцати. Сколько же он пережил, если в этом возрасте его виски уже седы, как у шестидесятилетнего старца?

Усадив его в ванну, они вместе тщательно помыли его.

Федора, знобило. Краем не затуманенного сознания, он осознавал, что ему очень плохо, но он был слишком слаб, чтобы побороть свой навалившийся на него недуг.

 — Эрна. Вы, как и я вдова. Давайте отбросим глупые женские предрассудки, разденемся и ляжем вместе с ним в постель. Мы должны согреть его своими телами. Это поможет ему одолеть болезнь. Он очень слаб.

 — Фрау Эльза, Вы слишком добры к этому странному русскому, — покладисто снимая фартук, заметила служанка.

 — Эрна, не будь глупой гусыней. Скоро, сюда явятся русские и если мы будем с ним добры, он потом защитит нас от них.

 — О, фрау Эльза! Как Вы предусмотрительны и умны! — С искренним восхищением воскликнула женщина. — Об этом я, даже не подумала. Вы, безусловно правы. Мы должны вылечить этого русского и, он спасет нас от гнева своих соплеменников.

 — Снимайте все, даже рубаху. И прижмитесь к нему телом сзади, а я лягу и прижмусь к нему спереди. Сейчас, он пока что, как Вы понимаете, пока не мужчина.

 — Фрау Эльза, но ведь он все равно мужчина! — Смущенно заметила служанка. — Неприлично женщине, прижиматься ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх