Аэруна: приключение 1

Страница: 7 из 9

платье, терзает её, чтобы видеть, как она — такая гордая и своевольная, заходится в вопле, хотя бы на миг теряя себя и подчиняясь ей...

Затем с невнятным звуком, закусив губу, по какой-то странной полудуге, Мира отвела лицо прочь и, сгорбив плечи, отстранилась.

 — Иди к нему, иди, к своему... борову, — даже в этот миг Мира не могла признать, что Орвальд вовсе не боров — это казалось ей слишком несправедливым. Рванула подопечную за плечо, разворачивая вдоль по дороге. — ИДИ!

 — Вот же дурочка... — вздохнула Лара. — Иду, иду...

И она зашагала, гордо вскинув голову, зная, что Мириам смотрит ей вслед. По дороге девушка пару раз глубоко вздохнула, нагоняя на себя рабочуу соблазнительность.

«Что ж, вперед, за работу! по крайней мере, он красавчик».

Шутка судьбы: Орвальда не пришлось искать, Лара наткнулась сама, когда шла обратно к сцене. Там уже заканчивалось шоу и готовились вызывать на сцену конкурсанток Миллиардер стоял у прохода, в развесёлой компании друзей, окружённый почти зримым облаком энтузиазма, и сжимая в руке бокал. Судя по всему, он восстановил равновесие духа с лихвой и видел будущее в лазурных тонах.

 — Да вот же она! — воскликнул парень, и направился с Ларе, сначала шагом, потом, от волнения, бегом. — Леонора, мы тебя ищем уже полчаса! Уже успели дважды испугаться, что тебя похитили. Собрались организовывать погоню. — Орвальд сделал такой жест, словно прицеливался из пистолета. Он взял Лару за плечи — это был дружеский и заботливый жест, до абсурдности противоположный железным требовательным объятиям Мириам. — С тобой всё в порядке? Ты, кажется, чем-то расстроена?..

Ответить Лара не успела. Конферансье начал вызывать участниц конкурса. Орвальда это явно напрягло — он оглядывался то на Лару, не желая её отпускать, то на сцену.

 — Да ну их, — сказал он вдруг, усмехнувшись с дьявольской лукавинкой, — Пусть призы ко мне домой пришлют. Поехали со мной. Или... тебя ждут где-то?

 — Нет, — глядя ему прямо в глаза с нарочитой поволокой в собственном взгляде, ответила Лара. — Меня нигде не ждут... Никто не ждет. Можно сказать, что мой дом — там, где мне хорошо. То есть, сейчас у меня дома нет. Поэтому если ты хочешь, красавчик... Мой дом может появиться у тебя дома...

Кажется, этот ответ чем-то озадачил Орвальда, но стенка его энтузиазма даже не дрогнула. Подумав секунду, миллиардер опять широко улыбнулся и шепнул ей на ухо:

 — Это замечательно.

Не привлекая внимания, они вышли за пределы амфитеатра. Где-то за спинами нарывался конферансье, выкрикивая имя «Леонора!»

 — Можно я тебя буду звать Нора? — спросил Орвальд, и его рука стиснула руку Ларианны — непроизвольно и горячечно.

 — Ты можешь звать меня как хочешь, — томным полушепотом ответила она, вызывая в теле ту горячность и легкую дрожь, что всегда так радовала мужчин.

«Что ж, приступим ко второй фазе... надеюсь, будет приятно».

Эта молодая горячность, так и выпиравшая из неожиданно красивого и статного «милионщика» была рыжеволосой приятна. На секунду даже мелькнула мысль: «Жалко такого красавчика под нож подставлять». — но ее тут же сменил профессиональный настрой.

 — А как же мне тебя звать?

 — Орвальд эн Диасоф Дгнарр Иос бас Тарн, к вашим услугам, — с искоркой иронии в глазах, но и бессознательной мальчишеской рисовкой, произнёс парень, — Гномья фамилия, как ни странно — а ведь по виду не скажешь, что у меня в пра-пра-предках были эти рудознатцы, да? Впрочем, тебе, наверное, далека вся эта генеалогия — зови меня просто Орри. — он приобнял Лару за плечо и потряс, — Надеюсь, когда мы познакомимся получше — то будем хорошими друзьями.

Машина уже была перед ними — осталось только сесть. Орвальд не позволил слуге открыть дверь перед Ларой, сделав это сам...

 — Ну, вот, — улыбнулся он, оказавшись на заднем сиденье. Улыбка его была харизматичной, как у мафиози-нанимателя, но за ней не было «виртуозного наигрыша». Он просто честно выражал свою радость. — Расскажи мне, как ты попала на конкурс?

 — О, это не очень долгая история. Просто однажды мне стало очень одиноко, и я решила развеяться, подав заявку на участие. Я из мира Феррийяд, где являюсь наследницей клана драконьих всадников. Последней в роду. Мир наш скучен и мне неприятен с тех пор, как умерла моя родня, потому я взяла с собой лишь одного дракона и моих котят, отправившись с ними на Аэруну. А тут меня увидели устроители этого конкурса, как их там... — она сделала небрежный жест рукой, отлично характеризующий отношение драконовой всадницы к шоуменам. — Главное другое... Главное в том, что я ищу в мирах своего бересада. Это наше слово для «избранника».

 — Оу. — Орвальд сморгнул, словно наткнулся на невидимую стену. — Ты проделала дальний путь. Впрочем... Примерно чего-то такого я и ожидал. Нечасто у нас увидишь драконов, и тем более белых леопардов. — он погладил Лару по плечу, с нервной нежностью, не в силах вынести её присутствия и никак не откликнуться, — Ничего, что я тебя... трогаю?

 — Ничего, — улыбнулась она. — Неужели ты не понял? Я же сказала, что ищу бересада. У нас физический контакт не является вещью сугубо супружеской, и в поиске бересада, не нарушая приличий, оставаться недотрогой-святой вовсе не обязательно. К тому же — разве тебе не намекнула ни на что моя лента, что до сих пор повязана на твоей шее. Эта лента — знак расположения моего дома. В землях моего мира тебе кланялись бы в поясь, носи ты там эту ленту. Однако не строй ненужных иллюзий — этот знак вовсе не является билетом к моему ложу.

 — К ложу? — в растерянных глазах Орвальда словно сломалась хрустальная витрина. — Да-да... я понимаю... — он медленно убрал руку с плеча Лары и смешно скосил глаза вниз, рассматривая подарок на шее. — Но ты позволишь быть хотя бы рядом? — он подсел поближе, положив руку на спинку кресла над её головой. — Я не хочу нарушать... каких-то ваших обычаев, нет-нет. Просто мне подумалось... Мне бы так хотелось, чтобы у меня была такая жена, как ты.

Он глядел прямо в лицо Ларе, ожидая, что она обратит взор к нему навстречу.

«Ого-го! Практически сам плывет в руки».

С профессиональной точки зрения Лара могла бы поставить себе пятерку с минусом. Процесс охмурения явно шел успешно, хотя цель, похоже, немного отпугивал выбранный образ. С другой стороны — легенда способствовала ходу процесса в нужном русле. главное — добраться до его пенатов, пусть и конкретно до «ложа».

Она ответила его ищущему взгляду своим. Лукавым, нежным и обещающим.

 — Некоторые желания имеют свойство исполняться... При наличии упорства.

 — Твоя миссия выглядит жуть какой серьёзной. Даже не знаю, могу ли я делать какие-то резкие движения без риска разрушить её. — Орвальд говорил наполовину иронично, наполовину серьёзно. — Ну, я надеюсь, по крайней мере, что твои леопарды подружатся с моими белыми оленями... да, я не говорил, что у меня в парке есть такие же олени-альбиносы?... Я прикажу перевезти твоих кисок, там о них позаботятся...

Они выехали на шоссе. Солнце уже клонилось к закату, и в тени холмов в домах горели огни.

 — Знаешь, наша встреча полна такими совпадениями, что мне порой кажется, что это розыгрыш... — Орвальд смотрел вдаль, в том же направлении, что и Лара, сидя так близко, что она чувствовала тепло его щеки — бог ты мой, чуть ли не её колючесть — но при этом их тела едва касались. Лицо парня было блаженно-сомнамбулическим, — В ней есть что-то театральной сказки... Но ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх