...Это будет просто массаж

... Шёл второй год моей службы в армии. Служил не сказать, чтобы далеко от дома. Нет. Сутки на поезде. Ощущение того, что дом где-то рядом ещё больше усиливало тоску по дому, тоску по привычному укладу жизни. По друзьям, по подругам.

Оторванность от дома конечно, компенсировали как-то письма... телефонные звонки. Но не было главного — общения, общения на прямую...

Наступил месяц апрель. Солнышко пригревало всё сильнее и сильнее. Всюду таяли остатки снега. Птички чирикали как-то по особому весело. Вот в такое чудесное время я получил сообщение, что ко мне скоро приедет моя мама. Мы давно уже не виделись и я был очень, очень рад этому событию. Я был на хорошем счету у командира и без труда заранее договорился об увольнительной в город на время приезда матери.

И вот наступил этот день. Мама приехала рано утром на поезде. Заранее созвонившись со знающими людьми, она сняла «гостинку» на несколько суток для проживания. Ближе к вечеру она заехала за мной в часть и мы вместе отправились в город.

Время летело быстро. Мы зашли в кафе — покушали, посидели. Она рассказала мне последние новости. Обсудили мои новости. Погуляли по городу. И ближе к вечеру, купив по дороге всё самое необходимое, мы отправились домой. В наш временный дом.

Это была обыкновенная «гостинка». Комната, санузел, шкаф, холодильник, диван, кровать. Всё по простому. На небольшом столике разместили наши покупки — ужин. Там была бутылочка водочки. Для душевного разговора.

Выпив по рюмочке, ощутили как приятное тепло разливается по телу, расслабленность растекается по телу. На душе похорошело. Разговор тёк сам собой... Моей маме было уже за сорок. Выглядела она довольно привлекательно. Ростом ниже среднего, большие карие глаза, большая грудь, вьющиеся волосы средней длинны. С отцом мы давно уже не жили вместе и в наших разговорах его не было.

Между тем вечер плавно перетёк в ночь. Мы уже были довольно пьяненькие. Разгорячённые спиртным, мы стали постепенно раздеваться. Я остался в майке и трико, мама в лёгком халатике. Смотря на неё и слушая её, я вспоминал свою доармейскую жизнь. Девчонок с кем когда был близок... Мысли увели меня в прошлое.

Воспоминания возбудили во мне желание. В это время мама откинулась назад и слегка развела ноги. Я уставился ей между ног. Халатик слегка задрался и я увидел её трусики. Красные ажурные трусики. Они были полупрозрачные. Сквозь ткань я отчётливо видел волосики её небритого лобка. От этого вида у меня что-то заныло внизу живота. Мама заметила мой взгляд и запахнула халат. Она заметила, что я откровенно рассматриваю её колени, пытаюсь заглянуть в разрез халата, смотрю на грудь...

 — Тебе тяжело в армии без друзей, подруг?

 — Да, они мне часто снятся. Особенно девчонки.

 — А здесь, ходя в увольнительные, ты никого себе не нашёл?

 — Нет. Тут довольно небольшой городок. Все девчонки наперечёт.

 — Да... я тебя понимаю... Ты ведь уже большой мальчик. Знаешь, я понимаю твои проблемы. Мне хотелось бы тебе помочь. Не хочу, чтобы ты мучился. У тебя давно не было женщины?

Я очень смутился от этого вопроса. Разговаривать на такие темы с собственной матерью не очень-то приятное занятие. От её вопроса у меня в трусах сразу зашевелился член.

 — Не смущайся. Я ведь сказала, хочу тебе помочь. Понятно, что у тебя проблемы сексуального плана. Я всё понимаю, ты должен тоже всё воспринимать спокойно, рассудительно. Да, я твоя мама. Но я также и женщина. Я ведь вижу, как ты на меня смотришь. Я чувствую тебя. Чувствую твои желания. Давай заканчивать посиделки и укладываться спать.

Мы убрали со стола. Я пошёл в ванную, принял душ. Когда я вернулся, то увидел, что кровать расстелена, диван не тронут.

 — Ложись. Я сейчас вернусь.

Мама пошла в ванную, включила душ. Я разделся до трусов и лёг. В моей голове, подогретом спиртным, бушевал ураган мыслей. Этот странный разговор, двуспальная кровать, красные ажурные трусики... Я возбудился. Мой член встал колом.

Мама вышла из ванной. Потушила свет. В потёмках я видел, что она сняла халат... На фоне светлой стены я увидел её груди. Большие привлекательные груди. Она подошла к кровати, присела. О чём-то задумавшись, она посидела немного, а потом решилась...

 — Подвинься.

Она легла под одеяло. Она была совершенно голой. Моя любимая мамочка лежала без трусов рядом со мной. Всем своим телом я чувствовал её наготу. Сердце бешено колотилось. В горле пересохло. Протяни руку и я тронул бы её груди, бёдра, живот...

 — Успокойся, мальчик мой. Я сама волнуюсь. То, что мы можем сделать — нехорошо. Но ты ведь мучаешься... Я хочу отдастся тебе и об этом никто не узнает. Впрочем всё может быть и по другому...

Во мне боролись разнонаправленные страсти. Желание и общественное осуждение. Мне безумно хотелось секса, но трахать собственную мать... Это было за гранью.

Мы лежали молча, каждый думал о своём. Первым не выдержал я.

 — Мама, я люблю тебя. Мы просто пьяны и нас немного занесло.

Её рука легла на мой возбужденный член.

 — А это что? Ты хочешь меня? Это будет просто семейный секс. Что-то вроде массажа. Да... Это будет просто массаж.

... Я повернулся к ней. Обнял её. Она лежала на спине. Руками закрывала грудь и лобок. Мама смотрела мне в глаза. Я не видел её глаз, но чувствовал нежность в её взгляде.

 — Смелее, сынок... Не бойся. Никто не узнает.

Страсть поборола мой рассудок... Я навалился на неё... как голодный зверь на добычу... Она убрала свои руки... Развела ноги в стороны. Она предоставила мне полную свободу действий...

... Я набросился на её груди, нежно мял их, ласкал языком её соски... сразу же полез рукой к ней в пизду... Как давно я не трогал женщин между ног... Мама не сопротивлялась. Она покорно согнула ноги в коленях и развела их в стороны, чтобы мне было удобнее трогать её. Я гладил её ноги, мял её бёдра, мял ягодицы... Я целовал её в губы, мой язык переплетался с её языком.

 — Мальчик мой, не торопись... нежнее... — шептала она.

Сняв с себя трусы, я прижался к ней всем телом. Своим вздыбленным членом стал тереться об её ногу. Она взяла мой член в руку, стала нежно гладить его, теребить яички. Я целовал её

шею... руки... груди... Нежно сосал ей сосочки.

Они стали твёрдыми, как гвозди. Она развела ноги пошире и я лёг между ними... Целуя и трогая её, я опускался всё ниже и ниже... Вот и волосатый лобок... Задрав ей ноги я прижался лицом к пизде... Мокрая... тёплая пизда... Как я мечтал о ней всё это время в армии... Ощущать её запах, засунуть язык в дырочку... поглубже внутрь, ощутить её сок желания. Я с большим удовольствием стал лизать, целовать её пизду... сосать ей клитор. Я почувствовал, что маме это тоже начинает нравится... Она стала подмахивать моему языку, двигать своими бёдрами... В какой-то момент, когда её клитор был у меня во рту, я услышал её стон...

 — Давай... сынок... не тяни... Оооо... Хорошооо...

С моего члена уже капала смазка... Весь мой рот был перемазан маминой смазкой... Я встал на колени... Задрал её ноги пошире, я вошёл в неё...

Пизда у неё была большой. И в начале я почувствовал, что куда-то провалился... Во что-то мокрое... чавкающее... Мама быстро сообразила и опустила ноги. Теперь мой член во что-то упирался... что-то приятно щекотало мою головку... Я трахал свою мать... Драл её как голодный зверь, драл как какую-то вокзальную шлюху... Невероятное ощущение, как запретного плода... плода, который всегда сладок. Кровать скрипела, её сиськи колыхались вверх-вниз... Мой лобок звонко стучал о её лобок... В потёмках было видно, как моя белая задница весело скачет... Я плохо видел мамино лицо, видел только её закрытые глаза и полуоткрытый рот... Слышал её прерывистое дыхание... дыхание, переходящее в стон... Её ногти заёрзали по моей спине... она впилась ими мне в спину...

 — Ещёёё... так... так... хорошооо... оооо... — она уже не скрывала своих стонов... Ладонями рук она обняла мои ягодицы и стала помогать мне двигаться в ней.

Я навалился на неё всем телом, мамочка обняла меня своими ногами. Головкой члена, я нащупал место, где маме было особенно приятно...

 — Ооо... котик мой... хорошооооо... вот так... ещёёёё...

Я припал к её сиськам... таким большим мягким... тёплым... Взял в рот её сосок, стал сосать его...

... Я не много устал... Вытащил член... Мама всё поняла без разговоров... Встав на четвереньки, она взяла мой член в рот, она сосала мой член. Я лежал расслабленно на кровати... Она энергично заглатывала мой член... теребила головку своим язычком... сосала причмокивая... Лизала и целовала мои яйца... Как приятно ощущать свой член во рту у своей матери... Ей это очень нравилось... Правую руку я просунул ей между ног и ладошкой стал гладить ей пизду. Она расставила пошире ноги. Когда я просунул своей палец в её дырочку, она застонала от сладострастия.

Насытившись, она встала и подошла к окну. Упёршись руками в подоконник, она наклонилась. Я понял, как она хочет... Взяв её за ягодицы, я без труда вошёл в неё сзади... Это её раззадорило ещё больше... Она задвигалась навстречу мне... Её попка подпрыгивала мне навстречу... Она распрямилась... Прильнула ко мне спиной, её сиськи оказались в моих руках. Спиной она прижалась ко мне.

Я просто стоял, мой член был в её пизде, мамочка всё делала сама.

В конце концов я снова повалил её на кровать, забросив её колени себе на плечи, стал её с остервенением ебать... ебать свою любимую мамочку...

 — Так... так... хорошооо... Оооо... быстрееее... я сейчас кончуууу...

От этих стонов я и сам стал ощущать, что сейчас кончу... Схватив её за ягодицы, буквально стал долбить её... В момент, когда моя тепленькая сперма, бурно брызнула ей в пизду... Когда я забился в сладострастных конвульсиях... Кончила и она...

Она ушла в ванную подмываться. Что было потом, я не знаю... Я лёг и сразу же уснул...

Утром я проснулся по привычке рано. Спал я прижавшись и обнявши свою мамочку... Самую умную и самую красивую...

 — Как ты себя чувствуешь, сынок? — она тоже уже не спала.

Её взгляд был полон любви и нежности. Я посмотрел ей в глаза и всё понял...

Она легла на спину и раздвинула ноги...

E-mail автора: kysseff@hotmail.com

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх