Дворянское гнездо

Страница: 1 из 8

2 марта 2002 г.

Глава 1. Дуняша

 — Эй, кто там! Немедленно пришлите Дуняшку ко мне! Властно приказала Марфа Васильевна, увидев испуганные лица набежавших на ее громкий зов дворовых девок.

Вбежав в комнату, Дуняша упала ниц перед грозной старухой еще возле порога.

 — Встань с колен! — Приказала Марфа Васильевна. При взгляде на распростертую перед ней девушку, ее глаза подобрели. Дуняша была у нее с двенадцати лет, поэтому незаметно для себя старая барыня крепко привязалась к ней.

Дуняша была расторопной, сметливой девушкой. Марфа Васильевна благоволила к ней и порой даже не наказывала ее за мелкие проступки. Чего не скажешь о других девушках, которым она не давала спуска.

 — Встань же! — Уже с долей легкого раздражения, приказала она.

Дуняша встала, и робко опустив перед грозной барыней голову, быстро затеребила пальчиками кончик платочка.

 — Здорова ли ты? Не больна, ли ты чем? Если ты, заразишь мне внука, я с тебя три шкуры спущу! — Грозно обещала барыня.

Девушка, побледнела.

 — Здорова я, матушка барыня. У нас в роду девки завсегда здоровы были.

 — Дело у меня к тебе есть, Дуняша. Теперь ты будешь, как мне раньше, прислуживать в спальне баричу. Постель для него согревать. Повзрослел он и для поддержания мужского здоровья, ему нужна приятная, здоровая девушка. Для его постели. Если он захочет тебя, тогда ты ляжешь под него. Понимаешь меня? Я полностью вверяю его тебе. Головой за него передо мною ответишь. Потакай баричу во всем, не перечь ни в чем.

Понимая, что барыня приказывает ей спать с молодым барином, Дуняша стыдливо вспыхнула, но покорно кивнула. Ее длинные опущенные ресницы затрепетали как черные крылышки бабочки. Она поняла, что вот она расплата за доброту барыни. Ей уготована роль постельной девушки, которая по прихоти юного барича, должна послушно снять рубаху и подарить ему свою невинность. Она, покорно склонила голову и тихо ответила: — «Как прикажете матушка-барыня. Все исполню, как Вы мне велите».

 — А сейчас, полностью разденься. Сними всю одежду. Покажись мне. Я хочу на тебя посмотреть, здорова ли ты, чиста ли твоя кожа, нет ли у тебя каких женских изъянов. Хотя я, не сомневаюсь, что ты здорова. Это и без того видно. Но, все равно разденься, я посмотрю на тебя.

Залившись стыдливым румянцем, Дуняша сняла одежду, и опустив голову встала перед барыней, целомудренно прикрывая рукой красивый хохолок темных волос под животом.

 — Убери руки. Чего стыдишься то? Ты девка ли? Или тебя кто-нибудь распробовал уже?

 — Невинная девушка я, матушка, барыня. Батюшка сказал, шкуру спущу, ежели попортит кто.

 — Смотри мне. Отныне, ты душой и телом принадлежишь только лишь нашему молодому барину. С этого дня, не дай бог, узнаю, что ты завела любовные шашни с кем-то из нашей дворни, обоих на конюшне запорю. Парня отдам в солдаты, а тебя отправлю на скотный двор.

Она подошла к девушке и внимательно осмотрела ее вокруг.

 — Хороша ты! — Довольно заметила она, пощипывая, да поглаживая ее кругленькую и упругую ягодичку. Затем бережно ощупала тугую грудь. Нежна, упруга, и приятна на ощупь.

 — Ты и впрямь девка? Смотри, ничего не скрывай от меня, не то, потом хуже будет.

 — Что ты матушка-барыня, как можно? — Чуть не плача от стыда, не смея прикрыть от барыни даже налитые, мелко подрагивающие от волнения груди, отвечала Дуняша.

Барыня подняла к глазам лорнет и внимательно осмотрела их упругие молочно-белые округлости ее груди с мягко приплюснутыми пуговками розовых сосков. Хороша девка! Ах, хороша!

 — Ну, смотри же мне! Сейчас же иди, и немедленно прими душистую ванну с травами. Я приказала Фекле, чтоб помогла тебе, натерла всякими снадобьями, чтобы ты пахла приятно. Он, это любит. Иди к ней. Она все для тебя сделает.

 — Как скажете матушка-барыня.

 — Иди. Да, еще вот что. Не вздумай щеки, для цвета, натирать свеклой. Они у тебя и так розовые, как цветки у яблоньки, — с приязнью улыбаясь, приказала старуха.

Низко поклонившись старой барыне, Дуняша вышла. Ее не расстроило, что предстоит стать постельной девушкой юного барича, отдать ему честь девичью, да тело белое в усладу.

Во-первых, он был добрым баричем, и еще ни разу не обижал ее, а во-вторых, он очень молод, собой очень хорош, прямо красавец писаный. Словно королевич из детской сказки, которую в детстве ей рассказывала бабушка. Не зря старая барыня, так нежно любит его. Поговаривают, будто он, как две капли воды похож на своего дедушку, старого барина в молодости. Старый барин был очень охоч до девок, строен телом, и обличьем очень пригож.

Французы убили его, когда, придя в поместье, стали ломиться в имение. Он выстрелил из дуэльного пистолета и убил французского лейтенанта. В ответ на это, французы дали залп из ружей, и буквально изрешетили старого барина. Лихой и бесстрашный был человек.

В душе, она была рада, что будет служить молодому баричу. Стыдно конечно, разоблачаться при нем и ложиться с ним в постель, но что делать, коли такова доля девичья.

Ей только было жалко горничную Катю, которая уже давно была влюблена в барича.

Дуняша ведала всю ее историю любви, как юный барич влюбил ее в себя.

Она как-то вошла в его спальню, когда он спал, и отважилась поцеловать его. Когда она разогнулась, ее глаза встретились с открытыми глазами барича. Он схватил Катю за руку и не дал ей убежать. В его глазах светились такой восхитительный восторг и влюбленность, что она не выдержала и еще раз поцеловала его. Он обнял девушку, а затем затянул ее к себе в постель. Под его рубахой поднялся высокий бугор.

Позабыв о девичьем стыде, Катя легла к нему и уже сама с охотою подняла перед ним свои длинные юбки. Увидев девичьи прелести, юный барич воспламенился, живо взобрался на нее и его спальня наполнилась их восторженными охами и пылкими стонами.

С тех пор, каждое утро она целый месяц услаждала его своим молодым упругим телом. Узнай об этом своеволии старая барыня, три шкуры спустила бы с нее, но все обошлось.

Содеянное ею, еще больше укрепило ее в мысли, что она безумно любит молодого барина.

В минуту наивысшего восторга, он назвал ее любимой.

И, вот Дуняше, ее лучшей подруге, предстояло стать их разлучницей.

Ни чему не удивляясь, Фекла долго мыла и терла Дуняшу, натирала ее тело пахучими мазями. Поначалу ей было стыдно лежать перед пожилой женщиной, но Фекла делала все с таким равнодушным и невозмутимым видом, что Дуняше казалось, будто она вообще не видит ее. Лишь иногда, ее рука задерживалась на ее груди или ягодицах, и она терла, точно лаская их.

Дуняша ведала, что Фекла прожила с барином без венца почти сорок лет. Сама схоронила его, когда его убили французы. Знала об этом и старая барыня, но не преследовала за эту преступную любовь свою бывшую соперницу. Более того, когда Фекла постарела, она даже освободила ее от тяжелой работы, а затем приблизила к себе. Потому, что их объединяла общая нежная любовь к одному дорогому для них человеку. Их объединила память о нем.

 — Ты девушка ли, милая? — Неожиданно спросила у нее, Фекла.

 — Да, тетя Фекла, девушка, — краснея, отвечала Дуняша.

 — Вот это хорошо. Мужчинам очень нравится лишать девушек целомудренности.

 — Бабушка, а это очень больно? — Робея от ожидающего ее неизведанного, и постыдного события, робко спросила у нее девушка.

 — Не знаю, больно ли? Я уже не помню, как это было со мною. Но, мне известно, что иногда бывает больно. Особенно в первый раз. А уж потом, когда все начнется, ты сразу забудешь о боли.

От воспоминаний, сморщенное лицо женщины посветлело, и словно озарилось волшебным ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх