Вот такие пироги, или Лёгкий флирт, укрепляющий семейные отношения

Страница: 7 из 9

отбрасывает одеяло, и Саша зрит во тьме, как он, вроде бы, занимает исходную позицию — поднимается на колени и располагает их меж её бёдер. Она с готовностью раздвигает их ещё шире, с нетерпением ожидая прикосновения к своему лону, а затем и проникновения в него уже не пальцев, а нечто более существенного. Однако он медлит. Наклонившись и оперевшись на локти, поставленные рядом с её плечами, он целует её губы, мнёт груди, затем по очереди берёт в рот соски и лижет их языком, чуть при этом прикусывая. Изнемогая от этой новой ласки, она тем не менее находит в себе силы, чтобы, упёршись руками в его плечи, попытаться оттолкнуть его, а когда это не получается, то, схватив за затылок, притягивает голову к себе и вцепляется в его рот — не столько губами, сколько зубами...

Очевидно, несколько ошалев от столь бурного натиска, Леонид размыкает её объятия и снова привстаёт на коленях.

 — Ты чего? — удивляется Саша.

 — Сейчас увидишь, — отвечает он, просовывает свои локти под её коленки и закидывает голени к себе на плечи.

 — Ой, что это ты? — уже испуганно спрашивает она.

 — Пока ничего особенного. Просто твоё сокровище теперь на уровне моего. Чувствуешь?

 — Чувствую... Но зачем же прибегать к такому акробатическому упражнению? Ты бы меня ещё на голову поставил...

 — Хочешь?

 — Я уже сказала, чего хочу... Повторить?... Раз уж ты оказался в супружеской постели, будь так любезен, исполни то, чего я привыкла ждать тут от своего муженька и ради чего я пригласила тебя сюда... Ну что ты медлишь?... Изверг какой-то!... Извращенец!..

Леонид, однако, не слушая мольб и упрёков, продолжает водить головкою своего члена вдоль её набухших срамных губ, особо нажимая на клитор и лишь изредка, словно дразня, тычась во влагалище. Саше кажется, что он вот-вот войдёт туда, где его уже давно и с нетерпением ждут, но так как этого не происходит, она пытается встречными движениями таза самой захватить его, однако сделать это ей не удаётся.

 — В чем же дело, дружок?

 — Не могу попасть! — смеясь, отвечает Леонид. — Может, поможешь?

 — Ты что, с ума сошёл?... Извращенец!...

 — Извращенец, — это, насколько я знаю, когда не только сзади, но и в зад... Неужто я ошибся дверью? Мне кажется, я нахожусь на праведном пути, ведущим в рай, и стучусь уже во врата его... Они, вроде бы, открыты... Не правда ли?

 — А ты не чувствуешь?..

 — Чувствую, милая... Ещё как!... И всё же, мне бы доставило огромное удовольствие, если бы ты помогла мне переступить порог...

 — Но как?

 — Возьми ручкой стучащего и введи его в храм сама...

 — Что я тебе, проститутка?

 — Кое-чему неплохо поучиться и у проститутки... Всё же она профессионалка...

 — Не дождёшься!

 — Ну хорошо, придётся обойтись без твоей помощи... Итак, как говорят физкультурники, на старт, внимание, марш!..

Саша взвывает от наслаждения, ощутив, как его стержень вошёл в её щель и задвигался в ней туда-сюда, словно поршень в цилиндре. В меру сил (ведь её подвешенные зад и пятки оказались без точки опоры) она пытается отвечать ему не менее энергичными движениями.

 — Ты просто прелесть! — только и может она произнести. — Как же здорово!

 — Мне тоже... Даже чересчур... О боже!... Прости!...

И останавливает движение.

 — В чём дело, милый?

 — Ещё бы чуть-чуть, и я бы кончил...

 — Ну и что?

 — А то, что ты-то ещё не кончила...

 — Откуда ты знаешь?... Продолжай, прошу тебя!..

Саша призывно протягивает к нему руки, которые до этого служили ей дополнительными точками опоры, и вцепляется ногтями ему в плечи. Движение поршня в цилиндре возобновляется, становясь всё быстрее и быстрее, всё более и более раздражающим. Разохавшись и разахавшись, она по-прежнему, в меру своих возможностей, старается отвечать ему в им же заданном ускоряющемся темпе.

 — Я сейчас кончу! — восклицает Леонид.

Саша в ответ только схватывает его за бока — и не только в порыве страсти, но и из-за опасения, как бы он снова не вздумал прервать столь прелестное занятие. Леонид задёргался, и она ощущает, как из его конца, словно из спринцовки, начинает струйками истекать сперма. Затем он опускает на постель её ноги и, не выходя из неё, прижимается к ней, находит её губы и запечатывает их поцелуем.

 — Спасибо, дорогая, мне так было здорово! — А мне, думаешь, было хуже, дурачок? — вопросом на вопрос отвечает она, крепко прижимая к себе и часто-часто целуя его.

Так проходит несколько минут. Когда же Леонид в конце концов покидает её и возлегает рядом, вытянувшись на спине, Саша прерывает затянувшееся молчание:

 — Можно спросить?

 — Конечно. О чём речь? Спрашивай.

 — Может быть, это не совсем прилично, то, чего я вдруг захотела узнать...

 — О каком неприличии можно теперь говорить?

 — И всё же... Вот лежу я и думаю: какая я у тебя по счёту?

 — Ну, ты даёшь!... А какой по счёту я у тебя, не считая мужа? Неужто первый?

 — Почти угадал...

 — Что значит «почти»?

 — Узнаешь потом. А сейчас удовлетвори моё любопытство.

 — Скажу, что первая, не поверишь, что вторая — то же.

 — Не поверю!

 — Это надо вспоминать и считать...

 — А куда нам торопиться? Вспоминай и считай.

Она поворачивается со спины на бок и. опершись на локоть правой руки, левой легонько дотрагивается до его груди.

 — Ну же, только не ври, сознавайся, сколько их у тебя было?

 — Откровенно, говоришь?... Ну, наверно...

 — Штук пятьдесят?

 — Да нет, раздели пополам, и тогда точно будет, включая одноразовые, в том числе случайные.

 — А сколько именно таких?

 — Трудно сказать... Да и что значит случайные? Бывало, чтобы поймать подходящий случай, приходилось приложить немало усилий и затратить много времени. Но случай ловился, а вот продолжения не следовало.

 — А почему?

 — По разным причинам, в том числе психологическим и физиологическим...

 — А как ты меня нашёл с точки зрения физиологии?

 — Прелестной! — он целует её. — А ты меня?

 — Я дама неопытная, и что такое мужчины, мало что знаю.

 — Неужто? А муж? А бабские разговоры?

 — Ну, бабские откровения об их бабских приключениях, с одной стороны возбуждали желание и самой попробовать, а с другой — рождали опасения...

 — Опасения чего?

 — Чего угодно... Начиная с нежелательной беременности и кончая подхваченной болезни... Я уж не говорю о разочаровании...

 — Разочаровании в чём?

 — Как это ты только что сказал? А, ну да, по причинам психологическим и физиологическим.

 — Ну и как, ты не разочарована?

 — Пока, дорогой, ни в малейшей степени, несмотря на все те издевательства, которым ты меня подверг перед этим.

 — Кто знает? Не было бы тех предварительных ласк, которые ты именуешь издевательством, может быть ты бы и разочаровалась сразу...

 — Может быть. Ты ведь человек опытный, тебе и карты в руки...

Признаюсь, что именно разочарования я больше всего боялась... В девичестве, до замужества, был у меня один ухажёр. У него был такой огромный... что разворотил мне ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх