Екатерина II (ч.7-8)

Страница: 2 из 4

вновь оказалось во власти Ольги, и теперь ей навряд ли кто поможет. Рабыни не сводили с Екатерины глаз, они внимательно наблюдали, как она приходит в себя. Поняв, что она пришла в себя, они развязали её и велели идти в душ. Катя делала, что ей велели, она была слаба, чтобы сопротивляться и понимала, что ничего не сможет сделать против её надзирателей. Приняв холодный душ, ей стало намного лучше. Рабыни дали ей одежду, если это можно было так назвать. Это было похоже и на короткое платье и на тунику. Катя оделась, ей завели руки за спину, надели на них наручники и повели к Госпоже.

Пока они шли до комнаты Ольги, Екатерина была поражена предметами интерьера, много вещей было сделано из людей, точнее из девушек и женщин. Рабыни привели Катю в Ольгину комнату и представили её Госпоже.

Катя была поражена обстановкой в комнате. Ольга полулежала на огромном диване, среди мягких подушек. Две рабыни стояли на коленях и облизывали её ноги, ещё две рабыни, обмахивали её опахалами. Но её поразило не это, по бокам дивана стояли импровизированные пепельницы-плевательницы, они были сделаны из девушек, одетых в латексные костюмы. Они стояли на коленях и были связаны, таким образом, что головы девушек были задраны вверх, рты их были широко открыты, причём в них не были никаких приспособлений. Было видно, что рабыни добровольно держат рты открытыми. Также в комнате находился столик сделанный тоже из рабынь. Тела трёх рабынь были причудливо переплетены между собой, четыре руки образовывали ножки, на телах рабынь лежало большое, снизу закреплённое ремнями, прозрачное стекло. Одеты они были, также в латекс, Ольга специально использовала блестящие латексные костюмы для рабынь, чтобы подчеркнуть красоту её живых предметов. Кроме живых столика и пепельниц, в комнате находились, ещё две рабыни, которые изображали светильники, на их головах были прикреплены канделябры. Эти импровизированные светильники стояли около стен, друг напротив друга.

Ольга видела ужас в глазах Катерины. Она выдержала некоторую паузу, чтобы её жертва глубже прониклась сознанием того, что она попала в западню выхода, из которой не будет. После томительного ожидания, Ольга, наконец, заговорила:

 — Ну, вот мы снова и встретились. Ты, наверно думала, что мы больше никогда не увидимся, а видишь, как повернулась жизнь. Все три года я ждала этого момента, когда вновь увижу, как ты будешь стоять передо мною на коленях.

 — Оля, не ожидала тебя увидеть, зачем ты опять преследуешь меня.

 — Молчать, мразь, ты сама знаешь правила, что рабыне запрещено говорить без разрешения Госпожи, и прекрасно знаешь, что я на данный момент я являюсь твоей Госпожой, а ты моей рабыней. Поверь на этот раз тебе не выбраться, я продумала всё до малейших мелочей, тем более время подумать у меня было достаточно. Два с половиной года я следила за каждым твоим шагом, была в курсе всех твои дел. Для тебя мои откровения неожиданные.

Екатерина от растерянности не знала, что сказать. Ольга оттолкнула от себя рабынь, приказав им:

 — Пошли все вон отсюда, оставьте нас одних, закройте двери, но будьте рядом, чтобы при первой моей команде оказаться моментально около меня. А, ты тварь ползи ближе, сейчас я тебе расскажу, всё, что произошло с последней нашей встречи и о дальнейшей твоей жизни.

Катя попыталась встать, но Госпожа грозно окрикнула её.

 — Ползи, сука на коленях, рабам запрещено вставать. За свою строптивость наказание получишь позже, а сейчас я желаю поговорить с тобой.

Рабыни вышли из комнаты, закрыв за собой двери, и Катя осталась наедине с Ольгой.

 — Слушай меня внимательно и не перебивай, спрашивать будешь потом, и то если я разрешу. За каждое пророненное без моего разрешения слово будешь жестоко наказана, впрочем, ты сама знаешь, как я умею наказывать и очень люблю это делать, думаю, ты не захочешь испытывать судьбу.

Екатерине ничего не оставалось делать, как слушать свою бывшую подругу. Ольга начала свой рассказ.

 — После того, как эта проститутка Ленка обманом усыпила меня и освободила тебя, вспомни, как ты со своими подругами издевалась надо мной, я думала, что не выживу после ваши пыток и оскорблений, но, значит, так было угодно судьбе, чтобы, не смотря на всё, я вновь стала хозяйкой положения. Но за все пытки, которая я перенесла от вас, ты ответишь, а также твои подруги, начнём с тебя, а до них очередь дойдёт тоже. Я немного отвлеклась.

 — Как только вы уехали и ты оставила меня этой курице Ленке, я ещё около месяца отходила от пыток, эта мразь, не испытывала ко мне никакой жалости и не одного раза не обработала мои раны и не дала мне лекарства, чтобы я сама смогла это сделать. Я была настолько слаба, что не могла передвигаться самостоятельно, эта сука держала меня в подвале привязанной на цепь, я спала на холодном бетонном полу, на который был подстелен лишь тонкий половичёк, кормила она меня два, а иногда и один раз в день и то давала, холодную кашу, которую невозможно было есть даже животным. В туалет я ходила в ведро, которое находилось на расстоянии вытянутой цепи, в подвале было постоянно прохладно и пахло моими испражнениями. Хорошо ещё, что эта сука не мучила меня. Но те рабыни, которых ты оставила ей иногда причиняли мне боль. Эти суки, пользуясь моей слабостью и беспомощностью, издевались надо мной, им хотелось показать своё превосходство. Прошёл месяц, я начала понемногу приходить в себя, раны стали заживать, я стала набирать силу, но не показывать её Ленке и её рабыням. По прошествии двух с половиной месяцев, я окончательно восстановилась, но была очень слаба из-за скудного питания, поэтому решила любыми путями выйти из подвала на свободу.

Взяв со столика бокал с вином, и отпив несколько глотков, Ольга продолжала.

 — Я была смиренна и вежлива со своей тюремщицей, стала чаще заводить разговоры о том, что раскаиваюсь в своём и поведении и готова начать новую жизнь и посвятить её полностью своей Госпоже, то есть Ленке. По началу она совсем не слушала меня, но в моём голосе и взгляде было столько мольбы и страдания, что эта блядь, в один прекрасный день отвязала меня от этой проклятой цепи и вывела из подвала в дом. Я уговорила её, что буду помогать её служанкам, заниматься домашним хозяйством, делать бытовую работу, и что она прикажет. Мне повезло, что Ленка не особо стремилась быть Госпожой, бывшие твои рабыни жили у неё, как на курорте, она особо их не напрягала, и не придиралась к выполненной работе. Меня естественно, работой по дому загружали в полном объёме. Я была самой низшей из них всех, мной командовали, даже эти низшие существа, — рабыни. Но я знала, что всё равно выберусь из этого ада. Через пол года я уже полностью набралась сил, льстила этой мрази и потихоньку начала завоёвывать её доверие. Через десять месяцев мы были больше подругами, но всё равно вся работу по дому лежала на мне, эту проститутку устраивало то, что бывшая начальница, с утра до вечера работала на неё. Но наши отношения стали намного доверительней. Однажды вечером я разыграла перед ней сцену, что очень сожалею о том, что я натворила и раскаиваюсь в своём поведении, их моих глаз лились слёзы, но это были не слёзы раскаяния, а слёзы сожаления о том небольшом времени, когда я была твой Госпожой. Как не странно Ленка поверила мне, а дальше было дело техники, я старалась не перегнуть палку и полностью вернула её доверие. Издалека я начала заводить с ней разговор о том, куда она инвестировала деньги, доставшиеся от тебя, но делала это настолько грамотно, что получалось, будто не я этим интересуюсь, а она сама советуется со мной, как лучше вложить свои сбережения. В бизнесе она совсем ничего не понимала, у неё не было никакого образования, и если бы не ты быть ей всю жизнь простой секретаршей, её удел подавать кофе, на большее она не способна. Я никогда не забывала, что своё благополучие она получила благодаря своему предательству....  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх