Встреча в лесу

Страница: 5 из 6

Поначалу ничего не замечая в ее отношении к нему, он легкомысленно брал ее то на реку, то в походы в лес, то на покос. Это лишь укрепляло ее чувства, усиливало влечение к нему. Вскоре, он это осознал.

Плавая в реке, он обогнул кусты, за которыми раздевалась Катя, и неожиданно увидел ее стоящей возле воды. При виде ее полностью обнаженного юного тела, у него участилось дыхание.

Перед ним сияя красотой юности стояла самая пленительная девушка в мире, с упруго торчащими чашами круглых, больших грудей и изумительной формой совершенных, плавно очерченных по-женски развитых бедер. Между выпуклыми ляжками ног, темнел крошечный аккуратный треугольник волос, с миниатюрной прорезью, обрамленной ими половой щели, и целомудренно сомкнутыми пухлыми губками.

Увидев его, она смущенно вскрикнула, но вместо того, чтобы закрыться от него руками, она опустила их, и смущенно смотрела, как не отрывая от нее возбужденно пылающего взгляда, он стремительно подплывает к берегу.

Он не смог скрыть от нее своего сексуального возбуждения. Угрожая проткнуть натянутую ткань трусов, его член откровенно выдал его. Это, было признаком его мужской слабости перед ней, обворожительной, полной очарования девушкой, и свидетельством ее победы над ним. Да и как было что-то скрыть, если перед ним предстало само совершенство, настоящее чудо женского естества, которого ему, ни разу в жизни, еще не доводилось лицезреть.

Тогда он принял это за случайность, которую отнес к ее девичьей растерянности от неожиданности его внезапного появления перед ней, но совместный поход в лес, доказал ему, что думая так, он ошибается.

Поставив полог для отдыха, он развел костер, потом оставив Катю собирать смородину, и хотя уже был самый разгар лет, слабо надеясь на удачу, отправился на озеро, надеясь подстрелить водоплавающую дичь.

Катя опередила его непостижимым образом, когда он вышел к озеру она уже нагая купалась возле глинистого берега. Точнее, не купалась, а низко нагибаясь к воде, обмывалась теплой водой, плеская ее на горячее от солнца, обнаженное тело. Стоя за купой растущих неподалеку от нее кустов, он с волнением жадно любовался совершенной красотой ее не по-девичьи полного, гармонично развитого тела.

Прямо перед ним подымался вверх ее обширный зад с резко разделенными глубокой впадиной идеально круглыми шарами крупных ягодиц, между которыми соблазнительно выпячивалась ее покрытая волосами половая щель. Он с большим трудом сдерживался, чтобы не наброситься на нее и не подмять под себя это жаждущее любви сладкое девичье тело, которое, он не сомневался в том, с радостной готовностью раскроется перед ним.

Ветка все же хрустнула под его сапогом, она настороженно посмотрела в его сторону потом подойдя к кустам, обогнула их и остановилась перед ним с плохо наигранным смущением опустив лицо. Вытянув руку он бесстыдно коснулся тугого полушария ее влажной груди, затем совершенно не контролируя свои эмоции, страстно смял ее, поражаясь упругости и обилию юной плоти. Покорно опустив руки перед ним стояла юная, готовая отдаться ему девушка, которую он мог сделать своей женщиной, до полного изнеможения наслаждаться ее чарующе прекрасным телом. Все-таки не сдержавшись, он крепко погладил ее по половым губам, проведя ладонью между раздвинутыми ляжками полных ног, изумивших его нежностью атласно гладкой кожи.

Взяв ее за руку, он отвел к одежде и не отказывая себе в единственном удовольствии, не спеша натянул на нее трусы, на прощание еще раз прижав ладонь к пухлым губкам ее половой щели. Повернув ее к себе спиной, смахивая с нее налипшие листики и невидимые паутинки, упиваясь шелковистостью ее кожи, провел рукой по изогнутой спинке и крутым горячим ягодицам, на мгновение задержав на их упругих холмах ладонь. Затем, трогая тугие плоды ее грудей, он неумело заправил их в тесную для них свою рубашку, которую она надела на голое тело, а потом помог ей влезть в свои же брюки, которые были также тесны ей и изумительно подчеркивали женственность ее чарующей фигуры. С сожалением осмотрев на плоды своих трудов, он поднял ее разгоревшееся лицо и посмотрев в потемневшие глаза легко коснулся губами ее полных дрогнувших от почти отеческого поцелуя губ. Он понимал, что в конце концов, она все равно однажды добьется победы над ним, но пытался всячески оттянуть момент своего морального падения.

Если он думал, что Агаша совершенно ничего не замечает, то очень ошибался. Она лучше чем кто-либо иной знала натуру своей упрямой дочери, и конечно же давно заметила, что девочка по ночам не спит, что ее очень донимают телесные муки.

Сама Агаша, еще прекрасно помнила пору своей не такой уж далекой по времени юности, когда она такой же, как дочь, зеленой девчонкой неожиданно влюбилась в женатого мужчину, к которому бегала на любовные свидания к старой риге, на старом сене которой лишились целомудрия многие деревенские девушки.

Однажды придя к нему, она наткнулась на влюбляющуюся на их месте парочку, в которой узнала своего возлюбленного вместе с задушевной подругой. Сладостно охая, она раскачивалась под ним, развалив в стороны свои голые ноги. Ее снятые трусы валялись рядом.

Круто повернувшись, Агаша мгновенно ушла, навсегда исцелившись от запретной любви к семейному мужчине. Она не знала, что придя подглядывать за ней, Наталья нечаянно чихнула от пыли, после чего сразу же попала в объятия сластолюбивого мужика. Повалив ее, он содрал трусы, и как она не умоляла не трогать ее, он без жалости лишил невинности. А затем, потеряв разум, она еще долго бегала к нему, самозабвенно предаваясь постыдному услаждению, родив в последствии от него подзаборницу дочь. Так она и жила одиноко, утешая своим телом охочих до женских ласк мужиков, да неженатых парней.

Отлично зная нрав Катюши, она понимала, что материнские увещевания здесь не помогут, так что решила закрыть глаза на ее девичью любовь, а также будущую любовную связь с мужем. Ничего не сделаешь, коли их в семье, находятся три охочих на мужские ласки страстных женщины. Придется им делить между собой своего любимого мужчину. Она привыкла к тому, что с некоторых пор он, будет принадлежать не только ей, но и другим женщинам их семьи.

Отправившись с Любой за грибами, Агаша специально оставила Катю хозяйничать дома, совершенно уверенная в том, что оставшись с Трифоном наедине, она неизбежно его обольстит. Чем она будет гореть от нестерпимого желания к нему, так лучше пусть с ним спит, не то, не дай бог, еще занедужит.

Решив убежать от греха подальше, Трифон быстро переоделся в одежду для леса, вышел из дома, но женщин уже давно след простыл. Куда они направились, ему оставалось лишь гадать. Грибных мест, в их лесу очень много.

Вернувшись домой, он с облегчением заметил, что Кати дома тоже нет. Она, наверное, спит, решил он. И, слава богу. Ему не хотелось брать грех на душу.

Сняв одежду, он потянулся за брюками, но услышав скрип отворяемой двери, почуял сердцем, что это пришла к нему Катюша. Повернув голову и увидев ее в обнаженном виде, и даже этому не удивился. Окончательно сдавшись, он отбросил ненужные брюки, затем решительно шагнув к ней, крепко обнял ее тесно прильнувшее дрожащее от страсти упругое тело. Твердые соски смятых грудей, словно бы обожгли ему кожу. Прижимаясь к ее раскрытым свежим губам, он ненасытно шарил по ее телу, с жадностью щупая ее тугие ягодицы, и полные ляжки расставленных ног. Целуясь с ним, она стянула с него трусы, затем плотно прижалась теплым лобком к его напряженно отвердевшему члену.

Взяв член она помакала его в источающую влагу щель, и поместив в нее, расширив глаза, решительно прижавшись бедрами, полностью насадилась на него. Услышав ее болезненный вскрик, он испугано вздрогнул, и мгновенно почувствовал горячую тесноту ее поглотившего его лона.

 — Спасибо тебе за столь щедрый подарок, любимая моя девочка, — взволнованно произнес он и сжимая ее поджимающиеся в руках ягодицы, нежно прижал к ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх