Витькин гарем

Страница: 1 из 3

Эротический рассказ

Ездить в автобусе, особенно на большие расстояния, всегда утомительно. Сидеть и пялиться в окно на проносящийся за стеклом однообразный, давно надоевший пейзаж, быстро надоедает. Невольно начинаешь искать любые возможности развлечься.

Пассажиры принимаются знакомиться между собой. На этой почве, во время поездок, в автобусах возникает множество знакомств и любовных романов.

Чтобы не скучать, Витька взял с собой в дорогу толстенный боевик. Но, очень скоро понял, что в трясущемся автобусе, когда текст мельтешит перед глазами и, они быстро устают, лучше не читать. Он сунул книгу в карман спинки и уже внимательней посмотрел на сидящую рядом с ним девушку. Не желая сразу смущать ее проявлением откровенного интереса, он незаметно покосился на нее, рассматривая профиль ее тонкого, довольно симпатичного личика.

«А девчонка, ничего, — довольно подумал он, — хоть с этим повезло. А то, бывает, сядет рядом такая мымра, — от одного вида мутить начинает. С такой, можно и познакомиться». Он опустил вниз глаза и скользнул взглядом по ее ногам. Ножки стройные и коленочки, тоже, что надо. Аппетитные и кругленькие. Туго затянуты в золотистую сеточку колготок. И, оттого, особенно соблазнительные. За такие коленочки наверно так приятно подержаться.

Девушка читала любовный роман в яркой обложке. Было заметно, что книга захватила ее внимание и, она, не очень замечает неудобства, создаваемые сотрясающимся на ходу автобусом. Витька завистливо вздохнул: — «Счастливая. Может читать в такой жуткой обстановке, а он страдает от скуки».

Нет, не такой уж она была отрешенной сейчас, если заметила Витькино внимание. Ее нежная щечка, обращенная в Витькину сторону, покрылась нежным румянцем, и все чаще подрагивают ресницы.

Эту симпатичную девчонку он заметил еще на автовокзале, и очень жалел, что вот сейчас, они разъедутся в разные стороны. Так и останутся незнакомыми. С такой милой симпатяжкой, он бы обязательно подружился. Видно есть бог, если они поехали в одну сторону на общем автобусе, да еще оказались на соседних местах. Такая удача бывает очень редко. Когда, Витька увидел, что интересующая его девушка сидит рядом с его местом, он даже не поверил этому, и еще раз взглянул на свой билет. Нет, все верно. У него шестнадцатое место, рядом с ней. Вот здорово!

Его родная деревня, была настоящим бабьим царством. На что, на что, а на женское невнимание Витька пожаловаться не мог. Женщин у него было даже слишком много для одного мужика. Так уж получилось. Кто его знает, почему мужики обходят стороной его деревню? Только осталось в их «Заручейке» больше двух десятков баб с ребятишками, два старика, да он, — Витька. Едва ему минуло четырнадцать, чуть стал походить на мужика, одинокие, истосковавшиеся без мужиков бабы, живо взяли его в оборот. До одного случая, которым Витька сам обратил на себя их внимание, как на мужика, они не замечали его.

В обеденный перерыв, как обычно, он отправился на реку, чтобы немного освежиться. Раздевшись в кустах, Витька разогнался, и прямо с обрывистого берега, лихо махнул в реку. Вынырнув на поверхность, он в размашку поплыл на другой берег. Уже выбираясь из реки, он неожиданно столкнулся с такой же голой, как сам, теткой Анютой. Громко ойкнув от неожиданности, она присела, спрятав от его любопытного взгляда полные бедра, и темный клин взлохмаченных густых волос под животом. Сидя на корточках, и прикрывая ладонями большие, полные груди, она заворожено смотрела, на Витькин бесстыдно вздымающийся член.

У всегда скромной и тихой женщины масляно и похотливо заблестели глаза. Она буквально пожирала глазами его член, который, он безуспешно пытался спрятать, прикрывая ладонями. Такой большой ладонями не накроешь. У Витьки он вымахал удивительно крупный, как у жеребца. Даже мать, с которой он мылся до того, как стал стесняться перед ней своего возбуждения и растущих в паху волос, удивленно покачивала головой и, почему-то, начинала вздыхать. Ее лицо, при этом, принимало задумчивый и мечтательный вид. Видимо, она вспоминала, что-то свое.

 — Вить! А, Вить! Ты отвернись пока, — попросила она.

Да, пусть проходит. Витька неохотно отвернулся. И, в тот же миг к его спине прижалось горячей женское тело, а шершавые руки жадно, и крепко, сжали его торчащий член.

 — Ты, только, никому не говори Витя. Пойдем-ка со мной. Ты только молчи, Витенька. Увлекая его, за собой в кусты, жарко шептала женщина. Прижимая его к себе, она мягко опрокинулась на спину, и Витька оказался лежащим на ней в развале между ее толстыми ляжками. Еще не успев ничего понять, он почувствовал под собой, мягкую упругость ее большого сытого тела и вспыхнул от стыда и желания, когда она заправила его член в себя.

Едва оказавшись в ней, он моментально кончил, выплеснув горячую сперму и дрожа от желания, прижался к ее большому мягкому телу.

 — Это ничего, милый. Это не страшно, — бормотала она. Вытащив из себя увядший член, она начала его умело дрочить. Первые мгновения, Витька не знал, куда деваться от стыда, но ее умелые ласки, а главное, близость соблазнительного женского тела, сделали свое, его член ожил и уже не падал до самого конца, пока Анна не насладилась близостью с ним. Молодая женщина изнемогала под ним, издавая громкие звуки, когда распалившийся Витька, не жалея члена, принялся безжалостно дрючить ее.

Обед давно завершился. Бабы кричали, и звали их, а она все не отпускала Витьку. На следующий день они беззлобно подшучивали над смущенной, но довольной Анютой и, с любопытством поглядывали на Витьку. Он стеснялся этого внимания и, работая, старался держаться от баб подальше, пока его в лесочке, где он лакомился земляникой, не припутала Варя.

Все, повторилось. Хотя в этот раз он уже немного знал, что делать с женщиной и меньше стеснялся при этом. Он понял, что бабы любопытничают не просто так. Они увидели, что он стал мужиком, — равным им. Что он, если захочет, может разложить на сене любую, которая понравится ему.

На сенокосе он по-мужски и уже по иному перезнакомился с ними. Его отношение к ним полностью изменилось. Они стали ему ближе, почти родными. Ведь эти женщины принадлежали ему. Он мог, если бы захотел, обладать любой из них. А они могли рассчитывать на его помощь. Они тоже знали это.

С этой поры, Витька только и знал, что днем работал до изнеможения. А ночью, шастал по дворам, прокрадываясь в темноте к очередной бабе, приманившей его едой, крепким самогоном, соблазнительной, налитой грудью, да толстой задницей.

Плохо только, что почти все они, были ровесницами его матери, а некоторые, даже старше ее. Да, что делать, — плохо здоровой женщине без мужской ласки. Вот и пришлось им, отбросив стыд, заигрывать с ним — подростком, потом ложиться под него. Благо темная ночь скрывает, как стыдливо при этом пылают их лица.

Даже председательша, красивая Дарья Дмитриевна, однажды не выдержала и, заманив Витьку, здорово его, застращав, после этого сама легла под него. Чудно тогда ему было. Витька не мог поверить, что это она, строгая и красивая женщина, которую он всегда уважал, и очень боялся, лежит под ним и по-бабьи постанывает, быстро качая его на широких бедрах. Ох, и старался же он тогда, чтобы угодить грозной председательше, как следует ублажить ее. Аж, мокрый был весь, пот ручьем по спине бежал. Любя баб, Витька обожал сосать им титьки. Крепился он тогда, крепился, и, не выдержав, взял в губы большой сосок и давай насасывать ее большую титьку. Ах, как сладко ему было. А Дарья Дмитриевна, так даже сорочку тогда сняла, чтобы она не мешала ему, и давай еще громче стонать и Витьку бедрами подбрасывать. Ляжками от страстности чуть не задавила. Сильная ведь баба, здоровая. Видимо, хорошо ей было, приятно, что Витька посасывает ее грудь.

Такая «многосменная работа» едва не подорвала ему здоровье. Заметили бабы, как он похудел, переполошились, и ну ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх