Очередной отпуск

Страница: 2 из 3

позировать с моей женой. Турки ставили Ирину в различные позы и Ахмет пристраивался рядом ужасно довольный. Он что-то затараторил на своем языке дяде. Тот на английском обратился ко мне — Ахмет спрашивает он сможет как-то получить эти снимки. Да, я только замажу на них лицо жены — ответил я. Ахмет был обрадован переводом дяди.

Так чуть отдохнув за позированием и возбудившись вся троица была готова к по-вторному заходу. В этот раз толстый лег на кровать, и затащил на себя Ирину. Та безволь-но лежала на нем, пока он пристраивал свой хуй в ее лоно. Затем взявши ее за батоны он стал натягивать ее на себя, жена елозя по волосатому телу турка терлась об него своей грудью и щекой.

Через некоторое время от постоянного тормошения жена стала подавать признаки жизни. Турок не растерялся и продолжая удерживать ее на себе, раскурил свою самокрутку и стал выдыхать дым в лицо Ирине. Накурив и одурманив ее таким образом, он продолжил ее трахать. Поняв что такой позе он не получает максимума удовольствия и не кончит, турок перекатился на бок и запрокинув ноги жены себе на плечи стал таранить ее. Пьяная и одурманенная Ирина лишь тихо постанывала бешено трясясь под напором тур-ка.

Потом Салим трахнул Ирину. Настала очередь Ахмета. Русская блядь в жепу — проговорил он, обращаясь ко мне на ломаном русском. Моя жена в попку не трахалась, я ей предлагал, но всегда получал категорический отказ. Я лишь пожал плечами — давай.

Ирку положили на живот, развели в сторону ноги. Взяв со столика крем для загара, выдавили солидную порцию на ее промежность и Ахмет стал втирать его между ее пухлых булок. Хорошенько смазав, так что вся попа жены лоснилась и блестела Ахмет лег на Ирину сверху и держа член рукой стал приставлять его к анусу жены. Дядя чтобы помочь племяннику присел рядом и развел ладонями ягодицы моей жене. Я даже забыв фотографировать наблюдал как член подростка входит в зад Ирине. Издав победный возглас Ахмет вдул Ире на всю длину. А затем стал все также торопливо как и в первый раз трахать задницу моей жены.

Когда он кончил, на столике скопилось шесть использованных гандонов. Мужчины стали одеваться, а Ахмет все никак не мог оторваться от Ирины. Он все продолжал щупать, тереться об нее, страсть мальчика была очень сильной. Он целовал ее груди, попку, лобок и писю и даже старался поцеловаться с ней в губы, засовывая свой язык ей в рот. Одевшись, Салим поторопил племянника, и тот нехотя стал одеваться, продолжая пялиться на Ирину.

Когда все оделись решили сделать последнее фото. Ирину положили на живот, все стали за ней, тут Салим попросил обождать и подойдя к столику выдернул из подставки турецкий флажок и воткнул его Ирине в зад. Вот так с торчащим из попы моей жены турецким флагом с лежащими рядом использованными гандонами они и сфотографировались.

Закрыв за ними дверь номера я вернулся в комнату. Жена продолжала лежать на животе, из попы все также торчал флажок. Я подошел, переложил жену на подушку, подумав, вытащил флажок из попы, мало ли как во сне перевернется и бросив его к гандонам, пошел в низ в круглосуточное интернет-кафе, там я скопировал фотографии на флешку и вернулся в номер. С фотоаппарата удалять кадры я не стал, а поставил его рядом с гандонами.

Утром я делал вид что все еще сплю, дожидаясь когда же проснется моя жена. Вот наконец она заворочалась и проснулась. Я сквозь прищуренные веки наблюдал за ней.

Она откинув простыню встала с кровати, держа руку возле головы, понятно дело трещит — подумал я. Прошла в ванную, вернувшись взяла из минибара бутылочку с водой и выпила таблетки.

Постепенно приходя в себя огляделась, я делал вид что сплю. Она посмотрела на свои разбросанные вещи, юбка, майка, трусики валялись на полу, она перевела взгляд на столик и замерла.

С ошарашенным лицом она подошла к столику, брезгливо дотронулась до гандонов, силясь что-то вспомнить, посмотрела на меня, отвернулась, ну да, подумал я — я же не мог накончать шесть раз, жена правильно оценила мои способности. Уткнувшись взором в фотоаппарат жена решила у него узнать о событиях вчерашнего вечера.

Усевшись на край кровати она стала смотреть фотки. С первых же кадров ее брови взлетели вверх, она поднесла ладошку ко рту, боязливо оглянулась на меня, снова вернулась к фотоаппарату.

Я сделал вид что просыпаюсь. А Ириш — обратился я ней — ты уже проснулась — сказал я деланно протирая глаза. Да — жена украдкой отложила фотоаппарат и посмотрела на меня. Ну и вечерок выдался — начал я — я даже не помню как мы с тобою до номера до-брались, перепробовали мы коктейлей — начал я. Ирина молча продолжала сидеть. Мне казалось нам кто-то помог дойти до номера — продолжил я, а так не помню ничего. Тут у жены на лице нарисовалась работа мысли. Я выжидал, какое решение она примет, скажет — Миша милый меня вчера выебло трое турок или утаит. Ой я тоже ничего не помню — по-дала она голос. Вот так — отметил я про себя. Ты полежи, поспи еще — поспешно продолжила она, видя что я пытаюсь приподняться. Я откинулся на подушку — да вроде больше не хочется. Ну просто полежи — проговорила она — завтрак мы все равно проспали. Я покорно остался в кровати, а жена торопливо собрала гандоны в ладошку и бочком вы-скользнула в ванную. Там я услышал звук сливающегося унитаза. Ну вот улики на дно — усмехнулся я. Я в душ быстренько — услышал я голос супруги.

Выйдя из душа замотанная в полотенце и с тюрбаном на голове Ирина уселась пе-ред зеркалом. Ванна свободна — обратилась она ко мне. Я пошел умываться. За шумом воды я на секундочку выглянув в комнату, жена держа в руках фотоаппарат торопливо удаляла кадры. Ух конспираторша — улыбнулся я.

В общем в этот день жена мне ничего не рассказала и я понял что и не расскажет никогда.

А через день возле бассейна мы встретили этих двоих турков. Я сделал вид что впервые их вижу, жена тоже, но румянец на ее лице указал на то что она их узнала. Они расположились невдалеке от нас. Жена лежала загорала и читала книжку, мне просто так лежать было всегда лениво, я отправился плавать. Из воды я наблюдал за нашими шезлонгами. Вот Салим как бы проходя мимо задержался возле шезлонга моей жены и что-то сказал. Та подняв голову ответила, он присев на край моего шезлонга продолжил беседу.

Слов беседы я не слышал, да и в отличии от жены я не так хорошо знал английский. Но по лицу жены было понятно, что разговор ей не приятен, она чуть раскраснелась и недовольно отвечала турку. Вскоре Салим отошел от нее.

Я вернулся к шезлонгам. Жена как ни в чем не бывало читала. Потом от Салима я узнал что его шантаж полностью удался. Он предложил рассказать мне про вечер, говоря то у него есть снимки, и показывая те, что я сделал на их фотоаппарат, жена просила этого не делать, Салим ей твердил что она очень понравилась его племяннику и тот хочет продолжить знакомство. В итоге их препирательства сошлись на том, что на оставшиеся два дня нашего пребывания в Турции Ирина согласна дружить с Ахметом.

Но это я узнал только вечером, а пока лежа и обсыхая на шезлонге я услышал голос жены — пойду до туалета. Она встала и ушла. Я обернулся к туркам, Салим махал мне рукой. Я последовал к нему.

Кое-как мне объяснив он отправил меня к мужскому туалету. Подойдя к туалету я увидел тележку уборщика и вывеску закрыто. Я остановился. Тут подошел Салим, он хит-ро подмигнув мне прошел внутрь, делая жест последовать мне за ним.

Я вошел. Салим сделал знак рукой не входить дальше, а сам прошел вглубь. Я заинтригованный выглянул за угол.

Моя Ириша стояла в центре туалета, трусики ее купальника были спущены до ко-лен, верх купальника с развязанными лямками болтался на животе. Перед ней стоял Ахмет со спущенными шортами, с торчащим членом, одной рукой он мял Ирины груди, второй гладил ее между ног. Блядь, Наташа, лублу — приговаривал он. Ира безучастно стояла, позволяя подростку лапать и целовать себя. Ахмет взяв ее руку положил ее ладонь на свой член, теперь Ирина дрочила ему. Прижавшись ...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх