Второе образование : 2. Трудоустройство.

Страница: 1 из 2

 — Черт! — Это было какое-то безумие. С девушкой могут случиться самые разные неприятности, но происшедшее с ней было за гранью. Куда она покажется с такой татуировкой. Таня представила себя загорающей в Болгарии в шортах до колена. Как прокаженная. Да и родители. Студентка жила с ними в одной квартире, и скрыть новое

украшение было довольно проблематично. Свести? Где это делают, в поликлинике? Таня живо представила себе ажиотаж среди врачей и медсестер.

Таня осмотрела свою задницу внимательнее. Ее помыли и смазали каким-то кремом, наверное без этого она болела бы еще больше. На первый взгляд кии казались кривыми и непропорциональными, но стоило Тане встать спиной к зеркалу и слегка поиграть ягодицами, как две идеально прямые палки начали завораживающий танец. Вопреки обещаниям, ее одежды нигде не было. Около кровати стояли туфли, а рядом, на пуфике лежал небольшой сверток. Она развязала ленты, достала и натянула на себя стринги (в размер, обрадовалась Таня), маленький топик и коротенькую юбочку золотистого цвета, так гармонирующего с копной ее золотистых волос. А также три тысячи долларов и телевизионный пульт. Подумав над тем куда может спрятать деньги девушка у которой нет не только карманов, но и лифчика,

Таня засунула их под резинку стрингов, и нажала что-то на пульте. На плазменной панели в ногах кровати начинался фильм.

Таня играла в нем главную роль. Съемка велась телевизионным объективом, так, что в фокусе была почти исключительно Танина промежность: вот Таню бреют, вот она задирает зад играя в бильярд, вот она раздевается (в фокус лицо), вот крутит голым задом пытаясь отвлечь банкира, вот первый кий, вот и второй, а что это за

игривые цифры в углу экрана. Неужели ее поимели без малого тридцать человек? А вот и мастер тату... Фильм закончился, а она все еще тупо смотрела в погасший экран.

Что-то неуловимо беспокоило ее. Что-то тонкое, и она не могла понять, что именно. Наконец, до нее дошло. Безусловно это был фильм о жестоком изнасиловании юной девственницы. Но именно фильм, а не грубая любительская запись. Профессиональные планы и монтаж. Таня выглядела как профессиональная актриса, мастерски делавшая свою работу. И это дерзкое «что угодно»...

Девушке показалось, что ей в спину смотрят. Она повернулась — Света молча стояла в дверном проеме.

 — Сука. Блядь продажная!

Больше всего на свете Тане хотелось разодрать ее рожу, но у нее просто не было на это сил.

 — Ладно, крестница, пошли к Госпоже.

 — Какая еще крестница? Когда это ты меня крестила?

 — Вчера. Здесь так говорят. Крестины, крестная. Жизнь после крещения и до.

 — Мерзость! Зачем мне твоя Госпожа? Я могу идти домой?

 — Можешь, но сперва должна зайти к госпоже... Она ждет...

Света повернулась и вышла из комнаты. Таня побрела за ней стараясь как можно шире расставлять ноги. Они вышли в длинный коридор, сквозь дверные проемы были видны широкие кровати, над каждым были нарисованы пять карт и написано женское имя. Обернулась, Таня увидела на стене свое имя и пять закрытых карт. «Новая

жизнь», — повторила про себя девушка.

Коридор заканчивался глухой стеной с нарисованными на ней четырьмя джокерами. У каждого джокера из приспущенных рейтуз торчал огромный деревянный пенис. Он был такой толстый, что Таня не смогла бы обхватить его кистью руки, конец был задран вверх и увенчан головкой огромного размера. Члены были тщательно и анатомически

правдоподобно были вырезаны из дерево разных пород. Джокер перед которым оказалась Таня был негром и его член изготовили из эбенового дерева. Его поверхность лоснилась и резко пахла. Таня не удержалась и потрогала инструмент пальцем.

Раздался смешок. Света уже сняла топик, разулась и теперь стягивала трусики вместе с

юбочкой. Весело крикнув:

 — Делай как я!

На глазах обалдевшей Тани, Светка привстала на цыпочки лицом к стене и с томным вздохом буквально нанизала себя на огромный крюк правого джокера. Сегмент пола под ее ногами провалился вниз, яркий свет озарил лобок, кусок стены повернулся и Света исчезла. Таня продолжала стоять неподвижно, не веря своим глазам. Там где

только, что стояла, или, лучше сказать, висела, ее крестная, теперь красовалась розовая рисованная задница. Девушка боялась теперь даже пошевелиться. Ей казалось, что прошел час, хотя скорее всего это были пять минут, когда джокер повернулся вновь. На светиных бедрах красовались три ярко-багровые полосы. С краю на них проступили крошечные бисеринки крови. С некоторой натугой девушка приподнялась на кончиках пальцев и с громким «чпок» освободилась от члена.

 — Таня! Ну пожалуйста! Ты обязательно должна сделать это сама. Выход все-равно закрыт.

Пойми, что никто кроме Госпожи не может отпустить тебя.

 — Она не отпустит. У тебя тоже наверное была крестная, ты повисла, поехала за

ней и что? Ты осталось здесь!

 — Я осталась сама. Это был мой выбор и я сделала его. Когда-нибудь я больше не приду сюда вечером. Поверь для студентки это хорошая, высокооплачиваемая и перспективная работа. Моя крестная вышла замуж за клиента. Другие девушки просто накопили достаточно денег и ушли.

 — Унизительная, похабная мерзость.

 — Для молодой симпатичной девушки любая работа — такая же мерзость. По крайней

мере, там где хоть что-то платят. Только там тебя будут ебать бесплатно.

Таня вспомнила как весь первый курс пыталась найти хоть какую-нибудь работу. Несколько раз начальники предлагали ей заняться сексом в первый же рабочий день. Ее личный трудовой рекорд составил месяц — до первой корпоративной пьянки. «Уйдешь — можешь не возвращаться!», — орал отставной военный в форме со

спущенными штанами — какой-то зам. по кадрам. В конце-концов, никто не помешал ей тогда не возвратиться. А можно было и вовсе

не приходить. Правда раньше при устройстве не работу от нее никогда не требовали запихивать в себя огромный член, не пускали по кругу и не ебали киями, но и три тысячи баксов в день тоже не платили. Ладно. Поговорю и свалю. Но куда же деть деньги! Не бросишь же их в коридоре... Таня стояла с деньгами в одной руке и стрингами в другой.

 — Вообще-то, в твоей комнате сейф есть, только тебе его сейчас не открыть... В жопу пока засунь. Здесь все так делают.

Таня аккуратно свернула банкноты в тугую трубочку, нагнулась вперед, немного раздвинула себе ягодицы и засунула трубочку в анус. То ли от страха, то ли от ходьбы, но Таня заметила, что отверстие существенно сократилось и деньги были в безопасности. Теперь предстояло самое страшное. Таня подошла к своему джокеру и уперлась в него грудью. Из-за своего довольно большого роста ей даже не пришлось вставать на цыпочки. Разве, что чуть-чуть.

Теперь на всю ступню. Головка фаллоса без особого труда вошла во влагалище. Боли почти не было, так сильно растянули Таню прошлым вечером. Более того, девушка даже начала возбуждаться. Немного согнуть ноги. Фаллос уверенно шел внутрь, хотя

и со все большим трудом.

 — Оп! Ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы!

Таня стонала от боли, сучя ногами в полу-метре от пола. Огромный член вошел в нее до предела. Она была нанизана на него и инстинктивно прижималась к стене, пытаясь перенести на нее часть своего веса. Комната в которой оказалась девушка была очень светлой. Очевидно, что пол здесь был существенно ниже чем в коридоре. Таня повернула голову и тут же зажмурила глаза, ослепленные ярким театральным софитом. За ним стоял стол за которым

кто-то сидел.

 — Извините, что мы задержались Госпожа!

Услышала Таня Светкин голос. Самой ее не было видно и голос раздавался не справа, а слева. Повернув голову, Таня увидела свою крестную, висящую на стене в метре-другом от нее.

Ей никто не ответил. Таня вывернула голову до предела и прищурив глаза пыталась лучше разглядеть Госпожу. ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх