Детство Никиты Петровича

Страница: 1 из 4

Небольшая эротическая повесть

Глава 1. Маленький барич

Дашка сомлела от услады. Размашисто раскинувшись на сене, она лежала под Андрюшкой с высоко задранным подолом, ее платье на груди было развязано.

Вывалив ее большие, тугие груди, парень с жадностью сосал их, одновременно всаживая член в ее набухшую от желания, влажно чмокающую щель. Мотая багровым от возбуждения лицом, она со стоном елозила задом, стремясь как можно глубже вобрать в себя его ускользающий член. Это была их пятая любовная встреча, и Даша уже вошла во вкус приятных бабьих услад. Приводя в любовное исступление, огромный писец Андрюшки, доставал до самых глубин ее нутра.

 — Ах, ты грех-то, какой! Господи! То-то, я все не могла понять, где это так шебаршит. А они, срамники, креста на Вас непутевых нет, здесь пристроились! Ну, погодите! — Неожиданно возникнув перед ними, закричала экономка Лукерья.

Бессердечно выдрав кнутом, Андрюшку отправили в пастухи, а когда наступила ее очередь, пылая от сорома, Дашка пошла к козлам и легла животом на козлы, выставив кверху крутые булки раздвоенных ягодиц. Они были столь аппетитные, что даже Степан, которому предстояло безобразить эти белоснежные холмы, исполосовав их кнутом, с сожалением погладил девку по упругим ягодицам. Рубцы ведь, все одно останутся.

После первого же несильного, но звонкого удара, Дашка зарыдала, привлекая своим плачем внимание проходившего по двору барина.

 — Что здесь происходит? — строго спросил он, с любопытством взирая на соблазнительный зад раскоряченной на козлах девки.

 — Девку порем, барин. За ейное блудодейство. Кузьма Ерофеич приказали примерно наказать ее. Чтоб другим неповадно было. Прелюбодействовала она с парнем деревенским, Андрюшкой. Того выдрали уж, и отправили скотину пасти, а эту только раз прутом перетянул, — охотно отвечал Степан.

 — Пошел отсюда! Я сам с ней разберусь.

 — А девка, как же, барин? Ай ты помилуешь ее? Отвязать что ли?

 — Оставь! Девку, я сам, накажу. И отвяжу сам. Ступай!

 — Барин, не казните. Пощадите Христа ради! — Жалобно взмолилась Дашка.

 — Как он тебя исполосовал, — посочувствовал Петр Аркадьевич, проведя пальцем по алеющему рубцу, пересекающему наискось ее полную ягодицу.

 — Ты вот что, девица, если будешь, послушна мне, не станешь кричать, обещаю, пороть тебя не будут, — вкрадчиво произнес он, ласково водя пальцами по ее ягодице.

Скользнув ниже, его пальцы потеребили волосатые складки ее срамных губ, после чего, раздвинув их, поворошили мгновенно набухший росток клитора. Девушка, отзывчиво затрепетала и закрутила задом, но веревки, некрепко обвивающие ее тело, ограничивали его свободу. Она лежала, опустив по бокам козел ноги, из-под толстых ягодиц выпячивались наружу пухлые складки ее соблазнительной половой щели. Проворно сдернув панталоны, Петр Аркадьевич ловко вставил в нее член и резким рывком вогнал в повлажневшую после его ласк щель девки.

 — Ах, хороша! Ах, прелесть, какая! — возбужденно бормотал Петр Аркадьевич, засаживая член в приятную для него щель девки.

Вдоволь насладившись ее телом, он развязал ее, и она пылко припала к его руке, благодаря его за то, что избежала экзекуции. Стыдливо посмотрев в его лицо, она вспыхнула. Барин очень понравился ей как мужчина. Сначала, когда он овладел ею, она ничего не почувствовала, так как ее чувства притупились от стыда. Но, вскоре ее начало здорово разбирать. Его член двигался в ней непрерывно, пробуждая в ее теле женские чувства. Она кончила раз, другой третий, а потом вообще потеряла счет своим возбужденностям. С Андрюшкой у нее такого не было.

 — Я постараюсь взять тебя в дом, но за это ты должна наслаждать меня своей чудесной щелкой. Я так хочу.

 — О! — С восторгом воскликнула Дашка. — Я согласна барин. Ты только кликни меня и я с радостью прибегу к тебе!

 — Кто же спрашивает о твоем согласии, дурочка? — Потрепав ее грудь, усмехнулся он.

 — Кажется дорогая, я нашел достойную няньку нашему Никитушке. Это молодая, здоровая, чистая девка. Лучше для него нам няньки не сыскать.

 — Но, я уже позаботилась о няне, Петенька. За ним ухаживает Настя.

 — Значит, я искал ее напрасно, — нарочито нахмурясь заметил Петр Аркадьевич.

Ему очень хотелось иметь при дворе пышную обольстительную девку, которая очень понравилась ему.

 — Что ты, друг мой! Если ты уверен, что выбранная тобой няня, будет для нашего Никитушки лучше, пусть будет она. Я, не возражаю.

Так, Дашка неожиданно для себя, попала в господский дом. Нянчить младенцев, ей не привыкать, как ни как, на ее руках две сестры и брат выросли. Барыня была ею всегда довольна, и Дашка стала жить без забот, катаясь, будто сыр в масле.

Ее чисто и хорошо одевали. Она, как настоящая барыня носила только новое платье. От сытой жизни она еще больше раздобрела, обрела завлекательные формы.

Время от времени, в ее покои наведывался барин. И, наконец, доходился. Однажды Даша почуяла, что затяжелела. Ее большая грудь, сильно набрякла, живот стал круто выпячиваться.

Узнав об этом, Елена Сергеевна вопросительно посмотрела на мужа.

Он, беззаботно пожал плечами.

 — Ничего страшного, дорогая. Она родит младенца и с прежней старательностью будет ухаживать за Никитушкой. Не хорошо часто менять прислугу, ведь он очень к ней привык.

 — Он будет задавать ей разные вопросы, дорогой. Ведь ее фигура меняется. Это вызовет у мальчика много вопросов. Почему она стала такая? Откуда берутся в животе дети? Это, не хорошо.

 — А ты поясни ему, что у женщин так бывает, когда они ждут ребеночка. Что ты, когда ждала его, тоже ходила с круглым животом.

Вскоре Дарья родила хиленького недоношенного младенца, который появился на свет мертвеньким. Его похоронили и тотчас забыли о нем.

Глава 2. Юность Никитки

Никитка рос резвым, очень любознательным мальчиком, любил забираться в такие места, что Даше порой стоило большого труда, чтобы вызволить его из очередной западни. Его любознательность распространялась на все, без исключения, даже на саму Дашу.

Считая его еще дитем, несмышленышем, она не слишком остерегалась его глаз. Однажды застав ее за переодеванием, он подошел к ней и обойдя вокруг нее, протянул руку и коснулся ее половой щели.

 — Какая, чудная у тебя пиписька. У меня она иная, длинная, как колбаска. А титьки, я знаю для чего, чтобы их сосать. Я их у мамы сосал. У тебя в них есть молоко?

 — Нет. Кончилось уже. Моему малышу уже больше года. Я его давно отняла от груди.

Мешая ей одеваться, он оттолкнул ее руку и раздвинул половые губы.

 — Отчего она у тебя такая? Большая и вся в волосах. Объясни, мне — потребовал он.

Даша даже пожаловалась барину на чрезмерную прямоту вопросов Никитки, но он лишь усмехнулся, после чего потрепав ее по груди, приказал ей откровенно отвечать на любые его вопросы, если она, знает на них ответ.

Понимая, что от его вопроса увильнуть ей уже не удастся, она вздохнула, потом сев перед баричем на низкую скамейку, коротко и просто рассказала о назначении мужских и женских органов.

 — Ах, вот они, почему такие разные.

Расстегнув штанишки, он вытащил свой членик. Заметив, что он возбужденно торчит, она подивилась.

 — Раздвинь ноги, — потребовал он.

 — Зачем мне раздвигать их барич?

 — Проверить хочу, так ли все, как ты мне говоришь.

 — Но, так же нельзя, — растерялась Даша. — Ты барич, а я девка.

 — Мне, все можно. А не будешь слушаться меня, я пожалуюсь папеньке. За твое непослушание,...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх