Ночь Эдварда и Беллы

Страница: 2 из 3

истекающую соками киску.

Я чувствовала, что Эдвард рядом со мной уже также возбужден, и слышала, что его дыхание уже не такое ровное как раньше.

 — Ты крепко прижмешься к моему петушку, скрывая от меня эту картину, но создавая трение, которое мне было необходимо. Ты двигаешься вперед и назад, издавая сладкие стоны, когда мой твердый член касается твоего клитора. Несколько минут ты раскачиваешься на мне, а потом кончаешь. А я ведь даже не вошел в тебя. Я немного отодвигаю тебя и вижу влажное пятно, которое ты оставила на моих брюках. Мне даже не пришлось раздеваться, чтобы сделать это с тобой.

В его глазах было дикое выражение, и они были словно подернуты дымкой. Я была так же возбуждена его словами, как и он сам. Черт, это лучше, чем скучная примерочная.

 — Твои руки проскальзывают под мою рубашку, ощупывая каждый мускул, и я, не в состоянии больше выносить это, предлагаю переместиться на заднее сидение, и ты соглашаешься. Я сажусь назад, и мои ноги занимают все заднее сидение. Тебе ничего не остается, кроме как сесть на меня. Что ты и делаешь.

 — Я стягиваю рубашку, обнажая свою грудь твоему взгляду, но тебе этого мало, и ты просишь меня снять брюки. И я подчиняюсь просьбе своей сексуальной сирены, — сказал он, подмигнув мне.

 — Ты наклоняешься вперед и начинаешь изучать каждый мускул на моем торсе своим теплым, мягким язычком. Ты посасываешь каждую выемку моего тела, пока я задыхаюсь от наслаждения.

Легкий стон сорвался с моих губ только при мысли об этом. Никогда больше не смогу смотреть на Вольво прежними глазами.

 — Ты наклоняешься еще ниже, целуешь пока еще скрытую тканью пульсирующую выпуклость, а потом проводишь языком по ней, — он закрыл глаза и закусил нижнюю губу так, словно я действительно проделывала все это с ним. Разомкнув веки, он взглянул на меня.

 — Ты медленно, через голову стянешь платье, медленно обнажая свою мягкую кожу. Твоя мокрая киска, плоский живот, идеальная грудь с торчащими сосками, которые ждут моего прикосновения, — произнося это, его руки нежно прошлись по моей груди, и мои соски тут же затвердели, а глаза закрылись на долю секунды, пока я пыталась успокоиться.

Я приоткрыла один глаз, и тогда он продолжил.

 — Я не смогу сдержаться и начну сосать их, массировать, растирать. Они так и молят о прикосновении.

И он начал делать то, о чем только что говорил. Его руки творили чудеса, и я застонала, выгибая спину навстречу его прикосновениям, но вскоре он убрал руки.

Посмотрев на него, я увидела, что он улыбается.

 — Именно так ты и отреагируешь. После пытки, что я устроил для тебя, ты внезапно запустишь два пальца под резинку моих боксеров, и стащишь их вниз. Теперь мой член стоит, не прикрытый тканью.

 — Опустив голову, ты слизнешь то, что уже выступило на его кончике. Потом ты поднимешь на меня глаза и, не отрывая взгляда от моих глаз, проводишь языком от самого основания до кончика и, наконец, целуешь головку, — он снова закусил свою губу перед тем, как продолжить. — Ты возьмешь его в рот целиком и, не переставая смотреть мне в глаза, начнешь двигать головой вверх и вниз, издавая при этом звуки «ммммм». Одной ручкой ты будешь ласкать то, что не уместилось в рот, а другой будешь массировать мои яйца.

 — Я уже готов кончить, но ты отстраняешься от меня. Не в силах больше терпеть, я переворачиваю нас так, что теперь ты лежишь поперек сиденья, а я нависаю над тобой. Закрыв твой рот рукой, чтобы ты не могла кричать, я врываюсь своим голодным членом в твою промокшую изнывающую от желания киску.

 — И потом будут слышны только твои сдавленные стоны, пока я буду врезаться в тебя. И даже после того, как я кончу, я не перестану двигаться в тебе все сильнее и сильнее, потирая твой клитор. А ты будешь извиваться подо мной, пытаясь громко кричать в экстазе.

 — Я уберу руку и скажу тебе в перерыве между толчками «а теперь кричи, детка. Кричи так громко, как только сможешь.

Так, чтобы весь мир знал, кто трахает тебя так сильно и для кого ты так громко кричишь. Только для меня.

 — И ты сделаешь именно это. Будешь выкрикивать мое имя, выбрасывая вверх бедра навстречу моим толчкам. Ты прижмешь руки к стеклу, чтобы найти хоть какую-то опору, но они будут все время соскальзывать, а твои крики будут становиться все громче и громче. Я поцелую тебя со всей той страстью, что бурлит в моем теле, и ритм моих движений ускорится. Ты будешь посасывать мой язык до тех пор, пока мы оба не будем задыхаться от нехватки кислорода.

 — О боже, Эдвард, — простонала я, не в состоянии больше выносить это.

 — Мне остановиться? — робко спросил он.

 — Нет. Я просто... уау.

Он улыбнулся.

 — Ну может, я добавлю деталь, что нас поймают. Для тебя, — подмигнул он.

 — Как хочешь. Только, пожалуйста, продолжай. Не останавливайся.

 — Наша машина трясется, окна запотели, а я продолжаю трахать тебя до бесчувствия. Внезапно сквозь запотевшие окна проскальзывает слабый свет, и мы замечаем, что это полицейский. Он неодобрительно поглядывает на нас, но к этому времени я не смог бы остановиться, даже если бы захотел. Но тут твои стеночки сжимаются вокруг меня, и я теряю над собой контроль. Как и ты.

 — Ты выкрикиваешь мое имя и кончаешь, как и я через некоторое время. Я падаю на твою вздымающуюся грудь, целуя ее, но тут мы слышим, как в окно громко стучат. Я открываю окно, не заботясь о том, что этот коп может увидеть или сделать.

 — Он смотрит на наши обнаженные, покрытые потом тела, и ты краснеешь своим очаровательным румянцем и прячешь лицо во впадинку моей шеи.

 — Я начну хамить и спрошу, чем я могу ему помочь. Он скажет нам, чтобы мы оделись и вышли из машины, но я отвечу ему тем, что спрошу у него, можно ли нам устроит еще один раунд перед тем, как уехать. Он взбеситься и уйдет.

 — А у нас будет еще один раунд? — спросила я, чуть дыша.

 — Не до тех пор, пока мы не окажемся в тюремной камере, но это уже другая фантазия, — рассмеялся он и чмокнул меня в макушку. — Скажи, как это было? Я не напугал тебя? — спросил он, пытаясь угадать мою реакцию.

 — Боже, нет. Мне это безумно понравилось, — сказала я ему.

 — Правда? — удивленно спросил он.

Я просто взяла его за руку и положила ее туда, где хотела ощущать его сильнее всего.

 — Это сойдет как ответ на твой вопрос? — спросила я с улыбкой.

Внезапно он поцеловал меня. Время от времени я приоткрывала рот, ожидая, что он скользнет в него языком, но он этого так и не сделал. Я вздохнула и отстранилась от него.

 — Я же не мог сделать это для тебя таким легким?

Теперь он лежал на мне, и я чувствовала, как его эрекция прижимается к моему входу. Он потерся головкой о мою щелочку, но так и не вошел в меня. Я уже вся горела от возбуждения, но он никак не хотел подарить мне разрядку. Он снова играл со мной.

Снова и снова он терся о меня, заставляя меня стонать от желания, но не входил в меня.

 — Эдвард, пожалуйста, — умоляла я.

 — Да? Чего ты хочешь? — спросил он напряженным голосом, который показывал, что ему тоже тяжело устоять.

 — Ты нужен мне. Внутри, — умоляла я, пытаясь приподнимать бедра, но он отодвигался от меня каждый раз.

 — Ты этого хочешь, малышка?

 — Да, пожалуйста.

Он медленно, на несколько сантиметров вошел в меня, позволив мне насладиться этим ощущением. Но он двигался очень медленно и вошел всего на пару сантиметров, а потом так же медленно отстранился.

 — Эдвард, — застонала ...  Читать дальше →

Показать комментарии (3)
наверх