Встреча в лесу

Страница: 3 из 6

страстно прильнула большим, горячим телом, к его размеренно двигающейся спине.

Прижавшееся сзади тело Любаши, распаляло его желание. Всаживая всхлипывающей от блаженства Агаше, он притянул ее к себе и вздрагивая, судорожно наполнил ее горячим семенем. Блаженно постанывая, она кончила вместе с ним и облегченно вздохнув, отвалилась от него. Испытывая не проходящее желание, он повернулся к прижимающейся к нему Любе, и не обращая внимания на ее стеснительное сопротивление, мгновенно взобрался на нее. Ощутив на себе тяжесть его тела, она подсознательно раздвинула для него ноги, и через мгновение заколыхалась, счастливо охая от его мощных толчков.

Как они не береглись, скрыть любовную связь им все-таки это не удалось. Неизвестно как узнав, что она встречается с Трифоном, обозленный муж в сердцах обозвал ее грязной шлюхой, злобясь, грязно обматерил, потом с досадой хлопнув дверью, уехал в свою родную деревню.

Придя к сестре, жалея своего неприкаянного Андрея, совестливая по натуре Люба, стыдливо расплакалась. Хотя она давно не любила его, но все равно испытывала чувство вины перед ним.

 — Вот, глупая баба, нашла кого жалеть, — как маленькую девочку поглаживая ее по голове, с облегчением усмехнулась Агаша. — Тебе сестренка, сейчас радоваться надо, что ты наконец избавилась от своего непутевого муженька. Ты бы лучше себя сестренка пожалела. Сколько лет живете, а детей у Вас все еще нет. Твой Андрей, не мужчина, а самая настоящая размазня. Не мужик он, а так, не рыба и ни мясо. Ни бабу приласкать не способен, не украсть, не покараулить. Разве можно жить с эдаким ходячим недоразумением? Одно лишь звание у него, что мужик.

 — Так может это я, виновата в этом? — Глядя на нее мокрыми от слез глазами, жалко спросила Люба. — Может это из-за меня, у нас с ним, не было детей?

 — Как же, виновата она. Сказала тоже. Тогда почему же у меня растут две девки? Мы ведь с тобой сестра, почти одно и тоже. Значит у тебя также, как у меня, должны быть сейчас дети. У твоего муженька, сестренка, просто мужская снасть гнилая, бесплодная.

 — Знаешь Агаша, я очень давно хочу завести себе ребеночка, — созналась Люба, — да где же мне его взять?

 — Будет сейчас у тебя свой ребеночек, — усмехаясь, сказала Агаша. — Только родишь ты его не от Андрюшки, а от нашего Триши. Он тебе его так быстро сделает, что ты милая сестренка, даже ахнуть не успеешь, как твое пузо начнет пухнуть от плода. Подожди немного, скоро ты сама убедишься в этом.

 — Как же рожать мне от постороннего мужчины, хоть и желанного? Что обо мне люди в деревне скажут?

 — От своего Андрея ты будешь ждать ребенка, пока не состаришься. Так что, махни рукой на стыд, плюнь на людские пересуды, и рожай его на здоровье. Для тебя ребенок куда важнее, а не то, что кто-то тебя распутной бабой назовет. Появится младенец, тогда ты сама плюнешь на все.

 — Хорошо бы, чтобы это было именно так, Агаша. Мне так хочется своего ребеночка возле груди подержать.

 — Да будет, обязательно будет у тебя свой малыш. Не волнуйся. Ты давай сестренка, пока поживи у меня. Сегодня вечером ко мне Триша придет, будет жить у меня. Подругу бы я не позвала, своего мужика ей не уступила, а ты, иное дело, потому что, моя родная сестра.

 — Что люди, скажут? Осудят они меня, за распутство.

 — Вот, зарядила глупая баба! Что скажут! Что скажут! Да ничего они не скажут! На себя, приму весь грех. Я женщина одинокая, здоровая, мне ой как мужчина нужен. А ты у меня живешь, потому что находишься с мужем в ссоре. Все ведь знают, что он умелся в свою родную деревушку Липановку.

Любаша очень скоро освоилась с новым положением любимой женщины Трифона. Склоняясь над их полными, голыми телами, он восхищался их пышной роскошью, пригожестью желанных, полных форм. Разделенные глубокими впадинами, перед ним возвышались четыре сияющих холма необъятных белоснежных, как сливки, ягодиц, которые от полноты чувств, он с наслаждением покрывал страстными поцелуями, жадно покусывал за вершинки. Возбудив ласками их любовную жажду, он затем ложился на эти упругие холмы. Глубоко введя член в их мохнатые прорези, он нежил членом их истекающие соками влагалища. Издавая стоны наслаждения Агаша и Люба корчились под ним в приступах любовной страсти.

Раздвинув полушария зада Любаши, он увидел трогательное сморщенное пятнышко ее заднего прохода. Держа ее ягодицы, он принялся пылко вылизывать его.

Испытывая необыкновенное наслаждение от этой стыдной нежности молодая женщина затрепетала, и замирая от его чудесных ласк, судорожно вытягивая полные ноги, раскрыла их ножницами. Сев на ее полные ноги, он нагнулся над задом и принялся водить членом по сморщенному глазку ее сфинктера. Млея от его ласки, Любаша блаженно застонала. Размеренно нажимая на него головкой, он не удержался, с силой надавив на него, он медленно ушел в горячую тесноту ее заднего прохода. Понемногу погружаясь в него, он распластался на ее пышном дрожащем от блаженства теле.

Подняв голову, Агаша с изумлением увидела, в какое место он любит сестру. Охваченный кольцом ее заднего прохода, перевитый наполненными кровью венами, толстый член Трифона, размеренно скользил в нем. Но, Любаша при этом совершенно не испытывала боли. У нее возникло ощущение, словно в ее заду движется возбуждающий, доставляющий приятное чувственное наслаждение неутомимо погружающийся в нее поршень. Просунув руку под себя, она тронула свой твердый клитор и принялась страстно ласкать его пальцем.

Нахлынувший оргазм был так силен, что не сдержавшись она радостно закричала, заливая постель брызнувшим соком из ее раскрытой половой щели.

Услышав ее наполненный животным счастьем крик, Трифон ускорил фрикции и низко зарычав, щедро излился в ее горячий туго охватывающий член зад.

Пробудившись на заре, он вышел в туалет, потом вернувшись с радостным изумлением залюбовался привольно раскинувшимися перед ним на кровати роскошными телами своих восхитительных, любимых женщин. Рассматривая их со спины он действительно был не в состоянии верно определить, кто из них Люба, а кто Агаша. Да это и неважно, ведь они так сильно похожи. Чтобы им не было обидно, он лег между ними и принялся осыпать их соблазнительно округлые плечи жгучими, своими страстными поцелуями.

Счастливо вздыхая они открыли глаза, смущенно улыбаясь ему, дружно перевернувшись, сладострастно потянулись, обольстительно выпячивая перед ним свои пышные холмы больших грудей.

 — Приятно просыпаться от поцелуев своего бесконечно любимого мужчины, — с улыбкой протянула Агаша, затем дразняще провела ладонью по своему мохнатому лобку.

Протянув руки, он стиснул их половые губы и его возбужденный член отвердел, как рог. Восхищенная его величиной, Люба робко коснулась его. Возбуждаясь от прикосновения к волнующей ее женскую натуру упругой мужской плоти, молодая женщина крепко стиснула его пальцами.

 — Молодец сестренка! — С одобрением заметила Агаша. — Держи его крепче, чтобы он от нас уже не сбежал. Мы его миленького, больше ни за что не отпустим от себя. Он будет жить лишь с нами, а мы ему, за это, нарожаем малышей. Он будет растить с нами своих детишек.

 — Куда я от Вас уйду, драгоценные мои женушки? — Лаская их чародейственные щели, взволнованно произнес он. — Я, обожаю Вас, ласточки мои любимые.

Сжимая член, милуя его, Люба медленно передвигала на нем тонкую кожицу. Охваченная чувством нежности, она приподнялась на локте, затем склоняясь над вздыбленным членом любимого мужчины, пылко покрыла его своими жгучими поцелуями. Ее полные, теплые губы сомкнулись нежным кольцом на мужской плоти и она погрузила его в рот, до самого основания.

Соблазненная жарко открытыми губами возлюбленного, Агаша охватила его голову ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх