Дневник Маргарет Симс. Часть 1

Страница: 1 из 2

Доброго времени суток, уважаемый Читатель. Не знаю, как и где Вы нашли мой дневник, но, если Вы читаете эти строки, значит, хорошо постарались в его поиске. Я расскажу историю из своего прошлого, которая в буквальном смысле слова перевернула весь мой мир, всю меня как личность. По причинам, которые будут указаны ниже, часть информации я вынуждена скрыть от Вашего цепкого взгляда, но и того, что я изложу, уверена, будет предостаточно.

Итак, (даже не верится, что я это делаю) мне для начала придется рассказать о том, какой я пишу эту запись: я абсолютно голая, если не считать белых туфель 38-го размера с небольшой платформой на 15см. шпильке. Подобную обувь я часто видела на стриптизершах и молодых проститутках и считаю, что в данной ситуации она мне подходит как нельзя кстати, потому что я — похотливая сука, была ей всегда и остаюсь даже в свои 37, замужество и умницу дочь. Между ног у меня жарко и мокро (вероятно, я уже испачкала собой стул), мои соски окаменели и зудят, требуя терзаний, клитор набух и пульсирует, смазка вытекает рекой. Внизу живота ноющая пустота. Я вижу свое отражение в большом зеркале напротив, и от своего унизительного вида текущей самки возбуждаюсь еще больше. Но сладкий момент разрядки для напрягшейся плоти еще очень далеко — прежде я должна всю историю изложить на бумаге. Конечно, никто не узнает, если два этих события поменять местами, но я не смею отступить от приказа Хозяев ни на шаг. К тому же, подобная эротическая пытка и сопутствующие ей страдания мне нравятся...

Моя история начнется 20 лет назад, когда я юной девицей была отправлена родителями к своей кузине на целое лето. Не знаю, почему был выбран термин «кузина» ибо, сколько я после не копалась в генеалогии своей семьи, никаких родственников и родственниц в ней не обнаруживала. Но это было уже после, а тогда меня этот вопрос совсем не волновал. Казалось даже очень позитивным, что будет старшая «сестра», которой можно поведать свои девичьи секреты, переживания.

Дом Элеоноры Б. (как я уже писала выше, часть информации я вынуждена скрыть, поэтому фамилий в рассказе Вы, уважаемый Читатель, прочесть не сможете) больше походил на замок, этакая фамильная громадина с многовековой историей, сотнями комнат, полуразрушенными стенами с бойницами — одним словом для любителей средневековой романтики — просто рай. Мне, прилетевшей из Нью-Йорка и успевшей пожить в Париже, было непривычно охватывать взором такие огромные пространства и осознавать, что все это принадлежит одному человеку. Помимо самого здания была еще соответствующая прилегающая территория с английским парком, диким лесом, ухоженным прудом и огороженным песчаным пляжем на западном побережье Франции. Одним словом, городской девушке все здесь казалось сошедшей со страниц средневекового романа сказкой. В этих краях смена дня и ночи проходила куда быстрее привычного мне распорядка, и прощальный шорох колес такси о серую дорожку гравия я услышала в сгущавшихся сумерках, хотя на моих часиках не было и семи вечера.

Парадную массивную дубовую дверь, обитую железом, мне неожиданно открыла красивая темноволосая женщина лет 30—35 в костюме горничной с глубоким вырезом, удачно подчеркивающим ее пышную грудь. Стройные ноги ее были полностью открыты глазу из-за короткой длины юбки, а высокий каблук и черные ажурные чулочки придавали волнующий законченный образ. Честно говоря, не ожидала встретить ничего подобного, скорее была готова увидеть «Беримора», ну или типа, на него чем-то смахивающего. А тут роскошная, ухоженная женщина с теплой приятной улыбкой. Мне она сразу понравилась. Да и кто я такая, думала я тогда, чтобы косо смотреть на здешние порядки — может здесь принято иметь подобную прислугу, и женщины подобные ей встречаются в таких фривольных костюмчиках довольно часто? Хотя, надо сказать, в то время еще не началась эпоха пресловутой «сексуальной революции», посему мне, наверное, была простительна некая смущенная реакция.

Луиза, так звали горничную, проводила меня в гостиную, огромную комнату со старинной дубовой мебелью, высоким потолком и нереальных размеров висячей люстрой. Не представляю, как раньше слуги в этом замке поджигали сотни свечей, крепящихся к ней, но теперь всю работу делало электричество — прогресс добрался и до этой отдаленной провинции.

Хозяйка дома встретила меня еще более лучезарной улыбкой, сидя, как и положено, во главе длиннющего стола, с полупустым бокалом вина в изящной руке.

 — А вот и вы, наша уважаемая гостья! — сказала она на прекрасном английском, и я вконец вдохнула с облегчением — языкового барьера, которого так боялась, не предвиделось. Впрочем, французский язык я знала довольно сносно, чтобы понимать, что говорят (все-таки за спиной семь лет его изучения в школе), а вот самой отвечать было куда проблематичнее, увы, тут нужна была практика, а ее-то как раз и не хватало.

 — Проходите Мари, садитесь, — указала она мне на стул рядом с собой. — Вы, наверное, уставшие с дороги и голодные? Луиза, надеюсь, нам есть чем накормить юную принцессу?

 — Конечно, Госпожа, — робко молвила горничная и устучала каблучками в сторону кухни.

Было забавно, но одновременно и приятно, слышать, как Элеонора произносит мое имя: с мягким акцентом и характерным ударением на последний слог. Так женственно и чарующе мое имя не произносил никто, все Маргарет да Маргарет, ну, в лучшем случае Мэри — ассоциации сами придумаете (у меня в голове всегда возникало либо Тэтчер, либо Попинс — на самом деле, те еще персонажи).

А вот Элеоноре ее имя шло именно в контексте его строгости, грации, воли. Строгие со своей особенной красотой черты лица, волевой взгляд томной синевы глаз, безупречные манеры и осанка, водопад прямых золотистых волос, которые в тот вечер она убрала наверх стильной прической, давая насладиться взгляду ее белоснежной шеей. Одним словом, Элеонора полностью оправдывала, как теперь модно говорить имидж, полновластной хозяйки замка.

Робко присев на соседний стул, я стала смущенно ждать ужина. Смущенно, потому что ну никак не вписывалась в окружающий интерьер. Мои потертые джинсы, коричневатый джемпер и спортивные кроссовки ничем не выделялись на улицах Нью-Йорка, но здесь просто кричали, что я чужая, из другого мира. Одного взгляда на роскошное вечернее платье Элеоноры хватило, чтобы горько пожалеть о том, что я не позаботилась взять чего-либо более официального, чем сменные футболки да шорты.

К тому же ее обращение на мой счет к Луизе — «юная принцесса» — никак не вязалось с моим представлением о собственной персоне. К своему горькому сожалению ничем кроме высокого роста, который так же являлся моим жутким комплексом, я похвастать не могла. Ломкие прямые рыжие волосы, грязная кожа лица со всеми вытекающими, нескладная фигура (2-ой размер груди был пределом мечтаний), невзрачные черты лица. Какая же это принцесса? Скорее, золушка без шансов на внимание принца. Но, то и дело я ловила на себе взгляд Элеоноры, который, казалось, проникал внутрь меня, не удовлетворяясь внешним поверхностным осмотром, и от этого взгляда меня начинала бить мелкая дрожь, а затем бросало в жар. Так я и сидела, неуверенно елозя на твердом стуле с прямой спинкой, с залитыми румянцем щеками, пока Луиза не накрыла стол. Было очень неловко, но одновременно во мне зарождалось какое-то непонятное чувство, ласково шептавшее о чем-то загадочном и приятном.

О, еда была великолепна! Слюнки текут даже сейчас, хотя прошло столько времени, от воспоминания, как готовила Луиза. Впрочем, подробно на этом останавливаться не буду (а то придется вдобавок к своей истории написать кулинарную книгу по ее рецептам), скажу лишь, что изысканные блюда стали дополнительным аспектом, подчеркивающим всю неординарность, случившегося со мной.

После еды и бокала отменного вина (кстати, первого в моей жизни), а так же вежливого разговора о трудном пути сюда ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх